РБС/ВТ/Феодор Иванов

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РБС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Феодор Иванов
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яблоновский — Фомин. Источник: т. 25 (1913): Яблоновский — Фомин, с. 275—277 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Феодор Иванов в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Феодор Иванов, диакон, один из первых раскольнических вождей и писателей; ум. 14 апреля 1682 г. В среде раскола он не без основания считался человеком «паче иных в божественном писании потрудившимся и много полезное о церкви ведущим», мужем «книгочтения всепотщательного и рассуждения добросиятельного». Хорошо знал вероучение, священные и божественные книги и отеческие писания, душеполезных книг «читал… десятков шесть», в самом начале раскольнического движения делал специальные изыскания в пользу его во «многих харатейных древних книгах» и в «печатных всех тоже… и в киевских, и в сербских, и в болгарских, и в острожских», «грамматику знал отчасти» и имел некоторые познания даже в языках греческом и латинском. Как писатель Ф. обнаружил умение основательно и ясно писать. Биографические сведения о нем до выступления на защиту старой веры крайне незначительны и отрывочны. Из показания его на одном из допросов по обвинению в принадлежности к расколу известно, что он был сын попа Ивана, который «служил в вотчине боярина кн. Никиты Ивановича Одоевского в Дмитровском уезде, в селе Колычеве; а он… Федка, с ним жил у церкви Покрова Пресв. Богородицы; а переведен отец ево из ево ж боярской вотчины, из села Троицкого»; «после морового поветрия» в 1654 г., когда, может быть, умер его отец, а сам он еще не принял священного сана, «была… на него запись такая, что было ему жить за князь Сергеем Михайловичем Одоевским, а написано в той записи, бутто он крестьянский сын, и та запись взята на него поневоле». Освободившись от последствий этой записи, Ф. служил где-то диаконом до 1658 г., когда по «перехожей грамоте» был перемещен на диаконское место к приделу собора Пресв. Богородицы в Благовещенском соборе, что у великого государя на сенях. С этим перемещением Ф. становился в непосредственную близость к богомольному царю и кружку группировавшихся около последнего наиболее выдающихся духовных лиц. Возможно, что этим перемещением он обязан был своим выдающимся качествам и что на новом месте ему давали какие-нибудь особые поручения, выходившие за пределы его службы. По крайней мере, на одном из допросов он ссылается, как на нечто известное правительству, на свою командировку в Переяславль Рязанский. Первое время своей службы при соборе Ф. ничем не проявлял своих симпатий к старой вере: он так же, как и другие священнослужители кремлевских церквей, «по служебникам новые печати служивал». Это время ушло у него, как он показывал впоследствии, на проверку вводимых церковных новшеств по старописанным харатейным книгам, «за 400 л. и за 500 л. кои писаны», и печатным «всем» изданиям. Когда у него составилось определенное убеждение, что все вообще нововведения неправильны, и что, в частности, «блудят… што кошки по кринкам… нынешние переправщики по книгам и, яко мыши, огрызуют божественные писания», он прекратил служение по новым книгам и вошел в сношения с раскольническими деятелями. 9 мая 1665 г. по приказанию царя у Ф. были отобраны келейные книги и бумаги, и сам он отведен к митрополиту сарскому Павлу. В тот же день митрополит Павел сделал ему первый допрос о причине неслужения по новоисправленным книгам и о сношениях с главарями раскола, после чего Ф. был посажен на цепь в доме митрополита. 13 декабря тем же митрополитом Павлом был произведен второй допрос, в связи со вновь открывшимися из отобранных бумаг данными. В течение последующих за тем 5-ти недель «многие поставки были, и распросы, и ласкания, и уговоры от Павла того митрополита, по приказу цареву, во дворе его, и в соборной церкви, и в патриаршей крестовой», дабы оставил свои заблуждения. Попытки уговорить Ф. делались и со стороны его родных. В январе 1666 г. его перевели «для соблюдения» до созыва собора, в Покровский монастырь, что на убогих, но и оттуда он «во град часто поемлем был» для увещаний. 11 мая его позвали на собор, где на вопросы иерархов он «отрыгнул словеса злоклеветные и ложные» — назвал восточных патриархов неправославными, на вопрос о православии русских архиереев ответил «со усумнением: Бог их весть» и похулил богоисправленный символ, Святого аллилуиа устроение и первых перстов в знаменовании крестном сложение. Относительно символа, аллилуиа и сложения перстов он подал собору особое письмо. После безуспешных увещаний собор 13 мая приговорил Ф. к лишению сана и отлучению от церкви. Этот приговор был приведен в исполнение в тот же день в Успенском соборе. Перед самым обрядом снятия сана и анафематствования Ф. послал царю увещательное послание о многих сокровенных тайнах церковных и о новых ересях. За исполнением приговора последовало заключение Ф. под стражу в Никольском Угрешском монастыре. Там он почувствовал раскаяние и прислал собору покаянное письмо, в котором изъявлял покорность иерархам, отказывался от своих мудрований и бил челом государю о прощении и освобождении. Вследствие этого письма 2 июня 1666 г. по приказанию царя с него был снят допрос через архимандрита Угрешского монастыря Викентия и 27 августа взято письменное обязательство о совершенном повиновении собору и о согласии принять новые обряды и книги. Вслед за тем или же немного ранее 27 августа его перевели, «совершенного ради покаяния и исправления», в Покровский монастырь, что на убогих. По-видимому, и теперь в нем не замечалось полного исправления, так как отсюда его отправили на два месяца к митрополиту сарскому Павлу для новых увещаний. По возвращении в Покровский монастырь Ф. «выкрадчи из дому своего, где преж сего жил, жену свою и детей, бежал», но был пойман и отдан «под начал до указу», кажется, в Троице-Сергиеву лавру. В 1667 г. его взяли на время собора в Mo сковский Богоявленский монастырь. Здесь имел с ним прения и опять безуспешно пытался его убедить проживавший там иконийский митрополит Афанасий. Ввиду явного упорства Ф. собор не имел повода вторично рассматривать его дело и потому утвердил прежнее решение о нем и его соумышленниках, дополнив это решение определением о передаче обвиняемых градскому суду. 21 февраля 1668 г. «великий государь указал: у благовещенского роздьякона у Фетки урезать языка и сослать в Пустозера». Казнь состоялась 25 февраля «в другом часу дня», и того же дня Ф. отправлен в Пустозерск, куда прибыл 20 апреля. В Пустозерске Ф. встретил Аввакума, Лазаря и др. «отцов раскола». Узники помещались в земляных тюрьмах, длиной «по сажени, а от полу до потологу головой достать». Тюрьма Ф. каждую весну затоплялась водой, которая стояла месяца полтора и иногда два. Сначала узники жили в тесном единении, но затем у Ф. начались нелады с Аввакумом на догматической почве. Они вели между собою бесконечные и большей частью мелочные споры — например, по поводу одной описки в Псалтири «больши года бранилися» — и наконец совершенно разошлись. Аввакум, далее, предал проклятию своего соратника и на каждом шагу старался чинить ему неприятности. Так, один раз, когда Ф. в неурочное время вылез из своей тюрьмы через окно, чтобы побеседовать с кем ему было нужно, Аввакум дал знать об этом страже, и та сильно побила Ф. В другой раз, в весеннее половодье, Аввакум научил стрельца просечь борозду к уже затопленной избе Ф., «да паче притекает сверху вода». Главным занятием узников было составление и рассылка посланий сторонникам старой веры. В писаниях этих немалую роль играли чудеса, якобы случавшиеся с ними, видения и проч. Между прочим они широко распространили весть, что будто бы отрезанные у них языки чудом вновь отросли и служат к славе Божией. Результатом этого было то, что царь приказал вновь им отрезать языки и отсечь по руке. Когда и после того узники не переставали своими письмами повсюду возбуждать народ и поносить церковь и царя, их по определению гражданской власти 14 апреля 1682 г. сожгли в срубе.

От Ф. сохранились следующие сочинения: 1) Письмо к игумену Феоктисту, 1665 г. (напеч. в «Материалах по истории раскола» Н. Субботина, т. I); 2) Челобитная на попа Сисоя, 1666 г. (ibid., I); 3) Письмо собору pycских архипастырей 1666 г. (ibid., IV); 4) Челобитная царю Алексею Михайловичу, 1666 г. (ibid., VI); 5) Прение с митрополитом иконийским Афанасием (ibid., VI); 6) Послание к Иоанну некоему (ibid., VI); 7) О послании в заточение и мучения Феодора (ibid., I); 8) Сказание об Аввакуме, Лазаре и Епифании (ibid., VI); 9) Письмо из Пустозерска к семье протопопа Аввакума (изд. в «Памятн. первых лет рус. старообрядчества» Я. Барскова, СПб., 1912 г.); 10) Послание из Пустозерска к сыну Максиму и прочим (ibid., VI); 11) О позваний антихристовой прелести (ibid., VI); 12) Послание ко всем православным об антихристе (ibid., VI); 13) Книга, глаголемая ответ православных (рукопись; отрывки напеч. ibid., VI и VIII); 14) О богоотшельнике Никоне (ibid., VI); 15) Ответ на вопрос некоего инока (ibid., VII) и 16) Ответ православных (рукоп.).

«Диакон Ф., его сочинения и учение» (статья неизвестного автора в «Православном Собеседнике», 1859 г., II). — Субботин, «Материалы для остории раскола», том. I, VI, VII и VIII. — Смирнов H., «Внутренние вопросы в расколе в XVII в.»,СПб., 1898 г. — Товаров А., «Благовещенского собора диакон Ф. Иванов» («Владимирские Епарх. Ведом.», 1893, 1894 и 1895 гг.). — Перетц, «Слухи и толки о патр. Никоне» («Известия отд. рус. языка и слов.», т. V, в. 1). — Барсков Я., «Памятники первых лет рус. старообрядчества», изд. Имп. Археогр. Ком., СПб., 1912 г. — Дружинин В. Г., «Писания русских старообрядцев» (перечень списков), изд. Имп. Археогр. Ком., СПб., 1912 г. — «Виноград Российский», изд. журнала «Старообрядец», M., 1906 г. — Извеков H., прот., «Moсковские дворцовые церкви», во II т. «Трудов Комиссии по изучению церковной старины в Москве и московской епархии», М., 1906 г.