РБС/ВТ/Татаринов, Валериан Алексеевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Татаринов, Валериан Алексеевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Суворова — Ткачев. Источник: т. 20 (1912): Суворова — Ткачев, с. 322—326 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Татаринов, Валериан Алексеевич в дореформенной орфографии


Татаринов, Валериан Алексеевич, государственный контролер, выдающийся государственный деятель, происходил из старой дворянской семьи, родился в 1816 г. Образование получил в Московском университетском пансионе и по окончании курса в нем поступил на службу в канцелярию государственного контроля. В 1842 г. был командирован в 2-е отделение Собственной Его Величества канцелярии для составления контрольных правил и законов. В 1850 г. он был назначен вице-директором канцелярии государственного контроля и правителем дел комитета по составлению ревизионного устава. Приобрев солидный служебный опыт, в 1852 г. занял пост генерал-контролера департамента гражданских отчетов и председателя особой комиссии для исследования растраты сумм комитета 10 августа 1814 г. Уже в это время Т. обратил свое внимание на ненормальное положение отчетности в государстве и пришел к убеждению, что России нужен контроль, обладающий правом и обязанностью указывать хозяйственным учреждениям все их ошибки и ложные приемы, раскрывать и преследовать все злоупотребления и недосмотры в хозяйственных распоряжениях, не соответствующих или вредящих интересам государства. В богатом инициативой и творческом уме Т. зароились реформаторские планы. С незрелыми, но построенными на твердой и здоровой почве проектами некоторых из таких планов был ознакомлен великий князь Константин Николаевич, а через его посредство и Император Александр II, отнесшийся весьма сочувственно к идеям и стремлениям Т. В конце 1855 г. он был послан за границу для изучения механизма поверки государственной отчетности. На основании собственных размышлений и приобретенного за время службы практического опыта Т. уже сам пришел к известным выводам в области целесообразной постановки государственного контроля, выработал некоторые руководящие принципы, поэтому понятно, с каким пылом и интересом занялся он изучением практической постановки этого дела в тех странах, которые ему удалось посетить. И действительно, едва ли кто-либо другой мог бы собрать более обильную жатву в результате этой командировки, чем сделал это Т. Объехав главные западноевропейские государства — Пруссию, Австрию, Бельгию и Францию, — он в каждом серьезно и подробно останавливался на постановке государственного контроля и изучил этот вопрос всюду в совершенстве — от основных принципов и до мельчайших деталей. Результатом этой поездки Т. были составленные им пять записок: "Государственная отчетность в Пруссии", "Государственная отчетность во Франции", "Государственная отчетность в Австрии", "Государственная отчетность в Бельгии" и "Хозяйство и отчетность военного министерства во Франции". Каждая из них, вопреки обыкновению, была не официальным отпиской-отчетом, а свидетельствовала о необычайном трудолюбии автора и исключительном его интересе к трактуемым вопросам. Эти труды, по возвращении Т. на родину (в начале 1858 г.), были представлены им тогдашнему государственному контролеру Анненкову и в течение 1858—1861 гг. появились в свет (2-е изд. 1881—1884 гг.). Вместе с тем во время своей командировки T. собрал огромное количество подлинников и копий разных документов и форм иностранной государственной отчетности, и этот материал сослужил ему хорошую службу впоследствии, при разработке книг и разнообразных бланков для той же цели на родине. Но самое главное — из поездки Т. возвратился с вполне готовым, глубоко продуманным, систематически разработанным и на иностранных образцах проверенным планом реформы государственного контроля в России. К этому времени в государственной отчетности царил полный хаос. Недвижимые имущества, материальные капиталы и переходящие денежные ресурсы не были на счету. Государственная роспись считалась государственной тайной. Целые отрасли государственных доходов, составляя предмет произвольного хозяйничанья в руках отдельных распорядительных управлений, не поддавались наблюдению даже министерства финансов, игравшего в то время единственную роль государственной бухгалтерии, притом далеко не точной и не полной. Государственный Совет при рассмотрении бюджета ограничивался одним констатированием фактов, предлагавшихся его вниманию, так как не имел предоставленного законом права ориентироваться в документах и материалах. Роспись составлялась крайне гадательно: источники доходов были известны далеко не вполне, а расходная графа составлялась на основании простых заявлений министерств и главноуправлений, редко представлявших мотивы в необходимости испрашиваемых средств. Так называемого принципа единства кассы, т. е. государственной казны как таковой, в строгом смысле не было: министерство финансов по букве закона хотя и было призвано исполнять обязанности казнохранилища, но на деле три четверти государственных доходов хранились и расходовались отдельными ведомствами. Кроме того, каждое министерство, помимо общегосударственных средств, пользовалось и своими капиталами, имело свое хозяйство, нередко шедшее вразрез с интересами казны; притом эти приходо-расходы отдельных ведомств совсем не показывались в государственных сметах. Что же касается государственной отчетности, то тогдашняя система ее поверки состояла в окончательной ревизии правильности своих приходо-расходов самими отчетными управлениями, на долю же тогдашнего государственного контроля, созданного законом 30 декабря 1836 г., оставалась формальная и бесцельная поверка общих, так называемых генеральных отчетов высших учреждений, составлявших их из частных отчетов подведомственных им мест и представлявших их иногда 5—6 лет спустя по совершении оборотов; некоторые же министерства, напр. юстиции, за длинный ряд лет и вовсе умалчивали отчетами пред государственным контролем.

При таких ненормальных условиях требовалось резкое и коренное изменение всей системы ведения как государственного хозяйства, так и отчетности. Именно за это в высшей степени трудное и сложное дело и взялся Т. Он отлично сознавал и грандиозность задачи, и те почти неодолимые препятствия, которые он встретит на своем пути в лице всякого ранга чиновников, которым наличные условия служили щитом и ширмами для собственных целей. Тем не менее он взялся за это громадное дело, вооруженный сознанием его важности для государства и поддержкою немногих лиц, и после ряда лет если довел его и не до желаемого им конца, выполнил и не во всем его объеме, то все же сделал очень многое, едва ли не все, что можно было совершить при таком обилии неблагоприятных условий. В 1858 г. он выработал проект преобразования, основанный на совершенно новых началах. В основу его легли два новых принципа в отношении финансовой системы и два таких же новых начала в порядке ревизионного надзора. В преобразованиях финансовой системы он предложил: 1) "Систематическое, подробное и однообразное для всех управлений составление финансовых смет и такое же исполнение их с безусловным и немедленным обращением всех сметных остатков в распоряжение государственного казначейства", и 2) "Введение единства кассы, т. е. сосредоточение всех денежных средств государства исключительно в кассах министерства финансов с правом одного только этого министерства заведовать сбором всех государственных доходов и обязанностью производства платежей". В отношении же порядка ревизии свои предложения Т. формулировал: 1) "Устройство в государстве одной только, но сильной и вполне независимой от исполнительной власти ревизионной инстанции, имеющей право по подлинным документам производить всестороннее наблюдение за движением капиталов и уполномоченной поверять и судить действия и хозяйственные операции исполнителей и главных распорядителей", и 2) "Установление "предварительного контроля", обязанного в лице членов той же высшей ревизионной инстанции производить предварительную поверку всех расходных предписаний, предупреждать и останавливать неправильные распоряжения государственными капиталами". На выработанном T. проекте с этими четырьмя друг друга дополняющими началами была положена Высочайшая резолюция о передаче его на рассмотрение комитета министров, в котором он и обсуждался 5 ноября в присутствии Государя. Постановлением комитета министров было решено для всестороннего обсуждения новых начал образовать особую комиссию, в которую Т. был назначен делопроизводителем, незадолго перед тем получив звание статс-секретаря. Обсудив подробно вопросы о рассмотрении и заключении смет, о введении "единства кассы" и установлении одной независимой ревизионной инстанции — государственного контроля с предварительной и последующей поверками отчетности, — комиссия во всеподданнейшем докладе (в феврале 1859 г.) заявила, что проектированные основания улучшений финансовой системы и государственного контроля "единогласно признаны не только полезными, но и крайне необходимыми", а относительно сделанных министрами и главноуправляющими доводов против реформы заметила, что "не только не поколебалась ими, но еще более укрепилась в своем решении о пользе и настоятельной необходимости для России таких преобразований". Несмотря на все нападки лиц и учреждений, старавшихся удержать старые порядки независимого распоряжения казенными средствами, проект комиссии был утвержден, и тотчас же была образована новая комиссия, специально для устройства кассового и ревизионного порядка, в которой Т. занял место председателя. Выработанная ею и вскоре введенная в жизнь новая кассовая система уже в первые годы своего действия раскрыла истинное состояние финансов государства, сосредоточив все средства страны в одном министерстве финансов, что повело к значительному сокращению расходов. В 1862 г. по указаниям Т. составлены были кассовые правила, официально названные "Правилами составления, исполнения и заключения финансовых смет министерств и главных управлений", остающиеся и до сих пор главной основой государственного счетоводства. Хотя объем их в значительной степени был урезан Государственным Советом путем введения ряда сборов и доходов, не подлежащих внесению в сметы, но сущность осталась неизменной, и осуществление их явилось крупным и решительным шагом по пути действительного контроля над денежными операциями государственных учреждений. 1 января 1863 г. Т. был назначен исправляющим должность государственного контролера, и в том же году впервые были применены упомянутые новые сметные правила. В 1864 г. он приступил к производству опыта введения единства кассы сначала в одном Петербурге; в 1865 г. это начало было распространено еще на 12 губерний, а затем последовательно и на всю Россию. Параллельно с этим и таким же осторожным и последовательным путем вводились и контрольные учреждения: в 1864 г. была образована в Петербурге временная ревизионная комиссия, — первое учреждение в России для своевременной и документальной поверки государственных оборотов; такие же учреждения, под именем контрольных палат, в начале 1865 г. были введены еще в 12 губерниях, а в 1866 г. распространены и на остальные; с этого времени контрольные палаты стали поверять все государственные доходы и расходы на местах ежемесячно по подлинным документам. В своих отчетах до 1866 г. Т. не переставал указывать на дефициты в государственном бюджете, представляя соображения о способах восстановления давно уже нарушенного равновесия государственной росписи. Результатом таких настояний было сокращение многих непроизводительных расходов, и в 1868 и 1869 гг. государственная роспись была сведена без сверхсметных ассигнований. К 1866—1869 гг. относится введение Т. еще одного контрольного принципа первостепенной важности — фактического контроля. В 1866 г. это начало впервые было применено к эксплуатационным действиям Николаевской железной дороги, а в последующие годы оно было введено и для других казенных железных дорог, причем чины государственного контроля начали производить внезапные свидетельства перевозки товаров, пассажирских поездов и багажа. В 1869 г. Т. вошел в сношение с министром финансов о введении фактического контроля на винокуренных заводах и в оптовых складах вина, что приведено было в исполнение уже после его смерти. Наконец, в 1870 г. впервые введены правила материального счетоводства в интендантских складах. В целях устранения неудобств двойной ревизии и значительного уменьшения расходов казны Т. провел слияние административного контроля сборов Николаевской железной дороги с поверкою доходов дороги государственным контролем, и эти доходы с 1867 г. стали поверяться ежедневно, на самом месте сбора.

Хотя все главные предположения Т. и даже многие второстепенные удостаивались Высочайшего одобрения, однако не все они были проведены в жизнь, — и между ними прежде всего предварительный контроль. Вследствие возражений различных ведомств, особенно министерства финансов, эта важная мера осталась лишь благим пожеланием и была осуществлена уже после смерти Т. Точно так же, несмотря на все настояния T., осталось в силе изъятие от наблюдения государственного контроля целой серии доходов и расходов отдельных ведомств. Тенденции к безотчетному и бесконтрольному пользованию государственными средствами в некоторых кругах были слишком устойчивы, и борьба Т. с этим явлением не увенчалась полным успехом. Т. сделал все, что находил нужным, целесообразным и необходимым в государственных интересах, и не его вина, если не все его планы, не все его рациональные предложения получили осуществление. Последующая деятельность Т. была поглощена, главным образом, усилиями, вследствие упорного противодействия далеко не всегда успешными, — указать и заполнить пропуски и пробелы в проведенной реформе, отстоять необходимость исправления пропусков и упущений. Важность и насущность принципа единства кассы, установленного пока лишь временно, должно было доказать в применении на практике, и для этого требовался усиленный и неусыпный труд со стороны Т. Немало было работы и второстепенной важности. Изданные правила движения, отчетности и ревизии государственных капиталов постоянно требовали в том или ином пункте частичного пересмотра, согласования с многочисленными узаконениями и регламентами всех хозяйственных управлений; точно так же нуждалось в дальнейшем развитии и установление о контрольных палатах. И T. всему и всюду давал направление, совершал подготовительные работы для будущих преобразований, клал начало, собирал материалы, разрабатывал и устанавливал образцы книг, бланков и пр. Усиленный умственный труд повел к глубокому расстройству мозга, и эта болезнь Т. ускорила его смерть, последовавшую 14 февраля 1871 г. от разрыва сердца, в самый разгар его государственной деятельности. Он не оставил семье никакого состояния, и детям его по Высочайшему повелению было выдано 100 тысяч рублей из государственного казначейства. Деятельность Т., результаты созданных им зрело обдуманной отчетности и ревизионной реформы получили правильную и достойную оценку в официальном заявлении Государственного Совета (1876 г.), в котором было констатировано, что "больший сравнительно с прежним порядок в государственном хозяйстве, большая бережливость в употреблении средств государства, большее уважение к финансовым хозяйственным законам стали положительно замечаться в последнее время, и на проявление всех этих улучшений значительную долю влияния бесспорно имеет более строгий и внимательный контрольный надзор", который и является всецело детищем Т.

Полное Собрание Законов. — "Архив Государственного Совета". — А. Головачев, "Десять лет реформ", СПб. 1872. — Н. Алышевский, "В память o B. A. Татаринове. О прошлом и нынешнем устройстве государственного контроля в России", СПб. 1881. — A. Градовский, "Начала русского государственного права", т. II, СПб. 1887. — В. Лебедев, "Финансовое право", т. І, вып. II, СПб. 1891. — Л. Ходский, "Основы государственного хозяйства", СПб. 1894. — Ф. Бочковский, "Организм государственного контроля сравнительно с государствами Западной Европы", СПб. 1895. — Ив. Блиох, "Устройство финансового управления и контроля в России в историческом их развитии", СПб. 1895. — B. Сакович, "Государственный контроль в России", СПб. 1896. — В. Тальберг, "Государственный фактический и предварительный контроль в железнодорожном хозяйстве", Киев 1897. — "Преобразование государственного контроля и некоторых частей финансовой администрации в России", "Морской Сборник", 1859, №№ 6 и 12. — "Преобразование государственной отчетности", ч. III: "Всеподданнейшие доклады, послужившие основанием к установлению коренных начал нового устройства смет, касс и ревизии", СПб. 1861. — "Сборник циркуляров, изданных по государственному контролю в 1865—1873 гг." (№№ 11, 27, 73 и др.). — "Голос", 1871, № 49. — "Энциклопедич. словарь" Брокгауза-Ефрона, изд. 1-е, т. 32, СПб. 1902, s. v. — "Исторический Вестник", 1882, № 7.