РБС/ВТ/Стойкович, Афанасий Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Стойкович, Афанасий Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Смеловский — Суворина. Источник: т. 12 (1909): Смеловский — Суворина, с. 432—435 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Стойкович, Афанасий Иванович в дореформенной орфографии


Стойкович, Афанасий Иванович, профессор и ректор Харьковского университета; происхождением серб, родился в 1773 г. в г. Румы (Сербия); образование свое получил в Эденбургской, Сегединской и Пресбургской академиях высших наук и в последней из них окончил курс с отличием ("primus inter eminentes"), получив блистательные рекомендации от тамошних профессоров. Но и после того С. продолжал свое образование и в течение трех лет (1797—1799 гг.) слушал лекции в Геттингенском университете, от профессоров которого (Гаттерера, Тибо, Буле, Гуго, Шлецера, Эйхгорна, Лейстера, Лихтенберга и др.) получил также самые лестные аттестаты. Все полученные С. аттестаты (числом 18) отмечают его блестящие способности и огромное прилежание, причем во всех них подчеркнуто то, что он серьезно изучал не только избранный им главный предмет, физику, но и целый ряд других соприкасающихся с нею наук. Своими выдающимися дарованиями, блестящим образованием и энергичным характером С. обратил на себя внимание австрийского правительства, в ту пору встревоженного движением среди славянского населения Австрии и старавшегося избежать осложнений посредством всякого рода обещаний, исполнение которых откладывалось под теми или другими предлогами. Имелось в виду дать славянам самоуправление, предполагалось образование отдельного министерства для заведования собственно славянскими делами, преимущественно народным образованием и церковью. С. имел по этому поводу несколько аудиенций у австрийского императора; у него требовали планов, проектов, объяснительных записок. Только отказ его перейти из православия в католицизм послужил причиной того, что он не был назначен, как это предполагалось, главой проектировавшегося министерства. По приглашению попечителя Харьковского учебного округа, графа С. О. Потоцкого, С., будучи доктором свободных наук и философии (степень эта получена им при Тюбингенском университете), в 1804 г. прибыл в Харьков и занял кафедру физики в только что открывшемся там университете. Уже в первый год своей службы в Харьковском университете, благодаря своим личным качествам — энергии, уму, красноречию и административному таланту, — С. занял видное положение между профессорами и в 1805 г. был избран деканом физико-математических наук, членом состоявшего при университете училищного комитета и членом совета университета, а в 1807 г. — ректором. В 1808 и 1809 гг. он оставался лишь деканом физико-математических наук, а после смерти ректора И. С. Рижского, с марта 1811 г. опять занял должность ректора, будучи до того некоторое время проректором. По представленным им мотивам, основанным главным образом на его личных целях — желании пробыть ректором и удержать власть в своих руках возможно большее время, — С. утвержден был в этом звании министром на три года. Место ректора Харьковского университета он занимал по 1813 г., когда был устранен от этой должности по поводу пресловутой истории о торговле им вином. Дело это, произведшее в свое время столько шуму не только в Харькове, но и далеко за пределами его учебного округа, возникло в декабре 1812 г. по доносу профессора архитектуры Харьковского университета Васильева и показало одну из основных черт характера С., — страсть к обогащению и неразборчивость в средствах для достижения намеченных им в этом отношении целей. Тем не менее, обстоятельства дела, выяснившиеся на следствии, открыли, что оно развилось, главным образом, на почве личных отношений С. с Васильевым и приняло громадные размеры усилиями враждебной ректору партии. Действительно, оказалось, что С., под видом физических инструментов и книг, выписываемых им якобы для нужд университета, покупал венгерское вино и распродавал его среди своих знакомых и других лиц, но делу были приданы такие размеры, что заговорили даже об ущербе для казны. Среди же своих сослуживцев С. со многими был в неприязненных отношениях, причиной чему являлось его слишком высокое мнение о себе, к тому же сознание собственного достоинства и быстрое возвышение не позволяли ему относиться с должным вниманием к самолюбию других. Подобными обстоятельствами и было вызвано сперва дело о его торговле вином, а затем и падение С. 21 мая 1813 г. он получил от министра разрешение воспользоваться отпуском "для поправления здоровья" на кавказских минеральных водах, сроком на три месяца, дело же его в это время было прекращено. Одновременно с разрешением С. отпуска, министр сделал распоряжение об избрании нового ректора, ссылаясь на "частые отлучки" С., по болезни, из университета. Через месяц министр подтвердил свое распоряжение о скорейшем избрании ректора, и в августе 1813 г. таковым был утвержден профессор Осиповский. 9 августа 1813 г. С. подал прошение об отставке и, получив ее, в 1815 г. потребовал на просмотр свое дело, которое, однако, дальнейших последствий для него не имело.

Будучи в Харьковском университете, С. в 1812 г. вместе с профессором X. Ф. Роммелем основал "Общество наук" при университете, состоявшее из двух отделений: естественного (физика, химия, математика, врачебные и другие науки, "основывающиеся на созерцании и испытании природы") и словесного (эстетика, философия, археология, древняя и новая история со всеми вспомогательными науками). Общество это должно было издавать на латинском языке ежегодно один том "Рассуждений", заключающих в себе "все, что относится до распространения наук и знаний, новейших открытий членов общества и других ученых", и "Дневные Записки" на русском языке, где должно было быть помещаемо все то, "что для какого-либо класса граждан в отечестве полезно и известно быть должно". Общество это скоро прекратило свое существование вследствие того, что нашествие французов, взамен научных, выдвинуло на первый план интересы политического характера. Обладая живым и практическим умом, разносторонним образованием и представительной наружностью, С. соединял ловкость в обращении с умением влиять на людей. Этими его качествами и объясняются, несмотря на молодость, выборы его в ректоры в то время, когда старшинство по службе ставилось очень высоко, и назначение в тех случаях, когда требовалось представительство власти и интересов университета и округа. После И. Ф. Тимковского, он чаще других назначаем был и для обозрения народных училищ. Так, в 1805 г. он посетил Екатеринослав, в 1808 — Воронеж и в 1809 — Таганрог и Нежин и везде сумел расположить жителей к учебному делу и даже склонить их к пожертвованиям: при открытии Воронежской гимназии, например, по его почину собрано было более четырех тысяч рублей, а при открытии Таганрогской — до двух тысяч. В подаваемых им в училищный комитет весьма подробных отчетах о результатах своих поездок С. показал основательное знакомство с училищным делом и, между прочим, обращал внимание на настоятельную необходимость практического и ближайшего ознакомления учителей со способами преподавания наук прежде отправления их на место, что и вызвало некоторый изменения в форме чтения лекций в университете. Как профессор физики и вообще как ученый, С. не отличался самостоятельностью мысли и новизной изложения предмета и был лишь искусным компилятором; однако лекции его, которые он читал о "жаром, выразительно и употребляя много славянских слов", слушались о интересом, Обладая "светлою логикою", которая особенно ясно выражалась на лекциях при изложении многосложных вопросов и теорий, С., по отзывам знавших его, вообще был "находчив, гибок, смел, решителен и нетерпелив". По выходе в отставку из Харьковского университета, он переехал на жительство в Петербург, где с 1826 г. состоял членом учрежденного тогда "Комитета для рассмотрения учебных пособий". С 1829 г. и до конца своей жизни он состоял для особых поручений по хозяйственной части при департаменте государственного хозяйства и публичных зданий министерства внутренних дел. С. был членом многих ученых и других обществ: с 1809 г. — действ. член Вольного экономического общества, с 20 сентября 1809 г. — член-корреспондент Императорской академии наук, с 1814 г. — член Московского университета и состоящего при нем Общества врачебных и физических наук, с 1816 г. — медико-хирургической академии, с 1827 г. — действительный член Императорского Московского общества сельского хозяйства и с 5 мая 1828 г. — член Российской академии (по предложению А. С. Шишкова). Из иностранных ученых обществ С. был членом Великобританского королевского в Геттингене, Пражского ученого и естественно-исторического в Йене. Участие в трудах некоторых из этих обществ доставило С. много знакомств среди тогдашних ученых и писателей; бывая в Кишиневе у известного И. П. Липранди, он познакомился там с Пушкиным, на которого произвел весьма благоприятное впечатление.

Научная и литературная деятельность С., открывшая ему доступ в столь большое число ученых обществ, выразилась, главным образом, в издании им руководств по физике и статей, касающихся этого предмета. Еще в Сербии им изданы "Физика, простым языком списана за род словено-сербский" (три тома, с фигурами; Будин, 1801—1803 гг.); "Сербский секретарь" (Будин, 1802); "На смерть бессмертного мужа Иоанна Раича, архимандрита монастыря Ковиля, преставившегося 11 декабря 1801 г.", стихотворение (Будин, 1802 г.). По приезде в Россию С. напечатал еще следующие свои работы и речи, читанные им в Харьковском университете: "О воздушных камнях и их происхождении" (речь, Харьков, 1807 г.); "О явлениях городов и прочего в воздухе, называемых fata morgana" (речь, там же, 1808 г.); "Начальные основания умозрительной и опытной физики". с фигурами (там же, 1809 г.;) "О предохранении себя от ударов молнии во всех случаях жизни (речь, там же, 1810 г.); "О причинах, делающих воздух неспособным для дыхания, и о средствах, предохраняющих от совершенной порчи" (речь, там же, 1811 г.); "Начальные основания физической географии" (там же, 1813 г.); "Начальные основания физической астрономии" (там же, 1813 г.); "Система физики", две книги, с фигурами (там же, 1813 г., принята была как руководство в гимназиях своего времени); "О саранче и способах истребления оной" (эта статья С. вызвала таковую же С. А. Маслова в "Земледельческом Журнале" 1825 г.); "О соломенных и разных других отводах молнии и града" (СПб. , 1826 г.); "Теоретико-практическое наставление о виноделии" (перевод с книги: "Traité théor. et pratique de vinification", 1824 г.; СПб. , 1830 г.); "О неблагоразумном и превратном домашнем воспитании детей, в примерах, по способу Сальцмана; книга для родителей и наставников" (две части, 1831 г.). Неизвестно, к какому времени следует отнести еще сочинения С.: "Кондор, или открытие таинств" и "Аристид и Наталия". Скончался С. в Петербурге, 25 августа 1832 года.

Дело архива департамента герольдии Правительствующего Сената о дворянстве Стойковича. — Дела, архива минист. народн. просв., карт. 159, № 6053; карт. 156, № 5787; карт. 137, № 4091. — Д. И. Багалей, "Опыт истории Харьковского университета", т. I, Харьков, 1893 г., стр. 211—216, 220, 301—352, 506—508. — Η. Лавровский, "Эпизод из истории Харьковского университета", "Чтения в Московском обществе истории и древностей российских", 1873 г, кн. II, смесь, стр. 1—37 и "Труды и летописи" того же общества, ч. III, кн. II, приложение стр. 180, — Rommel, "Erinnerungen aus meinem Leben und aus meiner Zeit": "Geheime Geschichte"; в русском переводе Я. Балясного, "Воспоминания профессора Роммеля", "Южный Сборник", 1859 г., № 9, стр. 1—29; № 10, стр. 43—64, № 11, стр. 103—146. — Н. Лавровский, "В. Н. Карамзин и открытие Харьковского университета", "Журнал Министерства Народного Просвещения", 1872 г., ч. CLIX, № II, стр. 216—221. — Его же, "Из первоначальной истории Харьковского университета", там же, 1869 г., ч. CXLV, № 10, стр. 246. — "Русский Архив", 1866 г., стр. 1267; 1869 г., декабрь, стр. 2018; 1887 г., январь, стр. 122. — М. И. Сухомлинов, "История Российской Академии", вып. VII, СПб. , 1885 г., стр. 470. — Его же, "Исследования и статьи", т. I, стр. 96. — Рославльский-Петровский, "Об ученой деятельности Харьковского университета в первое 10-летие его существования", "Журнал Минист. Народн. Просвещ.", 1855 г., июль. — Л. Майков, "Пушкин", СПб. , 1899 г., стр. 125. — "Сборник статей, читанных в отделении русского языка и словесности Императорской Академии Наук", т. V, вып. II, СПб. , 1873 г., стр. 263, 282. — К. Фойгт, "Историко-статистические записки об Императорском Харьковском университете", Харьк., 1859 г., стр. 139, 140, 142 и 144. — "Пять лет из истории Харьковского университета", воспоминания проф. Роммеля, Харьков, 1868 г., стр. XIV и 111. — "Записки, мнения и переписка адмирала А. С. Шишкова", Берлин, 1870 г., т. II, стр. 429. — А. А. Кочубинский, "Начальные годы русского славяноведения", Одесса, 1887—1888 г., стр. 192, 261, XCVIII. — Л. Майков, "Историко-литературные очерки", СПб. , 1895 г., стр. 119. — С. Маслов, "Историческое обозрение Императорского Московского общества сельского хозяйства", Москва, 1846 г., стр. 168, 268. — В. Шемиот, "Общий список членов Императорской Академии Наук со дня ее основания", стр. 65. — Месяцесловы: 1814 г., ч. І, стр. 377, 386, 464; 1816 г., ч. І, стр. 400, 417, 447; 1819 г., ч. І, стр. 477; 1829 г., ч. І, стр. 435. — В. Сопиков, "Опыт российской библиографии", №№ 2526, 2758, 6476, 6675, 6725, 8905, 12360, 12362, 13156. — "Сборник постановлений по министерству народного просвещения", т. II, отд. І, 1826 г., стр. 26. — "Каталог русских книг в библиотеке Императорского С.-Петербургского университета", т. I. СПб. , 1897 г., стр. 889, 890. — В. Межов, "Русская историческая библиография за 1865—1876 гг.". — "Воспоминания P. Сошальского", "Харьковск. Губ. Вед.", 1869 г., № 44 — Толь, "Настольный словарь", s. v. — "Энцикл. лексикон Березина", s. v. — "Энциклоп. словарь" Брокгауза-Ефрона, т. 31, s. v.