РБС/ВТ/София Витовтовна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

София Витовтовна
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Смеловский — Суворина. Источник: т. 19 (1909): Смеловский — Суворина, с. 144—148 ( скан · индекс )РБС/ВТ/София Витовтовна в дореформенной орфографии


София Витовтовна, княжна литовская, в замужестве великая княгиня московская. Она была дочерью Витовта Кейстутовича, впоследствии великого князя литовского, от его второй жены Анны Святославны Смоленской, родилась около 1371 г., по-видимому в Троках, где первоначально после брака (а он был около 1370 г.) жила ее мать; о детстве сведений не сохранилось. В 1386 г. она была помолвлена за Василия Димитриевича Донского, когда тот, бежавши из Орды, пробирался чрез Молдавию и Литву в Москву. Некоторые летописцы при этом указывают, что будто Витовт принудил Василия Димитриевича дать слово жениться на его дочери. Вероятно, литовские князья мешали Витовту устроить судьбу дочери. "У меня была дочь, девушка, жаловался он впоследствии, и над ней я не имел никакой власти; были женихи, которые много просили ее руки, но я не мог выдать ее, за кого хотел: они (Ягайло и Свидригайло, двоюродные братья Витовта) запрещали мне и говорили, что я не должен ее выдавать, и боялись, что чрез нее у меня будут новые друзья"; они, между прочим, перехватывали и переписку Витовта.

Как бы то ни было, однако, в 1390 г. дело приняло иной оборот. Василий Димитриевич, ставши по смерти отца великим князем московским, сдержал свое слово: по благословению митрополита и по совету своей матери послал в Литву троих бояр: Александра Поля, Андрея Белеута и Селивана за невестой. Осенью того же года посольство прибыло в Пруссию, в г. Марбин (Мариенбург), где в то время под покровительством ордена жила семья Витовта. Вскоре же княжна С. была отправлена с ними в Москву; кроме вышеуказанных лиц ее сопровождал еще князь Иван Олгимонтович Гольшанский. Путь их лежал из Данцига морем до Риги, а далее — чрез Псков и Новгород. В Москву С. прибыла ("из-за моря от немец", по выражению летописца) 1 декабря (а по другим известиям 30 декабря) 1390 г. Она была встречена с великим почетом: митрополит Киприан и духовенство вышли за стены города со святыми крестами в руках и здесь приветствовали свою будущую Государыню. 9 января 1391 г. было совершено венчание в соборной церкви тем же митрополитом Киприаном.

У Софии родились дети (по Хмырову — у нее было пять сыновей и четыре дочери, но имена их не указаны): Юрий (в 1395 г., умер в 1400), Иоанн (в 1396 г., умер в 1417), Симеон (в 1405 г., в том же году и умер), Василий (10 марта 1415 г., ум. в 1462), Анна и Василиса. Итак, трое сыновей умерли еще при жизни родителей в детском и юношеском возрасте; остался в живых только Василий, который впоследствии стал великим князем московским; дочь Анна в 1411 г. была выдана за византийского императора Иоанна Палеолога, но вскоре после брака (через 3 года) умерла от морового поветрия.

Благодаря браку с Софией и, может быть, в значительной мере под ее влиянием между Витовтом и Василием Дмитриевичем завязались дружественные отношения, которые долго не прерывались. Сохранилось известие, будто бы еще в 1493 г. великий князь Василий Димитриевич и С. ездили в Смоленск к Витовту ("на повиданье"). В 1396 г. весной, за две недели до Пасхи, Василий Димитриевич ездил к своему тестю в Смоленск вместе с митрополитом Киприаном, был встречен Витовтом очень радушно и праздновал там Пасху. Осенью того же года сам Витовт после рязанского похода навестил зятя в Коломне и пробыл здесь несколько дней.

Великая княгиня С. по приезде в Москву поддерживала связи с родиной и своими близкими и неоднократно ездила гостить к отцу и матери. Так в 1398 г. (или в 1399) она отправилась с детьми в Смоленск, пробыла там у отца и матери две недели и уехала домой, получив богатые подарки, среди которых особенно выделялись святые иконы "чудны зело обложены златом и сребром", и часть страстей Спасовых. В 1414 г. в одном замке по Неману знаменитый путешественник того времени Гильберг де-Лануа посетил Витовта и встретил здесь великую княгиню Московскую Софию, которая гостила у родителей вместе с дочерью Анной. В 1423 г. княгиня С. снова ездила в Смоленск со своим малолетним сыном Василием. Вместе с ним она посетила отца еще раз в 1427 г.

В 1415 г. С. была сильно больна и лежала при смерти перед временем рождения сына Василия, но потом быстро поправилась и надолго пережила своего супруга. В 1425 г. она осталась вдовой: 27 февраля Василий Димитриевич умер. Великая княгиня, по завещанию своего мужа, получила довольно обширные и богатые волости: некоторые из них "в опришнину", но большую часть в пожизненное владение. Эти волости давали княгине значительный доход, так что она могла к своим владениям прикупать новые села и деревни, которыми уже распоряжалась по своей личной воле. От Василия Дмитриевича сохранились три духовные грамоты: в первой, от 1406 г., великая княгиня София Витовтовна получила долю из коломенских волостей, из московских сел, старинные волости, что издавна были за княгинями, которые и должны были перейти к ней по смерти Василия Димитриевича, а впоследствии их следовало передать будущей снохе; "в опришнину" отдавались только два села, Богородицкое да Олексинское. По второй духовной грамоте, от 1423 г., волости были несколько изменены; доля княгини увеличена, "в опришнину" были отданы другие села: Гжеля и село Селицинское. Третья духовная, от 1424 г., повторяет вторую без каких-либо существенных изменений. В конце духовной грамоты было сказано: "A приказываю сына своего князя Василия и свою княгиню и свои дети своему брату и тестю великому князю Витовту, как ми рекл на Бозе да на нем... и своей братье молодшей".

Сохранилось известие (у Герберштейна), будто бы Василий Димитриевич, подозревая жену свою Анастасию (Софию) в неверности, отказал великое княжение не сыну Василию, а брату Юрию; однако это сообщение — сказка, выдуманная и рассказанная Герберштейну людьми, озлобленными на потомство Василия Темного (Соловьев).

Таким образом, великая княгиня С., по смерти мужа, при малолетстве сына, наследника престола, осталась в главе правления московского княжества; с этого времени для нее открывается широкое поле государственной деятельности. Как только умер Василий Димитриевич, она созывает бояр и сановников и убеждает их крепко стоять за ее сына Василия, а потом обратилась к отцу, прося у него защиты и покровительства. Об этом говорит и сам Витовт: 15 августа 1427 г. он писал великому магистру Ордена, что к нему приехала дочь, великая княгиня московская, которая с сыном и великим княжеством своим, с землями и людьми подалась в его опеку и оберегание. Все это было тем более необходимо, что Юрий Димитриевич, князь звенигородский, дядя малолетнего Василия Васильевича, являлся серьезным соперником на великокняжеский стол. С ним пришлось выдержать упорную борьбу, в которой на долю Софии Витовтовны выпала довольно видная роль.

В 1430 г. умер отец ее Витовт, поддерживавший дочь и внука. Это обстоятельство давало больший простор политике князя Юрия Димитриевича. В 1431 г. он тягался в Орде с племянником Василием из-за великого княжения московского. София Витовтовна притекла на сторону сына московских бояр, которые и сами отлично понимали выгоды своего положения при княжении Василия, а потому стояли горой за последнего. В начавшейся борьбе успеху Василия много способствовал боярин Иван Димитриевич Всеволожский, который в то время был во главе московского боярства. Он, благодаря уму, ловкости и лести, сумел, несмотря на сильное противодействие князя Юрия, выхлопотать Василию ярлык на великое княжение. Действовал Всеволожский не бескорыстно: он взял с Василия обещание в том, что Василий женится на его дочери. Однако С. нашла такой брак совершенно неподходящим, ни в каком случае не соглашалась на него и настояла на том, чтобы сын обручился с княжной Марией Ярославной, внучкой Владимира Андреевича Храброго.

8 февраля 1433 г. торжественно справлялась свадьба великого князя Василия Васильевича. На нее приехали и двоюродные братья Василия: Дмитрий (Шемяка) и Василий (Косой) Юрьевичи. Здесь разыгралась история с драгоценным поясом, которая и послужила ближайшим поводом к страшной междоусобице. На Василии Юрьевиче был надет великолепный золотой пояс на цепях, осыпанный драгоценными камнями. Этот пояс имел свою любопытную историю: он был подарен Димитрием Константиновичем, суздальским князем, Димитрию Донскому в то время, когда последний был обручен с его дочерью Евдокией. Во время свадьбы (в 1367 г.) тысяцкий Василий Вельяминов подменил дорогой пояс, положивши вместо него другой, по ценности значительно уступавший первому, и отдал его своему сыну Николаю, за которым была замужем Мария, старшая дочь того же Димитрия Константиновича Суздальского. Пояс этот Николай отдал в приданое Ивану Димитриевичу Всеволожскому, женившемуся на его дочери; а Иван Димитриевич сначала отдал его своей дочери, выданной за князя Андрея, сына Владимира Андреевича, а впоследствии, по смерти Андрея Владимировича, пояс был подарен Василию Юрьевичу, нареченному жениху дочери князя Андрея, внучки Всеволожского. Василий Косой и щеголял в нем на свадебном великокняжеском пиру. Здесь наместник ростовский Петр Константинович всмотрелся в пояс, узнал его и рассказал его историю великой княгине. София Витовтовна, считая пояс за родовую собственность, которая перешла в чужие руки при помощи мошеннической проделки, собственноручно сняла его с Василия Юрьевича и взяла себе. Племянники, оскорбленные такой выходкой великой княгини, тотчас же оставили свадебное торжество, и вскоре началась продолжительная и кровавая распря.

В том же 1433 г., после поражения Василия III, С. принуждена была бежать из Москвы вместе с сыном и невесткой к Твери, а потом на Кострому. Ho за тем Юрий добровольно отдал Василию III Москву, и они в нее вернулись. Однако уже в следующем 1434 г. Юрий Димитриевич и его сыновья с большим войском нагрянули на Москву; через неделю Москва сдалась, и великая княгиня С. попалась в плен и была отослана в Звенигород. Ho Василий III, по смерти дяди Юрия, скоро снова утвердился на великом княжении московском и заключил с двоюродными братьями мирный договор; тогда С., конечно, снова возвратилась в Москву.

В 1440 г. княгиня ездила в Переяславль вместе с боярами и дворянами. В 1444 г. (или 1445) в Москве случился великий пожар: почти весь город выгорел, не осталось ни одного дерева, даже каменные здания и церкви — и те потрескались. Великая княгиня С. со всем семействам, боярами и двором принуждена была уехать в Ростов по другим же известиям, она направилась было в Тверь, но по дороге встретилась с Димитрием Шемякой, который и вернул ее обратно от реки Дубны.

12 февраля 1446 г., во время отсутствия великого князя Василия Васильевича, когда он ездил в Троицко-Сергиевский монастырь на богомолье, Шемяка вместе с Иоанном, князем можайским, неожиданно ночью напал на Москву и завладел ею: С. вторично попалась в плен. Через четыре дня (16 февраля 1446) был захвачен великий князь Василий III, заключен под стражу и ослеплен, а С. была сослана в Чухлому. Вскоре, однако, Василию III удалось бежать, на его сторону перешла Москва, и он по-прежнему занял великокняжеский стол, а Шемяка был изгнан: он ушел в Галич, потом в Чухлому, а оттуда, захватив с собой княгиню Софию, в Каргополь.

Тогда (в феврале 1447 г.) Василий Васильевич послал к нему боярина Василия Феодоровича Кутузова со словами: "какая тебе честь и хвала держать в плену мою мать, а свою тетку, или ты хочешь этим отомстить мне? ведь я теперь сижу на своем великокняжеском столе". Шемяка, посоветовавшись с боярами, отпустил Софию на Москву в сопровождении знатного боярина Михаила Сабурова. Всего в плену великая княгиня пробыла ровно год. Великий князь Василий III выехал на встречу матери в Троицко-Сергиевский монастырь. Здесь они и встретились, а отсюда С. вместе с сыном поехала в Переяславль.

И после этих испытаний С. продолжала принимать участие в делах московского государства. В 1451 г. она оставалась в осаде на Москве и защищала город от нападения татар царевича Мазовши; а когда татары из-под Москвы ушли, она известила об этом великого князя Василия, который в то время был за Волгой.

Умерла С. (в иночестве Евфросиния и, как кажется, в схиме Синклитикия) в глубокой старости (около 82 лет от роду) 15 июня 1453 г. и погребена в московском Вознесенском женском монастыре, в том самом, в котором она строила храм Вознесенья, начатый еще великой княгиней Евдокией, супругой Димитрия Донского; храм этот С., впрочем, не окончила; она довела стены и своды только по кольцо, где быть верху, самый же верх не был сведен.

По смерти ее остались богатые волости; у нее и в Москве был собственный двор за городом на Ваганькове. В ее обширном завещании перечисляются 52 села, которыми, за исключением 6, она распорядилась по своей личной воле, она раздала их своему сыну Василию Васильевичу, снохе — великой княгине Марии Ярославне, внучатам, их сыновьям — Иоанну, Юрию, Андрею и Борису, и княгине Евфросинии; более всех был награжден любимый внук ее — Юрий.

До нас дошел портрет С., вышитый шелком, золотом и жемчугом на саккосе митрополита Фотия. Княгиня София изображена здесь в виде очень красивой молодой женщины во весь рост, в роскошном княжеском наряде. По мнению Ровинского, все такие портреты отделывались "по иконному", без малейшего намека на натуру.

Историки изображают Софию женщиной с твердым характером, умной, гордой и энергичной.

Полн. собр. рус. лет., т. т. IV (четв. новгородская), VI (вторая софийская), VIII (воскресенская), XI и XII (никоновская). — Архангел. лет., — Львовский летописец, ч. III. — Степенная Книга, І и II; Акты Ист., I, №№ 12, 38, 41, 54, 262. — Дополнения к А. И., I, стр. 10, 350. — Акты Археол. Эксп. I, стр. 31, 87. — Собр. Гос. Гр. и Дог, І; № № 39, 41, 42, 56, 57, 60, 63. 83, — Герберштейн Записки о Московии. — Scriptores rerum prussicarum, т. ІIІ, стр. 448, — Карамзин, Ист. Γ. Рoc., V т. — Соловьев. Ист. России, т. IV. — Бестужев-Рюмин, Рус. Ист., т. II. — Иловайский, История России, т. II. — Забелин, Домаш. быт рус. цариц в XVI и XVII вв.: — его же, История г. Москвы, ч. І, — Иллюстриров. Газета, 1868 г. т. XXII, № 26 (крат. биография и портрет). — Васильевский, ст. Жена Витовта (Анна Святославна) в Виленском Вестнике за 1870 г. №№ 18, 19, 24, 40, 57, 59. — Мордовцев, Рус. историч. женщины. — Ровинский, Подробный словарь гравированных портретов, т. II; — Филимонов, Иконные портреты рус. царей (Вестник Общ. др.-рус. искусства 1875 г., 35). — Барбашев, Витовт и его политика до 1410 г., — его же, Витовт, последние двадцать лет княжения.