РБС/ВТ/Фомин, Николай Ильич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фомин, Николай Ильич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яблоновский — Фомин. Источник: т. 25 (1913): Яблоновский — Фомин, с. 491—492 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Фомин, Николай Ильич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


[491]Фомин, Николай Ильич, писатель второй четверти XIX столетия. Сперва был чиновником, но потом, неизвестно по каким причинам, променял чиновничью карьеру на свободную деятельность артиста. Как таковой он выступал в драматических ролях сначала в Казани, а затем в Москве. По-видимому, на театральных подмостках Ф. успехом не пользовался, так же как не заявил себя успехом и на литературном поприще. Этого рода деятельность Ф. началась с 1826 г.; по крайней мере, первый печатный его труд вышел отдельной брошюрой именно в это время. Написанная в память Александра I элегия появилась под заглавием: «Плач Россиянина над гробом незабвенного Монарха Александра І Благословенного», M., 1826 г. Затем появились следующие его произведения: «Дань благовения, приносимая сетующими Россиянами [492]в Бозе почившей Государыне Императрице Марии Феодоровне», М., 1829; «Войны времен Очаковских, или Возвращение на свою родину капитана Доброхотова после долговременной разлуки с семейством своим. Московская повесть в стихах», М., 1829 г.; «Нищий, или Ужас, владычествующий в вертепе игроков. Московская повесть в стихах», М., 1829 г.; «Понедельник. Шуточные стихи», М., 1830 г. В это время Ф. переехал в Петербург, где продолжал свою деятельность как писатель. Здесь им были изданы: «Скитающийся странник, или Ночной побег приговоренного к эшафоту», П., 1830 г.; «Русский ратник, или Великодушие государя имп. Николая I. С.-Петербургская повесть, взятая из анекдота, случившегося в благополучное царствование сего монарха», П., 1830 г.; «Отец царства русского, или Неделя пребывания великого монарха Николая І в печальной Москве», СПб., 1831 г.; «Сетующие россияне при гробнице Государя цесаревича и великого князя Константина Павловича», П., 1831 г.; «Воспоминание о добродетельной жизни супруги Его Имп. Высочества, блаженныя памяти государя цесаревича и великого князя Константина Павловича, Ее Светлости княгини Жанеты Антонины Лович», П., 1832 г.; «Благоговеющая Европа перед мавзолеем Александра I Благословенного. Посвящается гр. А. А. Аракчееву», П., 1833 г.; «Стенька Разин. Историческая повесть из времен царя Алексея Михайловича, с приложением современных исторических актов и грамот», П., 1836 г.; «Достопамятный брак царя Иоанна Васильевича Грозного. Историческая повесть, взятая из древнего новгородского предания», П., 1834 г.

Все эти труды как по внешней форме, так и по внутреннему своему содержанию в настоящее время не представляют никакого интереса, да и вряд ли представляли его когда-нибудь. Восхваляя русских императоров и особ царствующего дома, автор совершенно не касается их деятельности и ограничивается общими похвалами, благодаря чему его труды этого сорта напоминают скорее гимны, чем похвальные слова. Что же касается «исторических повестей» Ф., то Белинский однажды обмолвился относительно «Стеньки Разина», и притом обмолвился далеко не в пользу автора. «В этой исторической повести, — сказал критик, — нет никакой повести; это просто вздор, сколько бессмысленный, столько и дорогой, потому что стоит 4 рубля. Четыре рубля за 4 листа чепухи!» Надо заметить, что Белинский еще милостиво отнесся к творению Ф. Это совпало с тем моментом, когда Виссарион Григорьевич в основу своего миросозерцания положил стих: «И все то благо, все добро», когда кличка «Неистовый Виссарион» еще не применялась к нему.

Стихотворные произведения Ф. написаны белыми стихами по образцу русской народной поэзии. Местами стихи грешат против размера, местами бывают сравнительно удачны. Вообще же слог Ф. тяжел, не обработан. В «Северной Пчеле», между прочим, помещена статья неизвестного автора, вскрывающая изнанку литературной деятельности «автора пятнадцатого класса». Указываются оригинальные способы, практиковавшиеся Ф. при распространении своих изданий, и проч.

Если даже предположить, что орган Ф. Булгарина и Н. Греча, этих «литературных братьев-разбойников», и сильно преувеличил действительность, то все же, очевидно, в данном случае применима русская пословица: «Нет дыма без огня». Умер Ф. несомненно до 1848 г., ибо в вышеуказанной статье, написанной, очевидно, под живым впечатлением, приводится и причина смерти Ф. — чрезмерная потеря крови от пиявок.

«Северная Пчела», 1848 г., № 25. — М. Ольхин, «Систематический реестр русским книгам с 1831 по 1846 гг.», СПб., 1846, отд. I, стр. 217, 228, 246; отд. II, стр. 44. — Белинский, Сочинения, изд. под ред. Венгерова, СПб., 1901, т. III, стр. 40, 41.