РБС/ВТ/Савоини, Еремей Яковлевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Савоини, Еремей Яковлевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сабанеев — Смыслов. Источник: т. 18 (1904): Сабанеев — Смыслов, с. 35—38 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Савоини, Еремей Яковлевич в дореформенной орфографии


Савоини, Еремей (Иероним) Яковлевич, родился во Флоренции в 1767 г., откуда в 1787 г. его семья переселилась в Россию, в Новороссийский край, куда отец его был вызван соотечественником, известным устроителем края, тогда еще подполковником де Рибасом. В доме последнего С. провел годы отрочества и юности. Де Рибас же определил С. сержантом в Мариупольский легкоконный полк. В 1789 г., 22-х лет от роду, молодой итальянец начинает свою боевую службу и отличается при взятии будущей Одессы, Гаджибейского замка и Бендер, за что 20 декабря 1790 г. производится в прапорщики армии с переводом в Николаевский приморский гренадерский полк и в том же году в рядах этого полка принимает участие во взятии Суворовым Измаила, состоя в "речном отряде" своего покровителя генерал-майора де Рибаса, в 1 колонне генерал-майора Арсеньева, за что награждается установленным за взятие Измаила знаком и свидетельством за подписью Суворова о мужестве его на приступе, по словам Михайловского-Данилевского, а в марте 1791 г. участвует во взятии Мачина и в ночном поиске под Браиловым, чем и кончается его боевая служба в турецких войнах царствования Екатерины II. 11 декабря 1791 г. С. производится в подпоручики, 6 марта 1794 г. переводится в Приморский Днепровский гренадер. полк, а по расформировании его 8 ноября того же года — в Черноморский гренадерский корпус, а с производством в поручики 22 сентября 1795 г. переводится в Ладожский пехотный полк, в котором 12 декабря 1797 г. производится в штабс-капитаны и капитаны, а 19 июля 1803 г. за ревностную службу в майоры. В 1806 г. С. поступает с полком в 13 пехотную дивизию герцога Ришелье и в составе этого полка принимает участие в блокаде Измаила и отражении из него вылазок, а во время Слободзейского перемирия, 4 мая 1808 г. С. назначается уже командиром Ладожского пехотного полка, с которым надолго связывает свою судьбу и имя. 12 декабря того же года С. производится в подполковники и с открытием военных действий 1809 г. назначается со своим полком в отдельный отряд графа Ланжерона, направленный в середине августа из Бухареста к Дунаю. 29 августа отряд этот подходил к Фрасину (близ Журжи) и гр. Ланжерон, желая выманить турок из занимаемой ими у дд. Дая и Фрасине позиции, скрыв отряд в лощине, выдвинул вперед авангард, пехотой которого, тремя батальонами ладожцев, командовал С. Турецкая конница, лично предводимая Бошняк-агой, стремительно атаковала ладожцев, которых энергичный и распорядительный С. мгновенно построил в каре и встретил турецкую конницу стеной штыков и ружейным огнем, и, отражая все попытки турок смять предводимые им батальоны, причем сам Бошняк-яга был ранен пулей ладожского стрелка, дождался прибытия к нему на выручку всего отряда, перешедшего в общее наступление, что имело последствием полное поражение турок. Граф Ланжерон говорит в своих записках о подвиге С.: "офицеры и солдаты с одинаковой ревностью, мужеством и присутствием духа друг друга перещеголяли, последуя примеру их начальника, подполковника Савоини". За дело 29 августа у Фрасина С., упрочивший здесь репутацию смелого и энергичного штаб-офицера, был награжден орд. Св. Владимира 4 степ. с бантом. В конце июля 1810 г. подполковник С. с обоими батальонами своего Ладожского полка был направлен через Рущук в Сербию на усиление возвращенного туда же из малой Валахии отряда г.-м. Исаева с поручением осадить турецкую крепостцу Прагово, а когда осада этой крепостцы была установлена, подполковник С. с Ладожским полком, с частью кавалерии, дружинами сербов и арнаутов поставлен на ниготинской дороге, для наблюдения за крепостцами Ниготин и Брегово, но 3 августа гр. Цукато, вверив весь отряд графу Орурку, притянул его к крепости Прагово, подходя к которой, предводимые С. батальоны были атакованы турками из крепости, но блистательно отбили это нападение, после чего отряд этот был направлен на усиление осаждавших крепость Делиград сербов, куда С., почти без дорог и преодолевая страшные местные затруднения дикого края, пришел со своими ладожцами 21 августа, став у м. Бани, а 22 авг. в колонне графа Орурка повел их на штурм ближайшего к креп. Бани редута. Не обращая внимания на картечный и ружейный огонь, отважный подполковник С., подавая пример, довел лично один батальон до рва, а с поддержкой его вторым батальоном С. ворвался в редут, что имело последствием сдачу креп. Бани. Произведенный несколько ранее в полковники, С. награжден за это дело орд. Св. Георгия 4 класса. От крепости Бани отряд графа Орурка обратился к м. Варварину на р. Мораве, где стоял 15000-ный турецкий отряд Ахмед-Рушид-паши и, перейдя на левый берег р. Моравы у Ясика, 26 августа встретился здесь с атаковавшим его Ахмед-пашой, причем командование левым флангом всего отряда было поручено полк. С., под начальством которого были, кроме его ладожцев и нескольких батальонов регулярной пехоты, еще только что им лично сформированные и обученные сербские дружины. Все атаки турок на командуемый С. левый фланг были им отражены и за отличие в этом сражении С. получил золотую саблю "за храбрость". С отходом отряда графа Орурка обратно к Варварину (Варваринец иначе) и уменьшением его отряда, Ахмед-паша перешел снова в наступление и атаковал его 6 сентября, направив главную атаку на левый фланг, командуемый вновь С., по отбитии которой весь отряд перешел в общее наступление и рассеял турок. Сформированные С. дружины сербов показали стойкость и порядок, что было поставлено в особую заслугу отличившегося здесь вновь ладожского полковника, и он был награжден орд. Св. Анны 2 степ.

В начале 1811 г. с назначением шефом того же Ладожского полка, в рядах которого он служил с 1795 г., С. вернулся в Россию с этим полком, будучи в марте 1812 г. назначен командиром бригады 26 пехотной дивизии (Паскевича), в состав которой вошли его Ладожский и Нижегородский полки, оставаясь после Паскевича старшим офицером дивизии, т. е. ближайшим и прямым его сотрудником. Отечественная война 1812 г. для С. началась движением на западную границу и известным по своим трудностям отступлением в составе 2 армии кн. Багратиона на Слуцк, Бобруйск, к Могилеву, где после сильно форсированных маршей полкам С. пришлось впервые померяться силами с превосходной армией и лучшим наполеоновским маршалом — Даву. Спеша предупредить Даву у Могилева, кн. Багратион направил к нему 7 корпус Раевского, который, не производя рекогносцировки, 11 июля атаковал искусно занятую небольшими сравнительно силами и сильную от природы позицию за болотистой р. Салтановкой, у дд. Салтановки и Фатовой. Мужественно, но неискусно веденный здесь бой кончился неудачей, и полк. С., развернувшийся с большей частью дивизии перед фатовской плотиной, после ряда схваток с французскими батальонами по его сторону речки, простоял здесь в ожидании успеха обхода Паскевича, а с неудачей этого обхода и неудачей атаки 12 дивизии правее, у салтановской плотины, С. отвел полки к с. Дашковке, откуда затем, в составе отступившей 2 армии, 22 июля прибыл к Смоленску на соединение с 1 армиею. По исполнении затем Наполеоном искусного, быстрого сосредоточения всех сил своей армии на Днепре, на 7 корпус Раевского выпала обязанность обороны Смоленска до подхода к нему главных сил обеих армий. В этой обороне деятельное участие принял со своими полками и С. В ночь с 4 по 5 авг. Дохтуров сменил 7 корпус Раевского, который отошел затем без боя в составе 2 армии Багратиона вплоть до самой Бородинской позиции, которую С. с полками своей бригады занял 23 авг., расположившись позади кургана, названного впоследствии именем Раевского. Перед рассветом 26 августа по приказанию Раевского, Паскевич, на дивизию которого была возложена оборона "Центрального кургана", одного из важнейших ключей бородинской позиции, лично поставил полки С. правее кургана в две линии (Орловский и Нижегородский), а 1 бригаду полк. Либгарта — левее. С раннего утра бригаду С. начали засыпать сотни неприятельских орудий, вырывая массу людей из строя, но полки мужественно выстаивали этот смертельный огонь, а в 10 час. войска вице-короля, двинулись в атаку на центральный курган. Эта атака была отбита, причем отважный С. несколько раз водил свои батальоны в штыки. Около часа пополудни от 26 дивизии оставались лишь толпы, причем в 4 батальонах бригады С. едва насчитывалось 400—500 чел. под ружьем, а сам полковн. С. получил тяжелую рану осколком ядра в левое бедро. Прибывший сюда Барклай отвел остатки дивизии в глубокий резерв, а раненого С. вынесли с поля сражения и отправили первоначально в Москву, а впоследствии в одну из внутренних губерний, где, произведенный за Бородино в генерал-майоры, С. лечился два месяца, а затем прибыл к своей бригаде в начале ноября, когда французская армия, оставляя Смоленск, была в полном отступлении. В составе той же 26 дивизии Паскевича, С. принимает участие в деле 3 ноября у д. Ржевки, затем в рассеянии корпуса вице-короля 4 ноября и Нея 6 ноября у с. Красного и в дальнейшем преследовании уже жалких остатков великой армии, получив за дела 3 и 4 ноября и главное 6 ноября золотое с алмазами оружие "за храбрость". В начале 1813 г. С. с бригадой участвует в блокаде Модлина, а с назначением ее в состав особой "польской армии", вверенной Бенигсену, 12 сент. вступает в Саксонию для окружения Лейпцига, обороняемого корпусом Сен-Сира. За участие со своей бригадой в делах под Дрезденом С. награждается орд. Анны 1 степ., а за штурм Лейпцига орд. Св. Владимира 3 степ. "При сей атаке", доносил Дохтуров Бенигсену, "особенно отличился мужеством и хладнокровием генерал-майор Савоини". После диверсии 26 дивизии к Магдебургу и дела у с. Золен, С. участвует в блокаде Магдебурга, а 26 ноября выступает с бригадой в составе 26 дивизии к Гамбургу, где расстается с Паскевичем, мало вообще отличавшим своих сотрудников и приписывавшим обыкновенно себе все достоинства и заслуги. После ряда действий под Гамбургом, 5 февраля 1814 г. С. приказанием командира корпуса Дохтурова назначен командовать отдельной "первой колонной", направленной для овладения островом Вильгельмсбрюк и захвата большого деревянного моста, идущего с этого острова через Эльбу к Гамбургу, с целью отрезать сообщение этого города с креп. Гарбургом. За блистательное исполнение возложенного на него поручения С. награждается орд. Св. Георгия 3 класса. 26 февр. С. берет штурмом укрепление при Тифенстоке на острове Бильвердерге, упорно обороняемое французами. "Во всех этих делах", говорит Михайловский-Данилевский, "Савоини находился впереди своих колонн и везде один из первых всходил на неприятельские валы". По окончании наполеоновских войн, через год по возвращении в Россию, С. назначается начальником 4 дивизии, переименованной впоследствии в 24 и вошедшую в состав "отдельного литовского корпуса", вверенного общему начальствованию цесаревича Константина Павловича. Несмотря на строгие тогда "фронтовые" требования педантичного и вспыльчивого Цесаревича, С. продолжает успешно дальнейшую службу, получив с 1821 по 1825 гг. денежную аренду, золотую с портретом Императора Александра І с бриллиантами табакерку и в 1825 г. чин генерал-лейтенанта, причем Цесаревич, поздравляя его, прибавляет: "достойному — достойное воздаяние". Император Николай I жалует С. в 1829 г. орд. Владимира 2 ст. и назначает его командиром 5 (впоследствии 4) корпуса и как опытного строевого офицера вызывает в Петербург для председательствования в "Комитете, рассматривавшем положение о взыскании и пополнении недостатков, могущих сказаться при сдаче полков, и составлении правил порядка самой сдачи", и за успешную деятельность в сем комитете получает орд. Александра Невского, по поводу чего цесаревич Константин Павлович удостаивает С. лестным поздравительным письмом. Во время польско-русской войны 1830 и 31 гг. С. принял участие лишь в 1831 г. в Литве, куда был вызван, как офицер выдающийся энергией, оставаясь командиром 4 корпуса, для действия против известного своим искусством польского "генерала-партизана" Дембинского, пытавшегося было поднять в Литве восстание, но принявшего к этому времени решение пробраться обратно в Царство Польское. Приняв в Смильгах начальствование над отрядом в 4 батальона 14 эскадронов и 14 орудий, с которым до сих пор неискусно и малорешительно действовал ген. Каблуков, С. со свойственной ему энергией немедленно устремился в погоню, но узнав в Поневеже, что Дембинский снялся оттуда только за 7 часов до его прихода, С. после небольшого отдыха выступил в 11 час. ночи и погнался по его следам и с этого времени, задерживаемый по пути сломанными мостами, гатями и сбиваемый с толку ошибочными указаниями других русских начальников и искусными маневрами и арьергардными боями Дембинского, С. гнался за ним в течение 18 суток, описав с не знавшими отдыха войсками от Поневежа до Брянска огромную дугу в 700 верст, делая средним числом по 40 вер. в сутки С. показал в этой погоне изумительную для своих 64 лет энергию, оставаясь, несмотря на некоторые тактические ошибки, самым страшным и наиболее серьезным противником даровитого польского партизана, которого не захватил в конце концов только по ошибкам других отрядных начальников. Оставаясь затем некоторое время главным начальником войск Гродненской губ., численность коих доходила до 25000, С. заканчивает свою боевую деятельность в 1831 г. умиротворением Августовского уезда, где действует с неослабной энергией и решительностью, после чего в октябре 1831 г. возвращается в Россию. 6 дек. 1833 г. С. производится в генералы от инфантерии с назначением членом Генерал-аудиториата, в каковой должности и умер в Петербурге 7 апреля 1836 г., на 70-м году от роду.

Насколько ценились заслуги и достоинства С., видно из того, что кроме указанных отличий он получил 30 монарших благоволений, 15000 единовременно от Имп. Николая I, который сложил с него еще 21000 руб. казенного долга. С. оставил память честного, строгого и высоко энергичного исполнителя лежавших на нем обязанностей, привязывавшего подчиненных своими достоинствами и добродушием. Красивые, правильные, живые черты лица, большие черные глаза, полные энергии, отваги и решительности, живые и быстрые движения и всегдашняя бодрость духа дорисовывают с внешней стороны этого боевого деятеля, 47 лет верой и правдой прослужившего своему второму отечеству — России.

Михайловский-Данилевский, "Имп. Александр I и его сподвижники". — Липранди, "Материалы для истории отечественной войны 1812 г." — Липранди, "Бородинское сражение", в "Русском Вестнике" за 1861 г. — Кн. Щербатов, "Генерал-фельдмаршал кн. Паскевич", т. I. — Петров, "Войны России с Турцией", тт. I—III. — Петрушевский, "Генералиссимус кн. Суворов", т. I—II. — Богданович, "История войн 1812, 1813, 1814 гг.". — Бутурлин, "История нашествия Наполеона на Россию в 1812 г.". — Михайловский-Данилевский, "Описание Отечественной войны" и "Описание войны 1813 г.". — Пузыревский, "Польско-Русская кампания 1830—31 гг.". — Dembinsky, Mémoires sur la campagne de Lithuanie". — Chambray, "Histoire de l'expédition en Russie". — Fain, "Manuscrit de 1812". — Chapuis, "La retraite de prince Bagration".