РБС/ВТ/Тетеря, Павел

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тетеря, Павел
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Суворова — Ткачев. Источник: т. 20 (1912): Суворова — Ткачев, с. 503—505 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Тетеря, Павел в дореформенной орфографии


Тетеря, Павел, малороссийский заднепровский гетман. О его происхождении и ранних годах не имеется достоверных сведений. Он был зятем Юрия Хмельницкого и любимцем его отца, Богдана. До 1647 г. занимал должность регента, т. е. правителя канцелярии городского суда во Владимире-Волынском, а затем недолго состоял на службе у брацлавского каштеляна Г. Стемпковского. Когда в 1648 г. вспыхнуло восстание Богдана Хмельницкого, Т. присоединился к казакам и занял должность переяславльского полковника. В конце 1653 г. из Москвы в Украйну пришло посольство боярина Бутурлина для принятия Малороссии в подданство. 31 декабря это посольство в 5 верстах от Переяславля торжественно встречено T., бывшим во главе 600 казаков. Сойдя с лошади, он произнес витиеватую приветственную речь, в которой от лица казаков выражал радость, «яко вы (послы) со исполнением царского обета грядете к нам, еже быти под высокою великодержавнаго благочестиваго царя восточного рукою православному и преславному войску запорожскому», и после обмена приветствиями ввел посольство в Переяславль, куда 6 января 165 и г. прибыл и Хмельницкий с войсковыми чинами. Во всех дальнейших переговорах, предшествовавших присяге, в совещаниях тайных и явных и в известной Переяславльской раде. Т. принимал ближайшее участие. Когда в церкви, куда стороны пришли для присяги, между Хмельницким и Бутурлиным вышли разногласия в том, присягать ли и Бутурлину за царя встречною клятвою в ненарушении вольностей казацких, отчего Бутурлин отказывался, — гетман и все старшины отправились в дом Т. для совещания, а потом Т. и миргородский полковник Сахнович возвратились в церковь и продолжали настаивать на своем требовании. Т. ссылался на пример польских королей, приносящих присягу своим подданным, но Бутурлин стоял на своем, полагая, что и говорить о присяге царя непристойно, а в сохранении вольностей заверяя своим посольским словом. С этим Т. и вернулся в свой дом к Хмельницкому. 8 января гетман и полковники, в их числе и Т., принесли присягу. 12 января T., войсковой писарь Выговский, войсковой судья Самойла Богданович и другие лица предложили Бутурлину дать хотя бы грамоту за своей рукой, дабы показывать ее по полкам для приведения к присяге, ибо без такого письменного документа «в города ехать для привода к присяге нельзя, потому что всем людям в городах будет сомнительно». Бутурлин отказал. Т. и судья Самойла Богданович (Зарудный) составили договорные статьи о присоединении Малороссии, а в конце марта Т. и судья Гонсевский были посланы в Москву для представления их царю Алексею Михайловичу. T. бил челом, чтобы 1) урядники в городах были избираемы из местных людей, а не назначались из Москвы, 2) гетман и войско могли принимать иностранных послов, если только они не пришли с чем-нибудь противным царскому величеству, 3) число реестровых казаков было не менее 60 тысяч, 4) по смерти гетмана войско могло избирать нового по своей воле, 5) права и вольности не были нарушены. На все эти пункты последовало согласие царя и бояр.

В начале 1657 г. Т. снова ездил в Москву в качестве посла от Хмельницкого. Там он должен был, с одной стороны, дать ответ на два вопроса бояр, — почему мало денег собирается с казаков и как эти средства расходуются (до Москвы доходили вести о злоупотреблениях сборщиков, полковников и гетмана) и по какому праву гетман принимает послов (хотя это не противоречило договору), а с другой — представить несколько грамот Хмельницкого и несколько челобитий войскового писаря, судей и др. При представлении царю Т. произнес большую речь, преисполненную фигурами витийства, в чем он был незаурядным мастером. Пока шли переговоры, получилась весть о смерти Хмельницкого, после чего Т. повел речь о новом гетмане, имея в виду сына Богдана, Юрия Хмельницкого, и не зная еще о выборе радою в гетманы Ивана Выговского. На предложение Т. последовало царское согласие, для извещения о котором в Малороссию было отправлено посольство Кикина.

По возвращении в Малороссию Т. присоединился к партии Выговского, а потом вместе с ним изменил и передался на сторону Польши, за что и был назначен заднепровским наказным гетманом. В 1660 г., когда западно-бережный гетман Юрий Хмельницкий начал умышлять измену, T., по настояниям королевского комиссара Беневского, был избран войсковым писарем. Так как Юрий был еще «молоденький» и, в противоположность отцу, человек небольших дарований, то он всецело подпал под влияние T., человека деятельного и красноречивого. Уже с этого времени Т. стал фактически гетманом западной части Малороссии и свое влияние направил в пользу Польши. В 1662 г. Юрий открыто изменил. В последовавших в том же году битвах гетман был сначала разбит князем Г. Ромодановским, но затем сам нанес жестокое поражение московским войскам. Тем не менее его положение было шатким, и Т. неоднократно писал и посылал сказать королю, что необходима помощь казакам, иначе дела примут дурной оборот, ибо войско непослушно, своевольничает, притом татары из союзников грозят превратиться в господ. По отношению к Юрию он, по-видимому, держался лицемерной политики, внешним образом уговаривая казаков его не сменять, а тайно добиваясь этого. В конце 1662 г. Юрий сам отказался от гетманства и постригся. На его место гетманом западной стороны был избран Т. Враги его говорили, что он получил гетманство от Хмельницкого по родству, но в избрании его злоупотребления были, по-видимому, не свыше обычных. Свое гетманство T. начал с посольства к польскому королю, прося его о немедленной помощи и обращая внимание на все возрастающую силу и влияние среди казаков татар. Гетманство T., хотя и продолжалось около 5 лет, было непрочно и неспокойно. Украйна раздиралась междоусобиями, вызванными вопросом о гетманстве в восточной ее части, на которое было несколько претендентов. Одного из последних, Самко, T. всячески старался привлечь на сторону Польши. После избрания в гетманы восточной стороны Брюховецкого Т. стал посылать туда «прелестные листы», в которых призывал казаков склониться к Польше, но успеха не имел. Во время похода того же 1662 г. польского короля на восточную часть Украйны Т. начальствовал казаками и отрядом союзных татар. Сначала он обложил Гадяч, но чрез несколько недель принужден был отступить, так как прослышал о приближении кн. Ромодановского с московскими полками. В апреле он осадил кошевого Серко в Смелой, но урона осажденным не мог принести. Неудачи побудили Т. писать к канцлеру Пражмовскому, что мир с Москвой необходим, особенно ввиду — настойчиво указываемой им и раньше — опасности со стороны татар, явно стремящихся оторвать Украйну от Польши и присоединить ее к Крымскому ханству. На предложение T. не было обращено внимания, несмотря на то, что в таком случае он просил уволить его от гетманской должности, в чем ему тоже было отказано. 22 мая Т. с поляками напал на Канев, где заперся Брюховецкий. Ряд нападений осаждавших и вылазок осажденных не дали ясного результатам поляки отошли за Белую Церковь, а Т. с казаками и татарами направился к Умани, чтобы помешать жителям Уманского и Браславского полков, сторонникам Москвы, убрать хлеб с полей, да кроме того попытаться склонить их вновь в сторону короля. На «прелестных листах» его с соответствующим воззванием нарисован был крест и образ Богоматери; крестом и образом он клялся, что никому не будет мести ни от короля, ни от него. В октябре Т. совместно с польским воеводой Чарнецким настиг царского воеводу Косагова в Медвине и держал его 4 недели в осаде, но взять не мог и отступил. Есть известие, что около этого времени Т. через какого-то монаха предлагал царю простить его и обещал служить верно и помирить Москву с крымским ханом. Вскоре Т. удалился в Польшу, потом в Молдавию, откуда по каким-то соображениям намеревался пройти в Константинополь. Через некоторое время он возвратился, опять ввязался в борьбу с Брюховецким, но в 1667 г. был схвачен и казнен.

„Акты Южной и Западной России“, т. VII—XII. — Архив министерства юстиции, столбцы Малороссийского приказа, № 5865, 6001 и др. — Архив министерства иностранных дел, дела Малороссии, 1662—1665 гг. — Государственный архив, столбцы Приказа тайных дел, № 75. — „Акты Археографической Комиссии“, т. IV. — Полное Собрание Законов, т. I, стр. 308, 311, 313—315; т. VI, стр. 682. — С. М. Соловьев, „История России“, по изд. „Общ. Пользы“ кн. II, стр. 1634—1638; кн. IIІ, стр. 2—5, 91—97, 107—114, 124, 125, 130—135, 142, 414. — Д. Бантыш-Каменский, „История Малой России“, Москва 1830. — Д. И. Эварницкий, „История запорожских казаков“, СПб. 1895. — Костомаров, „Богдан Хмельницкий“, СПб. 1884. — J. Engel, „Geschichte der Ukraine und der Ukrainischen Kosaken“, Halle 1796.