РБС/ВТ/Фадеев, Ростислав Андреевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фадеев
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 6—10 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСГРБС/ВТ/Фадеев, Ростислав Андреевич в дореформенной орфографии


Фадеев, Ростислав Андреевич, известный военный писатель и публицист, род. 28-го марта 1824 г. в Екатеринославе, умер 29-го декабря 1883 г., в Одессе. Выдающиеся способности его сказались в раннем детстве: на коленях родителей ему нравились исторические рассказы, жизнь великих людей, военные события. В 10—11 лет Фадеев знал наизусть почти весь «Освобожденный Иерусалим» Тасса, многие стихотворения Державина, десятки страниц из Корнеля, Расина, Карамзина. После подготовки в двух пансионах в Екатеринославе и в Одессе и домашних уроков нескольких учителей в Астрахани, Фадеев в 1837 г. был отправлен в Петербург для определения в артиллерийское училище, в которое через год успешно выдержал вступительный экзамен. К сожалению, курса в этом учебном заведении Фадееву не удалось кончить; за грубость дежурному офицеру он был посажен под арест в артиллерийский модельный кабинет, где зарядил одно из орудий и выпалил; за такой проступок виновному предстояло быть разжалованным в солдаты и только заступничество начальника артиллерийского штаба, князя И. А. Долгорукова, родственника Фадеева по матери, смягчило наказание высылкою (в 1839 г.) юнкером в батарею, находившуюся в Тирасполе. Пробыв здесь год, Фадеев был переведен в одну из конно-артиллерийских батарей в Саратов, а в 1842 г. ездил в Петербург держать офицерский экзамен. Возвратившись в Саратов прапорщиком конной артиллерии, Фадеев не застал своей батареи и, по желанию отца, вышел в отставку, в которой пробыл 8 лет. Это время он посвятил самообразованию: прочитал множество книг, составил по разным отраслям наук замечательные конспекты и настолько обогатил себя разносторонними познаниями, что впоследствии беседовавшие с ним первоклассные ученые изумлялись глубине и обширности его сведений. Впрочем, одни книжные занятия не могли удовлетворить молодого, впечатлительного человека: ум его кипел жизнью, воображение работало неутомимо и требовало живой деятельности. В 1844 году Фадеев отправился на Кавказ, пробыл там более года, участвовал в нескольких экспедициях, как волонтер, был два раза ранен в руку и голову, затем объехал весь край, изучил его и побывал в Тифлисе. Вернувшись в Саратов в 1846 г., Фадеев намеревался, съездив в Петербург, отправиться на Кавказ к родителям, но судьба изменила его планы. Взявшись хлопотать в столице об освобождении сосланного в Саратов графа М. Потоцкого за семейные истории с его женой, Фадеев «за непозволительную болтовню» был отправлен с жандармом в Екатеринослав, где принужден был прожить до половины 1849 г. и откуда был освобожден только по ходатайству наместника кавказского, князя М. С. Воронцова. Эта в сущности пустая история имела вредные последствия для служебной карьеры Фадеева: многие думали, что он был сослан за политическое дело. Приехав в Тифлис, Фадеев прежде всего усердно принялся за изучение татарского языка, а в конце 1850 г. вновь поступил на службу в артиллерию и был назначен в горную батарею, квартировавшую на самой границе южного Дагестана. Участвуя во многих экспедициях, стычках и сражениях с горцами, а в 1853—1855 гг. в войне с турками, Фадеев неоднократно выказывал замечательную неустрашимость и хладнокровную распорядительность. Так, напр., во время войны с турками Фадеев особенно отличался в боях при Башкадыкларе и Кюрукдаре и за эти дела получил чин, золотую саблю с надписью «за храбрость» и орден св. Владимира 4-ой ст. с бантом (описание сражения под Башкадыкларом — первая печатная статья Фадеева, Появившаяся в «Северной Пчеле», и в «Journal de St-Pétersbourg»). За переправу через Койсу, благодаря которой была решена участь скорого покорения Кавказа, Фадеев переведен лейб-гвардии в Измайловский полк тем же чином капитана, что имел, а за дело с горцами 25-го августа 1859 г., когда первый вступил на Гунибское плато, вместе со штурмовою колонною, — награжден орденом св. Станислава 2 степ. с мечами. Ценя способности Фадеева, наместник кавказский и главнокомандующий кавказскою армиею князь А. И. Барятинский назначил его состоять при себе по особым поручениям и неоднократно доверял ему составление различных проектов. В январе 1860 г. Фадеев был произведен в полковники и в том же году, по поручению фельдмаршала, написал свой первый большой труд «Шестьдесят лет кавказской войны», изданный штабом кавказской армии и переведенный в 1861 г. на немецкий язык. В этом труде, написанном, как и все вышедшее из под пера Фадеева, превосходным, ясным и сжатым языком, автор выказал себя знатоком Кавказа, как в географическом, так и в этнографическом отношениях, знатоком характера и обычаев разноплеменного его населения, а также талантливым исследователем происходивших в течение 60-ти лет военных действий и административных распоряжений. Отказываясь от командования полком, который несколько раз предлагал князь Барятинский, особенно благоволивший к Фадееву, последний продолжал состоять при штабе кавказской армии и в 1861 г., между прочим, сопровождал Императора Александра II во время его путешествия по Закавказскому краю. Государь остался доволен Фадеевым и при отъезде собственноручно надел ему орден св. Владимира 3 степ., в воздаяние отличных действий против горцев. Принимая участие в усмирении восстания в Чечне и в экспедиции 1864 г. на правом фланге, завершившей покорение Кавказа, Фадеев в июне того же года произведен в генерал-майоры. Этим закончилась его кавказская боевая жизнь. Правдивое описание счастливо закончившейся борьбы с горцами Фадеев сделал вроде «Писем с Кавказа», печатавшихся в 1864 и в 1865 гг. в «Моск. Вед.», а затем вышедших отдельным изданием. Если в кавказских письмах Фадеев показал себя искусным администратором и тонким знатоком стратегических положений, то в «Записках о кавказских делах», составляющих вторую часть первого тома собрания его сочинений, он дал драгоценный материал для топографического знакомства с театрами военных действий на азиатско-турецкой границе и высказал много полезных советов, которые, к сожалению, не были исполнены. Предприняв в 1865 г. заграничное путешествие, которое доставило Фадееву тем большее удовольствие, что он в совершенстве владел французским языком, автор «Писем с Кавказа», по возвращении в Тифлис, занялся составлением различных проектов, из которых особенно любопытен проект завоевания Мерва, осуществившийся значительно позднее, а в свое время затерявшийся в петербургских канцеляриях. 1866 год имел в жизни Фадеева весьма важное значение: этим годом завершилась его военная карьера, сделанная так быстро и сулившая столь блестящую будущность; в этом году Фадеев получил от военного министра Д. А. Милютина письмо с предложением состоять при военном министерстве — и ответил на него отказом; зимою того же года Фадеев начал писать «Вооруженные силы России», которые с февраля 1867 г. (кн. 2—7) стали печататься в «Русском Вестнике», в 1868 г. изданы отдельным изданием, переведены на многие европейские языки и за границею встретили вообще более справедливую оценку, чем в России. Это сочинение, направленное, главным образом, против системы округов, возбудило оживленную полемику и до того обострило отношения с военным министерством, что автор принужден был выйти в отставку. Оценивая военное устройстно с точки зрения боевой готовности армии, осуждая полное сосредоточение в министерстве не только хозяйственной, но и строевой части, враг в военном деле бумажного делопроизводства, Фадеев встретил сочувствие во многих военных авторитетах, известных боевых генералах, каковы: князь А. И. Барятинский, граф Н. И. Евдокимов, А. П. Ермолов, Д. И. Скобелев, А. Н. Лидерс, П. Е. Коцебу, А. Е. Врангель. Все эти лица разделяли мнение Фадеева, что окружная система, жертвуя боевыми целями административным улучшениям, ослабила командное и ответственное начало, ради возвышения коллегиально-нестроевого элемента. Продолжая развивать и дополнять свои взгляды на совершавшиеся в русской армии преобразования, Фадеев в 1873 г. собрал свои статьи и брошюры в одну книгу, под заглавием: «Наш военный вопрос», в которой по-прежнему заявлял о необходимости «органического устройства русской армии, основанного на точном расчете средств и целей, на верной оценке естественных источников русской силы, под начальством настоящих боевых людей, вместо устройства механического, подражательного и произвольного, руководимого бюрократией». В конце книги была помещена политическая брошюра: «Мнение о восточном вопросе», напечатанная в 1869 г. в «Биржевых Ведомостях» (№№ 310, 313, 315 и 323) и переведенная на английский и чешский языки. Брошюра эта стяжала Фадееву широкую известность в славянском мире: славянские газеты и журналы стали печатать статьи о нем и его биографии, а несколько славянских городов прислали дипломы на почетное гражданство. «Мнение о восточном вопросе» и прибавление к нему — это программа решения всеславянского дела: находя, что восточный вопрос неразрешим на Балканах, польский не распутывается в Варшаве, вопрос о Черном море не кончается на Босфоре и что все эти затруднения стянуты общим узлом, лежащим на среднем Дунае или, согласно позднейшей поправке Фадеева, в Берлине, — даровитый публицист говорил, что славянам предстоит неизбежное онемечение, если они не объединятся под главенством и при помощи России. Как и все беспристрастные наблюдатели происходящего в средней Европе племенного брожения, Фадеев утверждал, что никакое мирное развитие в этой стране света невозможно, пока быт всех славян не будет обеспечен от немецких посягательств, не будет устроен в смысле русских желаний. При окончательном решении славянского вопроса Фадеев придавал значение выработанности общественного мнения и не без основания полагал, что от степени нашего нравственного развития и экономического благосостояния будет зависеть ясное понимание исторического значения для России славянского объединения. Исходя из такого мнения, Фадеев в ряде статей, помещенных в «Русском Мире» (1872 г.) под общим заглавием: «Чем нам быть?» и вышедших в 1874 г. отдельным изданием под названием: «Русское общество в настоящем и будущем», — высказал свои мысли о необходимости организовать общественное мнение, при помощи создания связного культурного сословия. Являясь высшим правящим классом в России, это сословие не должно быть замкнутым для прилива в него лучших сил из нижних слоев населения. Признавая необходимым постепенное ограничение, если не искоренение, бюрократизма в России, Фадеев предлагал с этою целью передать внутреннее управление в руки земства. Деятелями его могли бы явиться все слои населения, принадлежащие к культурному сословию, ядром которого было бы земельное дворянство. Чтобы предоставить цензовому дворянству реальное влияние на жизнь, Фадеев полагал расширить его роль в местном управлении, сделав земство учреждением государственным. Тогда земские деятели стали бы вырабатывать из своей среды людей, способных и к общему руководительству по всем отраслям государственного управления. Русское дворянство, составляющее союз образованных русских родов, какого бы происхождения они ни были, тесно сплоченное с верховною властью, надолго обеспечило бы правильное развитие России — обеспечило бы до тех пор, пока не воспитало бы народ до всесословности не на словах, а на деле. Фадеев считал также необходимым определить особые обязательные отношения дворянства к всесословной воинской повинности и службе в армии. Для упорядочения крестьянского самоуправления он советовал поставить, по избранию дворянства, над волостями особых попечителей. С целью поднятия уровня народного образования и сосредоточения наших образовательных средств, Фадеев указывал на необходимость для современной России трех ступеней общественного воспитания: грамотности для народа, техническо-промышленного обучения для молодых людей, перерастающих чернорабочий слой вследствие зажиточности своих родителей, и науки, в полном значении этого слова, для культурного класса. — Еще в 1870 г. Фадеев получил предложение от египетского правительства заняться устройством египетской армии и решился принять это предложение только тогда, когда увидел, что для его военной деятельности нет места в России. Фадеев предполагал мало-помалу подготовить хедива к войне с Турциею, одновременно с восстанием славян. В январе 1875 г. Фадеев отправился в Египет, где встретил самый радушный прием. Хедив просил его принять на себя командование египетскою армиею, с условием — надеть египетский мундир, на что Фадеев не согласился и поэтому не мог быть назначен главнокомандующим, хотя делами и занимался. С наступлением 1876 г., лишь только выяснилась возможность враждебных столкновений Египта с Абиссинией, хедив стал настойчиво предлагать Фадееву командование войсками; но он решительно объявил, что воевать с христианами не будет, и тотчас стал готовиться к отъезду. Перед отъездом хедив подарил Фадееву свой портрет с надписью и 4000 червонцев. Во время русско-турецкой войны Фадееву не удалось поступить в действующие русские войска; не удалось ему также осуществить свои планы в Сербии, где до объявления войны он пробыл два месяца и немало помог князю Милану своими указаниями, за что и получил орден Такова 1-й степ. Несмотря на полученное Фадеевым согласие императора Александра II оставаться во время войны в Сербии, князь Горчаков, из боязни дипломатических осложнений, настоял на его отозвании. Тогда Фадеев отправился в Черногорию, где оставался до конца военных действий, совершил все походы, участвовал во всех сражениях и штурмах при взятии Антивари, Вольницы и других фортов и крепостей. Князь Николай Черногорский по-товарищески делил с ним походную жизнь и, по окончании войны, пожаловал ему орден Даниила 1-й степени и участок земли около Антивари. Летом 1878 и 1879 годов Фадеев ездил из Одессы в Ялту для представления императору Александру II: в первый раз — двух проектов (о железных дорогах в Сербии, причем доказывал необходимость передать их в русские руки, и о пароходстве по Дунаю), а во второй — своих записок о современном состоянии России. Эти записки были напечатаны, с Высочайшего разрешения, в 1881 г. в Лейпциге, под заглавием: «Письма о современном состоянии России». Высказанные в этих «Письмах» взгляды разделялись многими и, между прочим, графом М. Т. Лорис-Меликовым, который устроил причисление Фадеева к главному штабу и откомандирование в министерство внутренних дел. Осенью 1882 г. Фадеев получил извещение главного штаба, что к июню 1884 г. будет зачислен в запас. Несомненно, что нравственное потрясение, вызванное таким известием, усилило давний физический недуг, который свел талантливого писателя в преждевременную могилу после четырехмесячных страданий. Похороны Фадеева происходили в первый день Нового 1884 года на Одесском кладбище.

«Воспоминания о Р. Фадееве» Н. А. Ф—й в первом томе «Собрания Сочинений Р. А. Фадеева»; здесь же обзор литературной деятельности Фадеева. — Д. Языков, «Обзор жизни и трудов покойных русских писателей», вып. III, стр. 92—93. — «Моск. Вед.», 1883 г., № 362. — «Русь», № 1 за 1884 г. — «Моск. Вед.», №№ 3 и 5. — «Нива», № 6; и «Совр. Изв.», № 7. — «Русск. Вед.». №№ 7 и 8. — «Моск. Лист.», № 27. — «Истор. Вестн.», кн. 2, стр. 371—379 и 455—456. — «Изв. СПб. слав. благотвор. общ.», кн. 3. — «Русская Мысль», 1889 г., № 1 («Внутреннее обозрение»). — «Русский Вестник», 1891 г., кн. 9, 10, 11 (статья С. Т — ва «Р. А. Фадеев и его сочинения»); то же, 1892 г., кн. 4 и 5 («Р. А. Фадеев, как военный деятель и писатель»).