РБС/ВТ/Феврония (святая)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Феврония (святая)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 26—27 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Феврония (святая) в дореформенной орфографии


Феврония (в миру Евфросиния) — святая, супруга муромского князя Давида, в иночестве Петра, также причтенного к лику святых. О ней дошли до нас известия уже позднейшего происхождения, по всей вероятности XVI в., появившиеся, как можно полагать, одновременно с канонизацией муромских чудотворцев. Известия эти дошли до нас в виде повести о святых князьях, в достаточной степени обилующей измышлениями фантазии; из этой повести почти все, что можно признать более или менее вероятным и возможным в действительности, вошло в житие святых в прологе. По этим известиям кн. Давид, еще до занятия княжеского стола в Муроме, долго страдал от какой-то тяжкой болезни: тело его было покрыто струпьями. Дочь одного «древолазца» (бортника), славившаяся умом своим, вылечила князя какою-то мазью. Из разговоров с своей исцелительницей князь заключил о выдающемся уме и добром сердце девушки и, в благодарность за исцеление, хотел жениться на ней. Но потом нашел неприличным своему сану супружество с девицей низкого происхождения. Вскоре князя опять посетила прежняя болезнь, и опять он исцелен был тою же Евфросинией. На этот раз он привел уже в исполнение прежнее свое обещание: женился на Евфросинии. Но когда Давид Юрьевич, по смерти старшего брата своего, занял муромский княжеский стол, муромские вельможи, под влиянием родичей Давида, завидовавших власти последнего, нашли брак своего князя неприличным для него и унизительным для родовитых жен: они требовали, чтобы князь или отпустил от себя супругу, или сам оставил Муром. Давид Юрьевич согласился скорее на последнее требование. Покинувши княжество, он остался с небольшими средствами, и это обстоятельство повергало его в мрачные думы. Умная княгиня советовала князю не печалиться и надеяться, что Господь не оставит их в нищете. Вскоре в Муроме поднялись междоусобия из-за власти, и в этой борьбе пали многие из вельмож. Бояре вынуждены были просить Давида и Евфросинию возвратиться в Муром и взять власть в свои руки. В доказательство прозорливости и проницательного ума Евфросинии в повести передается, между прочим, следующий эпизод из ее жизни. Во время плавания по Оке, один из сопровождавших княгиню, человек женатый, неравнодушно смотревший на красивую княгиню, был в сильном возбуждении от нечистых помыслов. Княгиня, понявшая причину возбужденного состояния этого человека, приказала ему почерпнуть и попробовать воды сначала с одной стороны судна, а потом — с другой, и когда исполнивший это приказание спутник на вопрос княгини, какая разница между той и другой водой, ответил, что нет никакой, Евфросиния сказала: «Точно так одинаково естество женское; напрасно ты, оставляя свою жену, думаешь о чужой». Достигши старости, князь и княгиня приняли иноческий чин, один с именем Петра, а другая — с именем Февронии. Последняя умерла в 1228 г. в один день с супругом. Оба они, согласно с их завещанием, положены были в один гроб. По окружной грамоте митр. Макария от 1547 г. февр. 26, память их установлено праздновать «в Муроме повсюду» июня в 25 день.

«Памятн. стар. лит.», I; — «Степ. кн.», I, 272; — «Акт. Аρх. экс.», I, № 213, стр. 203; — Ключевский: «Древнерусские жития святых, как исторический источник», 287 и 464; — Филарет: «Жития святых», июнь 25 и «Обзор русск. дух. лит.», изд. 8, кн. I, стр. 155; — Голубинский: «Истор. канонизации святых», 1893, стр. 54, 71, 159, 174; — См. биогр. Петра, св. князя.