РБС/ВТ/Тимофеев, Алексей Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тимофеев
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Суворова — Ткачев. Источник: т. 20 (1912): Суворова — Ткачев, с. 533—535 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Тимофеев, Алексей Васильевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Тимофеев, Алексей Васильевич, поэт, родился 15 марта 1812 г. в гор. Курмыше, Симбирской губ.; умер в июле 1883 г. в имении Саратовской губ.; среднее образование получил в Казанской гимназии, а высшее — в Казанском же университете, на юридическом факультете, курс которого и кончил в 1830 г. со степенью кандидата. В следующем году Т. переехал в Петербург и поступил на службу помощником столоначальника в департаменте уделов. Первыми напечатанными его произведениями были пятиактная драма "Разочарованный" (СПб. 3832), сборник стихотворений под названием "Двенадцать песен" (СПб. 1833; 2-е изд., 1835), фантазия в 3 сценах "Поэт" и повесть "Художник" (1834). Эти произведения имели значительный успех и обратили на T. внимание в литературной среде того времени. Академик и цензор А. В. Никитенко под 11 марта 1834 г. записывает в своем дневнике: "Я недавно сблизился с молодым писателем Тимофеевым. Это совершенно новое и приятное для меня явление. Он одарен пламенным воображением, энергией и талантом писателя. Доказательством того служат его "Поэт" и "Художник", две пьесы, исполненные мысли и чувства. Он совершенно углублен в самого себя, дышит и живет в своем внутреннем мире страстями, которые служат для него источником мук и наслаждений. Службой он почти не занимается и может не заниматься, потому что имеет деньги и не имеет русского честолюбия, т. е. страсти к чинам и орденам. Всегда задумчив, с привлекательной физиономией. Первоначально нас свела цензура. Я не мог допустить к печати его пьес без исключений и изменений: в них много новых и смелых идей. Везде прорывается благородное негодование против рабства, на которое осуждена большая часть наших бедных крестьян. Впрочем, он только поэт: у него нет никаких политических замыслов". Барон Бромбеус (Сенковский) увидел в Т. восходящую звезду необыкновенной яркости; он превозносил его талант, называл Т. прямым наследником Пушкина и вторым Байроном и, конечно, пригласил в постоянные сотрудники своей "Библиотеки для Чтения". За 1834 г. Т. поместил в последней две мистерии — "Жизнь и Смерть" (кн. 8) и "Последний день" (кн. 10). Одновременно с этим он стал сотрудничать и в "Сыне Отечества", в котором за тот же год напечатал рассказы " Невидимка" (№ 18) и "Важный спор" (№ 35), стихотворения — "Мой демон" (№ 23) и "Послание к барону Бромбеусу" (№ 27).

В конце 1834 г. Т. вышел в отставку и отправился в путешествие по Западной Европе. Он побывал в Германии, Швейцарии, Италии и Голландии, посылая в русские журналы то корреспонденции из разных мест, — напр. "Утрехтские происшествия" ("Библ. для Чт.", 1834), "Русские художники в Риме" (там же, 1835, кн. 8), "Гамбург; письмо к редактору" ("Сын Отеч.", 1834, № 35), "Письмо в ред. из Амстердама" (там же, 1835, № 36), "Письмо к ред. из Кастеля близ Майнца" (там же, № 45), то мелкие стихотворения, как отрывок из фантазии "Человек" (там же, № 10), "Женщина — послание к мурзе Мелику" (там же, № 32), "Я" (№ 33), то более обширные рассказы и повести, каковы: "Сентиментальная женщина" (там же, № 3), "Валерий и Амалия, или несчастное семейство" ("Библ. для Чт.", 1835, кн. 5; отд. Москва 1835) и "Конрад фон-Тейфельберг" (там же, кн. 8). Возвратившись в 1835 г. из путешествия, Т. снова поступил на службу, в министерство народного просвещения, как член редакции его официального журнала, в котором особенно деятельного участия, по-видимому, не принимал, так как за долгое время поместил всего две статьи: "Сравнительное состояние русских университетов за 1834 г." (1835, ч. IX) и "Обозрение русских газет и журналов" (1836, ч. ХIII). Более часто появлялись произведения T. все в той же "Библ. для Чтения"; за ближайшие годы были напечатаны его стихотворения "Ворон" (1835, т. XII), "Мысль" (т. ХIII), "Песня на новый год" и "Всадник" (1836, т. ХIV), "Ветер и Роза" (т. ХVІ), "Вдали и вблизи" (т. ХVІІ), "Пробуждение в сне" (т. ХVIII), "Луна" (1837, т. XX), "Курган" (т. XXI), "Признание и возрождение" (т. XXII), "Время" и "Комета" (т. XXIV), "Море и вулкан", "Выбор" и "Терпение" (1837, т. ХXV), "Тоска" (1838, т. XXVI), "Посиделки" (баллада, т. ХХVIII), "Бедность и богатство" (1839, т. XXXII) и крупная повесть "Джулио" (1836), написанная, как сказано в предисловии, в сотрудничестве с "A. Белкиным", — псевдоним, давший многим повод думать, что под ним скрывается Пушкин (И. П. Белкин), на самом же деле он принадлежит С. И. Сенковскому. Отдельно он издал за это время фантазию "Елизавета Кульман" (СПб. 1835), в 1837 г. вышедшую в переводе К. Ζ. v-С. на немецком языке ("Elisabeth Kulmann", Phantasie von A. Timofeew), "Опыты в прозе и стихах", 3 части (СПб. 1837), пятиактную трагедию "Рим и Карфаген" (1837) и "Очерки Ерусалима и свв. мест: Вифлеема, Вифании, Иордана, пустыни св. Иоанна, монастыря св. Саввы и пр.", — отчасти оригинальные, отчасти же составленные по переписке о Востоке Мишо (1837).

Поместив в "Маяке" 1843 г. несколько мелких стихотворений и "Богатырские сборы Ильи Муромца" — пролог, к драматической поэме "Илья Муромец", Т. вдруг исчезает с литературного горизонта, не появляясь на нем в течение целых 30 лет. Об этом периоде жизни Т. известно следующее: в 1843 г. он перешел на службу в канцелярию одесского ген.-губернатора M. С. Воронцова, через два года возвратился в Петербург, где получил место столоначальника в департаменте министерства юстиции, в 1849 г. был назначен в Уфу губернским прокурором и в этой должности оставался до 1853 г., когда вышел в отставку и поселился в деревне близ Уфы; в 1856 г. он переехал в Москву, где снова служил — чиновником особых поручений при генерал-губернаторе, а в 1870 г. окончательно вышел в отставку и поселился в Петербурге. В дневнике того же А. В. Никитенко под 28 марта 1856 г. сохранилась следующая заметка, характеризующая Т. в периоде его литературного, так сказать, бездействия и отчасти объясняющая последнее: "Встретил недавно T., бывшего некогда литератором, но уже давно не появлявшегося в печати... Насилу мог узнать. Лицо его, некогда довольно приятное, теперь точно опухло и заплыло жиром. Он женился, разбогател, взяв за женою огромное имение, не служит, отъедается и отпивается, то в своих деревнях, то в Москве. Это был большой писака! Писание у него было род какого-то животного процесса, как бы совершавшегося без его ведома и воли. Он мало учился и мало думал, но как под мельничным жерновом у него в мозгу все превращалось в стихи, и стихи выходили гладкие, иногда в них присутствовала мысль.... Журналы наполнены были его стихами. Он издал три тома своих сочинений (разумеются упомянутые "Опыты") — и вдруг замолчал и скрылся куда-то. Но вот теперь выплыл с семьей, с деньгами и с брюхом — уже без стихов. Впрочем, виноват, стихи есть. У него со временем развилось странное направление: он пишет и прячет все написанное. У него полны ящики исписанной бумаги. "Что ж вы не печатаете?" — спросил я. — Да так, — отвечал он: — Ведь я пишу, потому что пишется". Т. действительно писал, работал над произведением, которому он придавал особенное значение. В 1874 г. в сборнике "Складчина" появилось его несколько мелких стихотворений, а два года спустя он выступил с огромной поэмой — "Микула Селянинович, представитель земли". Эго главное его произведение представляет попытку, в большей части удачную, представить в ряде живописных картин всю историю России и в рельефных образах дать очерк происхождения славян.

Несмотря на то, что в 30-х годах Т. пользовался большою популярностью как поэт, он, однако, мало чем выделялся из ряда посредственных стихотворцев того времени. Проникнутым мыслью, хотя и не глубокой, гладким, иногда красивым и образным стихам Т. сильно вредит их высокопарность, часто напыщенность, стремление произвести эффект, отсутствие простоты, а порою и слащавость. Поэзия T. напоминает бенедиктовскую, но слабее ее. Зато у него есть много песен в народном духе, которые выше "русских песен" Дельвига своею цельностью, непосредственностью и задушевностью. Положенные на музыку лучшими композиторами, они сделались народным достоянием; таковы: "Не женись на умнице", "Оседлаю коня", "Борода ль моя, бородушка" и друг.

Д. Д. Языков, "Обзор жизни и трудов покойных русских писателей", вып. III, СПб. 1887, стр. 76—77; вып. IV, СПб., 1888, стр. 12. — "Русские поэты в биографиях и образцах", Гербеля, СПб. 1880, стр. 425—427. — И. И. Панаев, "Литературные воспоминания", СПб. 1875, стр. 150—151. — "Дневник академика А. В. Никитенко", "Русская Старина", 1889, № 8, стр. 286—287; 1890, № 7, стр. 140—141. — "Исторический Вестник", 1883, № 8, стр. 486. — "Энциклопедический словарь" Брокгауза-Эфрона, 1-е изд., т. 33, стр. 189. — "Русская Муза", сборник стихотворений русских поэтов, составил П. Я. (Якубович), СПб. 1904, стр. 98. — Мезиер, "Русская словесность с XI по XIX стол. включительно", ч. II, СПб. 1902, №№ 17943—17960.