РБС/ВТ/Салверт, Август-Адольф-Фридрих

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Салверт, Август-Адольф-Фридрих
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сабанеев — Смыслов. Источник: т. 18 (1904): Сабанеев — Смыслов, с. 63—65 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Салверт, Август-Адольф-Фридрих в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Салверт, Август Адольф Фридрих (известный также под именем Де Салверта) — сын бедного английского капитана купеческого судна, женившегося на дочери богатого шотландца, некоего Гебера, против воли ее родителей. Преследуемые Гебером, родители С. принуждены были бежать со своей родины, и во время бегства, в 1776 г., на корабле родился у них Август Адольф Фридерик — тощий и болезненный мальчик, судьба которому впоследствии ниспослала столько превратностей и приключений. На берегах Пруссии несчастные родители С. кончили жизнь в крайней бедности и нищете, и маленький сынок их остался под надзором одной доброй и бедной пруссачки, которая поместила потом 10-летнего С. в Королевское Военно-Сиротское училище. Мальчик не выдержал строгостей прусской школы и 13-ти лет бежал в Польшу. Случайное знакомство в Польше с каким-то ксендзом Рачковским чуть было не привело впечатлительного и способного Адольфа, — так всегда звал себя сам С., — к занятиям на ученом поприще; мальчик уже принялся было с жаром и усердием за книги. Но блеск воинской славы, однако, больше пленил ум юноши, и он бежал от ксендзовской философии в товарищество конфедератов и вместе с ними начал сражаться против австрийцев, пруссаков и русских. В одной из стычек С. был взят русскими в плен и отослан в Сибирь. Но находчивость, ум и молодость С. обратили на себя и в Сибири внимание одного капитана, который, зная слабость Суворова к подобным находчивым и остроумным людям, вывез его оттуда и представил Суворову. Герой Рымникский, взглянув метким своим взглядом на С., засмеялся и произнес своим обычным тоном: "Помилуй Бог, хорошо! Ему давно пора быть нашим!" и немедленно велел зачислить бывшего конфедерата в русскую службу. Во время итальянской кампании С. уже был офицером и служил в Егерском полку князя Багратиона. Сделавшись офицером, С. почему-то прибавил к своей фамилии частицу де и везде писал себя уже "Де Салверт". Храбрость и отвага юного офицера, его честный открытый и находчивый ум ценились Багратионом. Император Павел I произвел его в поручики и пожаловал кавалером ордена св. Анны 2-й степени; кроме того, С. имел также и некоторые иностранные ордена. Опасная рана, полученная им от французов, прекратила однако его блестящее военное поприще. После этой раны С. долго оставался больным и явился в Москву уже по окончании Суворовской кампании, совершив путешествие из Италии пешком. В Москве С. сразу привлек к себе внимание и любовь; им стали интересоваться как человеком весьма остроумным и оригинальным. Кстати заметим, что он все более и более стал увлекаться в Москве английскою сектою квакеров. Следуя правилам этой секты, С. никогда не говорил никому "вы": "Ты друг мой, моя сестра, добрая девушка, товарищ, брат"! — были его любимейшие слова. Во время отставки С. отдался изучению английского языка и литературным занятиям, и страстно мечтал возвратиться в свою отчизну — Англию. "Родиться англичанином и не знать Англии — это мне непростительно" — часто говорил он; но материальные его средства, заключавшиеся всего лишь в скромной маленькой пенсии, получаемой за раны, не дали осуществиться его мечтам. Наконец, кто-то исходатайствовал ему место исправника. С. очень обрадовался этой должности, наивно рассчитывая своими добродетелями и отличиями по должности исправника возвыситься до звания дипломата, чтобы потом иметь случай ехать в Англию. Однако, должность исправника в одной из польских губерний не пришлась по душе высоким замыслам С., и он опять возвратился в Москву и засел за свои литературные занятия. Увлекаясь театром, он между прочим написал одну комедию на немецком языке, но сочинение это пропало в 1812 г., и у биографа С. г. Макарова сохранилось лишь несколько из нее сцен. Из других сочинений у того же биографа сохранились некоторые письма из так называемого "Романтического путешествия на заданные слова"; письма эти написаны по-немецки и самим же автором переведены на русский язык. Идея этого сочинения зародилась у С. вскоре по возвращении его из Италии. Сочинение состояло из двух томов и заключало в себе описание путешествия одного "россиянина" по Англии и возвращение его на родину. Сочинение заключало в себе отчасти биографические черты. Какой-то молодой "россиянин" влюбляется в богатую англичанку, ехавшую по делам в Швецию, и уговаривает ее ехать с ним в Россию. Во время путешествия происходят всякого рода перипетии сильной, пламенной любви и различные происшествия в духе романов того времени. Каждая глава или письмо этого "Романтического путешествия" начинается словами, совершенно произвольно выставленными в заглавии. Так, например, одно из писем 1-го тома написано на следующие заданные вперед слова: "Людовик, солнце, море, пучина, птицы, надежда, страх, горесть, неудовольствие". При чтении этих писем, однако, нисколько не чувствуется, что они построены по такому искусственному способу. Напротив, С. проявляет в них немалую долю свойственного ему остроумия и находчивости. Другое письмо имеет в заглавии еще более странное и случайное собрание слов: "Надолго, положение, прощание, погребение, попутный ветер, прощание". И автор в весьма связной и даже художественной форме излагает свой рассказ, заключающий все эти слова, на протяжении двадцати небольших строк. Сочинением своего "Романтического путешествия" на заданные темы С. хотел посмеяться над теми, кто часто, не выходя из своей комнаты, с величайшими подробностями сочинял разного рода "романико-путешественные книги" — обычай, так распространившийся еще со времен Стерна, английские романы которого пользовались выдающимся успехом. Желание побывать в Англии не давало покою С. За неимением средств он, наконец, решается идти пешком во Францию, чтобы оттуда, через Кале, как-нибудь перебраться в Лондон. Но только через год он осуществляет свое намерение. Во время пешего своего хождения он потерял в дороге свой вид и рекомендательные письма, которыми снабдили его друзья, и насильно был завербован голландцами в солдаты; но вместе с пленными англичанами С. удалось бежать и попасть в столь желанную Англию. В своем отечестве бедный С., вопреки всем своим чаяниям и надеждам, встретил самый нелюбезный прием. В первом же приморском английском городе его, как беспаспортного бродягу, арестовали и затем поместили в число гарнизонных солдат. Каким-то способом С., однако, удалось уйти из негостеприимного своего отечества, и он опять попал в Голландию, где совершенная случайность привела его встретиться с одним русским генералом, который спас его и взял к себе в качестве вестового. Лишь в 1807 г. многострадальный Адольф возвратился опять в Россию и поступил в Гродненский гусарский полк. Оттуда он писал своему приятелю Макарову, его биографу, что передаст ему кипу бумаг о своих странствованиях, которые, быть может, окажутся гораздо любопытнее странствований Климовых и Гулливеровых. Но этого не случилось: в первой же стычке с французами Де Салверт бросился на неприятеля и погиб. Из литературных произведений С. известны также любопытные анекдоты о Суворове, напечатанные в "Женевском Дневнике" за 1802 г.

"Дамский Журнал", 1824 г., ч. V, №№ 3 и 4.