РБС/ВТ/Сердюков, Михаил Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сердюков, Михаил Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сабанеев — Смыслов. Источник: т. 18 (1904): Сабанеев — Смыслов, с. 366—371 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Сердюков, Михаил Иванович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Сердюков, Михаил Иванович, новгородский купец, строитель Вышневолоцкой системы каналов; ум. около 1753 г. По происхождению он был калмык. Московский купец Евреинов привез его из Сибири в Астрахань совсем еще ребенком, окрестил в православную веру и, заметив смышленость и способности мальчика, мало-помалу сделал его из "сидельцев" своим приказчиком, даже стал поручать ему некоторые самостоятельные дела. В бытность Петра Великого в Астрахани, государь, осматривая лавки и амбары приезжих из России купцов, в складе Евреинова разговорился с С., обратил внимание на его остроумные ответы, заметил его основательные познания в коммерческих делах и механике. По возвращении в Москву Петр Великий при встрече с Евреиновым спросил его о С. и, получив лестный отзыв о нем, велел Евреинову отпустить его, записал его в новгородское купечество и стал поручать ему казенные комиссии; между прочим, С. довольно долго был главным поставщиком материалов для казенных работ на Ладожском озере и на начатом тогда Вышневолоцком канале. Эта обязанность заставляла его часто бывать в Вышнем Волочке и хорошо ознакомиться, как с местностью, так и с работами. Он присмотрелся к делу, научился ему, увидел, что его следует вести не так, как его начали вести, создал свой план работ и сумел привести этот план в исполнение. Петр Великий, начав постройку Петербурга, сразу увидел, до какой степени неудобно отсутствие водяных сообщений новой столицы с Волгой и порешил уничтожить "волоки". 12 января 1703 г. он повелел строить нынешний Тверецкий канал в Вышнем Волочке и одновременно почти (11 февраля) издал указ об изготовлении нужных инструментов на Тульском оружейном заводе. Главный надзор за работами был поручен стольникам, князьям Василию и Матвею Гагариным, а сами работы 10 шлюзным мастерам, выписанным из Амстердама. Результаты работ не оправдали ожиданий Петра. Не говоря уже о том, что иностранцы-мастера небрежно отнеслись к своей задаче, так что сооружения к 1719 г., через 10 лет, уже пришли в полную негодность, воды в р. Цне оказалось настолько недостаточно для судоходства по каналу, что нужны были многие месяцы, чтобы пройти из р. Волги в р. Мсту. С. в 1719 г. подал Петру свой проект, в котором указывал на все недостатки произведенных работ, на необходимость устройства водохранилища, из которого можно было бы пополнять недостаток воды во время лета, на необходимость улучшения системы шлюзов и просил передать это дело в его руки. Государь вполне одобрил проект и указом 26 июня 1719 г. исполнил просьбу С. Этот указ, давший О. большие привилегии, показывает, какое значение придавал Петр вышневолоцкому водному пути; указ достиг цели: он положил основание быстрому развитию этой важнейшей и в настоящее время соединительной водной ветви между Волгою и Невою. С. поселился в городе Вышнем Волочке, построил здесь себе дом, набрал рабочих и энергично принялся за дело. Петр очень интересовался его работами, часто посещал Верхний Волочок, и при этом почти всегда останавливался в доме С., даже иногда ночевал у него. Подобное отношение Государя к безродному калмыку доставило С. много завистников среди знати новгородской, и это чуть не погубило и его, и начатое им дело. Построив дом в Волочке, С. начал строить каменный дом с фундаментом в Новгороде, и рабочие вырыли железный крест около двух пудов весом. С. велел поставить крест на улице подле дома; враги его распустили слух, что он раскольник. Услышав об этом, С. спрятал крест в погреб вместе со старым железом, чтобы показать, что он не придает особенного значения своей находке; но тогда, по приказанию архиепископа Феофана, человека очень уважаемого самим Петром, С. был взят под стражу и, как раскольник, отвезен в Петербург в Тайную канцелярию. Несколько месяцев просидел он в тюрьме без допроса, пока наконец Петр, возвращаясь из Москвы, не заехал в Вышний Волочок. Застав работы прерванными, он пришел в сильное негодование; немедленно поехал в Петербург, вызвал С., сам допросил его и, убедившись в его невинности, поцеловал в лоб и отпустил со словами: "Ступай с Богом и будь уверен, что впредь никто тебе в твоей работе не помешает; если же еще станут делать хотя малое притеснение, то тотчас меня уведомь, а я исследую твое дело и по справедливости накажу клеветников и доносителей". Самому Феофану за С. был сделан строгий выговор. По возвращении в Вышний Волочок С. с удвоенным рвением принялся за дело, и в два года, в половине 1722 г., уже окончил почти все главные работы. О величине произведенной в короткое время работы можно судить уже по тому, что заводское водохранилище наполненное соединяет в одну общую массу воды озер Ключина, Городолюбля, Шишнева и др. более мелких, разливается до 11 верст в длину и от 4 до 7 верст в ширину, занимает, следовательно, до 60 кв. верст; оно вмещает около 17 млн. куб. саж. спускной воды, сверх беспрерывного притока воды в каждые сутки весною от 250 до 500 тыс. куб. саж., в межень до 150 тыс. куб. саж., а в сухое время до 75 т. куб. саж. Но С. понимал, что недостаточно было только собрать воду, надо было суметь и распорядиться ею. Чтобы иметь возможность регулировать приток воды, С. устроил деревянный бейшлот на р. Цне в Вышнем Волочке, а на цнинском канале — шлюз в том месте, где теперь шандорный полушлюз. В общем к 1722 г. он исправил еще Тверецкий шлюз и канал, и сделал всю систему вполне удобной для судоходства. Быстрота, с которою была окончена работа, тем более кажется удивительною, что С. приходилось вести дело при очень неблагоприятных условиях; ямщики вышневолоцкого яма с большим неудовольствием смотрела на сооружение водного пути, который должен был отнять у них заработок, и всячески старались помешать С.: они упорно отказывались идти работать к нему, портили сооружения, крали инструменты и т. д. С. неоднократно жаловался на них, и, как последствие одной из его жалоб, явился сенатский указ от 25 мая 1722 г. Этим указом был командирован капитан Редькин в Новгород "для сыску и искоренения воров и мошенников" и "чтобы караулом слюзы и канал содержать". Таким образом просьба С. была исполнена, но мало этого: во исполнение повеления Петра от 6 апреля 1722 г., чтобы "С. содержать слюз полный и определить ему, по скольку давать с судна и чтобы с него податей с того не брать и другой пошлины с судов, дабы было чем ему оный слюз содержать", указ 25 мая сильно расширил предоставленные С. в 1719 г. права и привилегии и ясно доказал, насколько Петр ценил деятельность С.; он был сделан полным хозяином водного пути. Чтобы канал и берега его предохранить от повреждений, велено было отнести избы и строения на 10 сажен от берегов и на этом десятисаженном пространстве скота не пасть, сена не косить, пашен не пахать; "чтобы бичевою ходить было свободно". С. предоставлено было брать с каждого, "необходя ни с чем и ничего", по 10 денег с сажени судна, с плотов с кладью по 3 алтына и 2 деньги, с лодки с кладью, не привязанной к большим судам — большой — 10 денег, а малой — 6 денег; откуп кабацких, таможенных и канцелярских сборов, отданный ему прежде только на 3 года, продлен еще на 20 лет. В случае, если ему понадобилась бы прибрежная земля, принадлежащая ямщикам, ему позволено было предлагать в обмен соответствующий участок казенной земли в другом месте или при отказе обменять землю, брать без торгов ее в вечную аренду за плату по 15 руб. в год; в случае, если бы ему оказалась нужною казенная земля под устройство шлюзов, заграждений и плотин, он мог просить о немедленном отводе ее без торгов; больше того, ему предоставлено было право, без всякого взыскания, в случае нужды, затоплять плотинами земли всех владельцев, причем владельцам позволено лишь ходатайствовать в Камер-коллегии о вознаграждении "понеже то дело всего государства"; ему предоставлено право повсеместной рубки лесов и не только обыкновенных, но и дубовых и заповедных (этих последних, впрочем, с особого разрешения каждый раз Адмиралтейств-коллегии); с Олонецких и др. казенных заводов велено ему отпускать инструменты по казенной цене, также предоставлять ему по первому требованию машинных мастеров, хотя и за его счет; если бы у него на работах оказались беглые помещичьи люди, то предписывалось их возвращать вотчинникам, но не причиняя С. "волокиты и убытков"; наконец, право безоброчного пользования мельницами распространено и на потомков С., покуда мельницы будут находиться в порядке. Петр, очевидно, надеялся, что, благодаря этим привилегиям, С. быстро и с лихвою выкупит свои издержки и таким образом будет достаточно вознагражден за свой труд. Действительно, насколько можно судить по тому, что в 1774 г. Вышневолоцкий канал был выкуплен в казну за 17000 руб., С. заработал немало, но и издержки на поддержание пути в порядке, на увеличение его пропускной способности и на борьбу с природою ему приходилось нести очень значительные. Уже 24 августа 1722 г. он приступил к устройству других ворот в Вышневолоцких шлюзах, так как одних было недостаточно для пропуска всех проходивших судов; одновременно он начал расчищать бечевник между Тверью и Вышним Волочком. Как человек умный и расчетливый, С. не хотел предпринимать ничего нового, не уверившись в прочности, а главное доходности своей первой работы, не укрепившись на одном месте. За весь период времени с 1722 по 1741 г. он только два раза высказал большую деятельность: в 1728 г., когда сильное половодье совершенно уничтожило Ключинский бейшлот, а затем в 1738 г., когда пришлось заново перестраивать плотину на р. Шлине. Остальное время он употреблял на "сбор доходов" и борьбу с проезжавшими по каналу купцами, не хотевшими признавать его прав и привилегий, не соблюдавшими правил бичевника и т. д. С. жаловался в Сенат, который всегда становился на его сторону. Вообще правительство и при преемниках Петра Великого, очевидно, по-прежнему признавало государственное значение водных путей и не отказывало С. в материальной помощи в знаках милости. В сентябре 1742 г. С. подал в Сенат прошение, в котором говорил, что предоставленный ему Петром сбор посаженных денег с судов, проходящих по Вышневолоцкому каналу, в размере 5 к. с саж., далеко не окупает его издержек на содержание канала, которые уже превысили 40000 руб., и просил позволить ему брать по 10 коп. с судовой сажени. В свою очередь он обещал за это привести на свой счет и на вечные времена в такое состояние водный путь от Волги до Вышнего Волочка, чтобы суда могли проходить его в течение недели, расчистить и исправить в шесть лет фарватер р. Тверцы настолько, чтобы река повсюду имела глубину в один аршин, а кроме того попытаться сделать удобными для судоходства боровицкие пороги, о чем купцы просили правительство еще в 1735 г. Указом 15 октября Сенат выразил свое согласие на просьбу С. "в рассуждении тех полезных для Империи от С. обязательств для предбудущего Вышневолоцких шлюзов и каналов, яко самонужнейшего и государству полезного дела содержания"; затем через самый короткий промежуток времени С. было пожаловано потомственное дворянство за заслуги его государству. В 1743 г. он обратился в Сенат с заявлением, что желает заняться осушением болот, лежащих вокруг сделанных им шлюзов и по обе стороны каналов, проведенных между р. Шлиною, Ключинским и Городолюбским озерами и рр. Ржавцею и Цною, и потому просил в тех местах, где ему указом 1719 г. было отведено 30 сажен земли по берегам, додать к ним еще по 70 сажен, а в остальных местах отмежевать по 100 сажен земли. Сенат командировал геодезиста Гурьева осмотреть местность, об отводе которой просил С., а затем указом 5 августа 1743 г. определил исполнить его просьбу, вознаградив владельцев экспроприируемых земель из ближних государственных свободных участков. Обрадованный С. 8 ноября 1743 г. подал от имени своего и своего сына Ивана государыне верноподданническое прошение, в котором ходатайствовал о дозволении им взять на себя улучшение судоходства по р. Мсте и расчистку боровицких порогов, так как, говорил он в прошении, он хочет этим делом выказать свою благодарность за милость к нему императрицы, по коей пожалован он в дворяне; вместе с этим он просил не отказать ему в поддержке в его работе и предоставить те же привилегии, которые были ему даны указом 26 июня 1719 г. при работах в Вышнем Волочке. Это прошение было удовлетворено рескриптом 1 февраля 1744 г. Приложенный при рескрипте открытый Высочайший указ предписывал всем должностным лицам Новгородской губернии оказывать С. возможное содействие при его работах на боровицких порогах и по первому его требованию высылать ему на работы из окрестных к порогам деревень до 300 человек пеших и конных крестьян, "чьи б они ни были". Для наблюдения за немедленною доставкою рабочих велено было выбрать двух добрых людей из новгородских дворян. Помимо этого в местностях, где должны были производиться работы, С. предоставлялись привилегии, данные ему указом Петра 26 июня 1719 г. С. энергично принялся за работу. План его состоял в том, чтобы понизить уровень воды р. Мсты с помощью устройства плотин на главных ее притоках, затем, когда вода спадет, осмотреть русло реки, расчистить боровицкие пороги, а в тех местах, где река разделялась островами на мелководные русла, устроить прямые каналы при помощи системы шлюзов и каналов, получить возможность по желанию регулировать приток воды в Мсту. В мае 1745 года была почти закончена уже плотина на главном притоке Мсты, р. Березае. За это С. 1 мая 1745 г. был награжден чином коллежского советника. Действительно, уже устройство этой плотины показало, насколько остроумно был задуман план работ. Сенат указом 1 мая 1746 г. велел вернуть С. из Штатс-конторы издержанные им 5067 руб. 68 коп. и сделать такие же плотины на pр. Увери и Кемке. К половине 1750 г. работа С. была закончена. Она обошлась правительству 19307 руб. 74 коп. вместо 49403 руб., требовавшихся раньше. Закончив работы на боровицких порогах, С. в течение 1752 г. исправил и улучшил еще шлюзы и канал в Вышнем Волочке и р. Тверце и в общем привел весь Вышневолоцкий водный путь между Вышневолоцким ямом и гор. Боровичами в такое состояние, что в 1756 и 1757 гг. по ним уже провозилось с Волги в Петербург в среднем от 9½ до 12 млн. пудов товаров. В особенности нужно удивляться быстроте, с которою производились работы на боровицких порогах и незначительности издержек, потребовавшихся при их выполнении. Здесь вполне обнаружилась энергия, предприимчивость и железный характер С., который успешно довел свое дело до конца, несмотря на то что ему помимо технических трудностей работы, приходилось еще вести упорную борьбу с окрестными жителями ямщиками, считавшими, что он отбивает у них заработок, и старавшимися во что бы то ни стало помешать ему. До каких крайних пределов доходила по временам эта борьба, доказывает уже, напр., прошение Ивана С., поданное в 1748 году на имя генерал-губернатора кн. Трубецкого и тайного советника барона Черкасова, в котором он ходатайствовал о дозволении отцу его самому наблюдать за спуском судов через самый опасный порог Вып и другие, чтобы "лоцманы по злобе для бесславия его не вредили барок в порогах". Сенат указом 1 мая 1749 года выразил согласие на эту просьбу. Со своей стороны и С., как видно, напр., из жалобы Сенату управляющего вышневолоцким ямом Михаила Аракчеева (27 сентября 1750 г.) сильно притеснял ямщиков, совершенно несправедливо захватывал их лошадей под предлогом потравы его прибрежных лугов и бечевника, пользуясь своим знакомством с офицерами, ведавшими следственные дела в Вышнем Волочке, и вообще своим влиянием, как человека, оказавшего услуги правительству, позволял себе подвергать ямщиков истязаниям, сажать их без суда в тюрьму и т. д. По поводу жалобы Аракчеева возникло целое дело, раскрывшее эти некрасивые стороны деятельности С. Дело закончилось указом Сената, предписавшим офицерам помнить, что их дело "ведать татебные и разбойные дела, но не вмешиваться в споры С. с ямщиками", коллежскому же советнику С. предписано воздерживаться, под страхом суда, от подобных противозаконных действий. Год смерти С. в точности трудно определить. В сенатском указе Ивану С. от 10 мая 1756 г. о наблюдении за безопасностью прохода судов через боровицкие пороги сказано довольно туманно, что Михаил С. умер в 1752—1756 годах. Бантыш-Каменский в "Словаре достопамятных людей русской земли" говорит, что он "умер в маститой старости в 1748 г.". Могилу его и теперь показывают на кладбище с. Городолюбля, а в сельской церкви этого села хранятся три иконы, пожертвованные им. В 1761 г. утонул в заводском водохранилище сын его Иван, по своей энергии и личным качествам во многом напоминавший отца, а в 1764 г. при совместном управлении вышневолоцкой системой капитана Бобрищева-Пушкина и сына Ивана С. — Михаила ревизией генерал-майора Деденева были раскрыты крупные беспорядки на этом водном пути. Шлюзы, каналы и все сооружения оказались в таком плачевном положении, что Деденев находил нужным затратить около 360 тыс. рублей для их исправления. Ввиду результатов ревизии Деденева указом 14 июня 1765 года повелено было коллежскому асессору Писареву отобрать от С. управление водным путем и взять на себя сбор посаженных, канцелярских, таможенных и др. денег, так как, сказано в указе, привилегии эти были даны предкам С. с тем условием, чтобы они всегда содержали в исправности каналы и шлюзы; раз это условие не соблюдается, правительство считает возможным отнять данные привилегии. Взамен взятого в казенное управление имущества С. было назначено выдавать ежегодно по 500 руб. В 1774 г., по представлению управляющего водяными сообщениями гр. Сиверса, эта выдача денег была прекращена и все недвижимое имущество С. выкуплено в казну (указ 1-го декабря 1774 года) за 170000 рублей.

Баранов, "Опись сенатским указам и повелениям". №№ 9389, 9543, 9646, 9846, 9936. — "Полное собрание законов", т. V, 718—719; т. VI, 694—696, 760; т. VII, 785—787; т. IX, 718; т. X, 733; т. XI, 675—677, 851—853; т. XII, 22 (№ 8869); т. XIII, 353—356, 473—475; т. ХІV, 564; т. XIX, 1055. — "Судоходный Дорожник Европейской России, изд. Главным Управлением путей сообщения и публичных зданий", 1855 г., часть II, отд. I, стр. IV—CL. — "Журнал Мин. Путей Сообщения", 1875 г., кн. 3-я, стр. 32—48; кн. 2-я, стр. 30—35. — Бантыш-Каменский, "Словарь достопамятных людей русских", т. V, стр. 30—32. — Голиков, "Деяния Петра Великого", т. XII, 373, 452; т. IX, 87; т. XV, 153—154. — "Народная Газета", 1863 г., № 12: "Вышневолоцкий канал и механик-самоучка Сердюков". — Пекарский, "Наука и Литература при Петре Великом", І, 461. — Соловьев, кн. IV, 158. — "Сборник Русского Исторического Общества", т. XI, 455, 479—484; т. 63, стр. 426. — "Доклады и приговоры Правит. Сената в царствование Петра Великого", т. IX, кн. I, 425. — Штелин, "Подлинные анекдоты о Петре Великом", часть II, 57—60, часть IV, 24—26. — "Энциклопедический Словарь Березина", отд. I, т. V, 486. — "Словарь Толля", т. I, 549.