РБС/ВТ/Святослав Ярославич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Святослав Ярославич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сабанеев — Смыслов. Источник: т. 18 (1904): Сабанеев — Смыслов, с. 262—264 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Святослав Ярославич в дореформенной орфографии


Святослав Ярославич — князь Черниговский и великий князь Киевский, третий сын великого князя Ярослава І, род. в 1027 г. Чувствуя приближение смерти, Ярослав, по обычаю своего времени, назначил сыновьям уделы и увещевал их жить в мире и согласии. В удел С. дан был Чернигов, старший же Ярославич, Изяслав, получил в удел великокняжеский Киевский стол. В субботу 1 поста 1054 г. (день св. Феодора) Ярослава Мудрого не стало. Он умер в городе Вышгороде на руках любимого своего сына Всеволода. Изяслава же и С. при кончине родителя не было. Вскоре за отцом последовали в могилу два младших Ярославича, Игорь и Вячеслав; уделы их поделили между собой старшие братья. С. сделался князем над весьма значительной областью — в состав его удела вошли все земли, лежавшие на восток от Днепра, т. е. Чернигов, области Северян и Вятичей, Рязань, Муром и Тмуторокань. Первое время по смерти отца сыновья, по его завету, жили в мире и дружбе, все делали сообща по взаимному соглашению, освободили (в 1059 г.) из заключения дядю своего Судислава, 24 года сидевшего в темнице, сделали чрезвычайно важное изменение в законодательстве Ярослава, заменив родовую месть вирою, наконец, сообща разрешали вопросы, имевшие значение для внешней безопасности отдельных уделов; так, в 1060 г. они, собрав большую рать, пошли на конях и в ладьях против узов (торков); это был народ из турко-татарского племени, мало-помалу сменявший в приднепровских степях печенегов и довольно упорно грабивший русские пределы. Поход князей был очень удачен: узов разбили, выбили из степей, заставили бежать дальше на юг; многие из узов погибли от стужи, голода и мора, а тех, что бежали, добили куманы (половцы), подвигавшиеся в степь на смену узов и печенегов. 10 лет почти по смерти Ярослава на Руси были мир и тишина, не нарушалось согласие братьев, не лилась беспричинно русская кровь. Но уже с 1064 г. начинается непрерывный ряд междоусобных войн, повергающих Русь постепенно в очень тяжелые обстоятельства. Летопись прежде чем приступить к изложению печальных событий, начавшихся в русской земле, указывает целый ряд знамений, бывших (1063—1064 гг.) в разных местах Руси и возвещавших наступление кровавых событий. С 1065 г. начинаются нестроения в русской земле. В этом году племянник С., Ростислав Владимирович, обделенный своими дядьями при распределении уделов, производит захват далекой Тмуторокани. Набрав вольную дружину из охочих новгородских людей, Ростислав Владимирович пошел к Тмуторокани, выбил оттуда Глеба Святославича (сына С.), и там вокняжился. С., услышав о беде, приключившейся с сыном, пошел ему на помощь и вернул ему тмутороканский стол. Но Ростислав вскоре снова выгнал Глеба. Далекий переход до Тмуторокани удержал С. от вторичного похода на помощь сыну; Ростислав правил тмутороканским краем два года, отличался большою воинственностью, навел страх на греков и за то был ими изведен. После его смерти граждане Тмуторокани обратились в Чернигов к С. с просьбой дать им в князья опять Глеба Святославича. Просьба их была удовлетворена, и Тмуторокань вновь стала в зависимость от С. В том же году новый произвол нарушил спокойствие русской земли. Главным действующим лицом нового междоусобия является Всеслав Брячиславич Полоцкий. Этот князь, пользовался очень плохой репутацией среди современников, склонен был к кровопролитью и по преданию рожден был от волхованья. Интриги свои Всеслав начинает еще с 1065 г.; в этом году он силой пытался завладеть Псковом, но удачи не имел. В следующем году напал на Новгород и причинил ему много бед: жителей полонил, город ограбил, даже паникадила снял. На помощь Новгороду выступили Ярославичи (1067 г.). Стояла страшная стужа. Братья собрали большую рать, пошли в Полоцкую землю и подступили к Минску. Жители, затворившись в городе, отчаянно сопротивлялись; но Ярославичи пошли на приступ и взяли город. На р. Немизе 3 марта между Ярославичами и Всеславом разыгралась злая сеча, воспетая певцом "Слова о полку Игореве". Всеслав был побежден и бежал. В июле того же года братья позвали Всеслава мириться; "иди к нам", послали Ярославичи сказать ему, "мы не сделаем тебе зла". Он поверил им и пришел; братья нарушили крестное целование, взяли его в плен, привели в Киев и посадили в темницу вместе с его двумя сыновьями. Едва избыли Ярославичи одну беду, как новая беда шла уже на русскую землю. В 1068 г. пришли половцы на Русь. Ярославичи вышли им навстречу; битва произошла на реке Альте и князья потерпели жестокое поражение. Изяслав и Всеволод бежали к Киеву, а С. к Чернигову. В Киеве произошло народное возмущение, окончившееся тем, что народ освободил Всеслава из темницы, а Изяслав бежал в Польшу к ляхам. А между тем половцы, рассыпавшись, воевали русскую землю. С. собрал небольшую дружину и с ней пошел на врагов. Встреча произошла у городка Сновска, что стоял на р. Снови, правом притоке Десны (в Черниговском уезде). 3 тысячи русских вышли против 12 тысяч половцев. Князь, обратившись к дружине, воскликнул: "потягнем, уже нам не лзе камо ся дети", и ударил на врагов. Много половцев было побито, много потоплено в р. Снови; князь их был взят в плен. Радостно возвратился победитель в свой Чернигов, стяжав себе великую славу. В 1069 г. Изяслав с польским королем Болеславом вступил в русские пределы. Всеслав сперва выступил против Изяслава, но потом бросил Киев и киевлян на произвол судьбы и бежал. Киевляне испугались, собрали вече и на вече решили отправить послов в Чернигов к С. с такою речью: "мы уже зло створили есмы, князя своего прогнавше, а се ведеть на ны Ляцьскую землю, а поидета в град отца своего; аще ли не хочета, то нам неволя; зажегше град свой, ступим в Гречьску землю". С. их выслушал и утешил такими словами: "если брат с ляхами пойдет губить вас, то мы с братом пойдем вас защищать, не дадим мы губить города нашего отца; если же он несет вам мир, пусть идет в город с малою дружиной". Затем С. и Всеволод послали сказать брату: "Всеслав бежал; так ты не води в Киев ляхов, ведь там нет у тебя противников, а если в душе у тебя гнев и ты хочешь погубить город, то знай, что нам жаль отчаго стола". Слова братьев подействовали на Изяслава: киевлян он наказал, но ляхов привел с собой мало, и зла особого Киеву не учинил. На несколько лет наступило затишье в русской земле. 2 мая 1072 г. в Вышгороде состоялось перенесение мощей св. Бориса и Глеба из старой деревянной церкви в новую каменную, построенную в. князем Изяславом. На торжество Изяслав пригласил и братьев. После литургии "обедаша братья на скупь, кождо с бояры своими, с любовью великою". Впрочем, любовь между ними сохранялась недолго, ибо на следующий год, "дьявол, по словам летописи, воздвиже котору (ссору) в братью сей Ярославичах". Вражду посеял Всеслав, который, будучи изгнан из Полоцка Изяславом, по возвращении этого последнего в Киев, успел не только снова водвориться в Полоцке, но и вступил в какие-то тайные переговоры с Изяславом, которые возбудили подозрения С. Этот последний вооружил против старшего брата также и Всеволода. Братья выгнали Изяслава из Киева, и С. сел на великокняжеском столе. Впрочем, антагонизм между С. и Изяславом был уже давно: в Чернигове находили себе зачастую убежище киевляне, гонимые великим князем; к тому же С. был любим киевлянами — он спас русскую землю от половцев, спас Киев от ляхов. Изяслав снова бежал к Болеславу Смелому, польскому королю, но Болеслав принял его холодно, обобрал сокровища, которые тот привез с собою, и поддержки не оказал. Тогда Изяслав обратился к немецкому императору Генриху IV. Разумеется, и император не мог оказать никакой материальной поддержки изгнанному великому князю. Император ограничился тем, что (в 1075 г.) отправил посольство к С.; посольство было принято в Киеве с большим почетом; рассказывают, что С., гордясь, показывал послам свои огромные богатства — золото, серебро, паволоки — и что послы ему отвечали: "се ни в чтоже есть, се бо лежить мертво; сего бо кметье луче, мужи бо ся доищють и больше сего". Во всяком случае посольство императора не имело успеха; послы были одарены и ушли, ничем не поправив дело Изяслава. Тщетно Изяслав обращался за помощью к папе Григорию VII. Только неожиданная смерть С. (27 декабря 1076 г.) помогла Изяславу воротить великокняжеский стол. Возвратившись в Киев, Изяслав отдал Черниговский стол брату Всеволоду, помимо сыновей С.; это обстоятельство послужило поводом больших последующих междоусобий. С., равно как и его братья, является уже отчасти прототипом тех последующих удельных князей, которые, забыв заветы Ярослава, проводили жизнь в личных счетах, лили напрасно русскую кровь и наводили на свою родину ряд тяжелых бедствий; но вместе со всем этим в С. ясно заметны еще черты его мудрого отца: он храбр, он любит родину. Это тип еще симпатичного князя, но уже ставшего на дорогу личных счетов. С именем С. связаны два древнейших памятника церковнославянской письменности. Это — Святославовы Сборники 1073 и 1076 годов. С. был книголюбив и заставлял переписывать для себя славяно-болгарские рукописи.

"Полное Собр. Русск. Лет.", т. II и III. — "Летопись по Лаврентьевскому списку" (изд. Археогр. Комисс., СПб., 1872 г.), по указателю. — Lamberti, "Schufnaburgensis Chronicon" (под 1075 г.). — Карамзин, "История Государства Российского", т. II, гл. IV. — Соловьев, "История России", СПб., изд. "Общественной Пользы", т. II, гл. II. — Д. Иловайский, "История России", ч. І, Москва, 1876 г. — Бестужев-Рюмин, "Русская история", т. І. — Арцыбашев, "Повествование о России". — Макарий, "История Русской церкви", СПб., 1857 г., т. II. — Костомаров, "Северно-русские народоправства", СПб., 1863 г., т. І, гл. IV. — А. Мусин-Пушкин, "Историческое исследование о местоположении древнего Российского Тмутороканского княжения", СПб., 1794 г. — Кеппен, "Список Русских Памятников". — Шевырев, "Поездка в Кириллов-Белозерский монастырь", II. — "Древние памятники русского письма и языка" И. И. Срезневского, Известия Акад. Наук, т. X, стр. 426—435, пр. 419—429.

А. Николаев.