РБС/ВТ/Хавский, Петр Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хавский, Петр Васильевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фабер — Цявловский. Источник: т. 21 (1901): Фабер — Цявловский, с. 263—266 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Хавский, Петр Васильевич в дореформенной орфографии


Хавский, Петр Васильевич, т. с., известный законовед и исследователь русской хронологии, род. 4 июня 1771 г., умер в Москве 22 января 1876 г. Как человек не родовитый, не получивший образования и только знавший грамоту, Х. начал служебную карьеру с самой маленькой должности — подкопииста в земском суде; но уже в 1808 г. он был назначен повытчиком в Рязанское губернское правление и вскоре переведен на ту же должность в Москву, в 7-ой департамент сената, а с 1812 г. состоял при юрисконсультских делах в департаменте министерства юстиции в Петербурге. Здесь он представил министру юстиции И. И. Дмитриеву свой проект об уничтожении во всей России письменных книг о запрещениях и разрешениях, налагаемых на имения, и о замене их новыми, печатными книгами. Вскоре, однако, Х. был переведен снова в Москву секретарем в 6-й департамент Сената, и его проект надолго попал под сукно. С 1815 по 1817 г. он слушал в Московском университете лекции по юридическим наукам у профессоров Снегирева и Давидова, после чего ему было поручено преподавать русскую историю и юриспруденцию в канцелярии сената сенатским чиновникам, готовившимся в аудиторы. По этому поводу он в 1818 г. напечатал «лекцию, читанную при публичном преподавании правил российского законоведения приуготовляемым в аудиторы для армейских полков». В этой лекции Х. подвергает критическому разбору почти всю существовавшую тогда литературу по юриспруденции и настаивает на необходимости теоретического образования и знакомства с историей законодательства и для юриста-практика. Служебные обязанности не мешали Хавскому заниматься юриспруденцией, и результатом этих занятий в 1817 г. явилась книга «О наследстве завещательном, родственном и выморочном», историко-догматическое исследование, охватывавшее предмет с возможною для того времени полнотою и свидетельствующее о непосредственном знакомстве автора с нашим законодательством, несмотря на его хаотическое состояние. Сперанский писал Хавскому по поводу этой книги: «нахожу, что она имеет главные достоинства, свойственные сочинениям сего рода: порядок, расположение, ясность слога и такую меру обозрения, которая объемлет важнейшие и труднейшие вопросы». Сочинение о наследстве обратило внимание правительства на его автора, и Х. был избран корреспондентом комиссии составления законов. При ее помощи он предпринял обширное издание: «Собрание российских законов», целью которого было расположить в хронологическом порядке весь законодательный материал, «чтобы по всем предметам российского законоведения заменить недостаток и неверность юридических книг». В основание этого собрания Х. кладет верную мысль о необходимости издания «копий с законодательных памятников по старшинству времени составления их, без всякого оных сокращения против оригинала», ибо «новый закон объясняется прежним». В семи объемистых томах Х. издал законодательный материал о наследстве и вексельном праве. В 1822 г. он был назначен редактором в комиссию составления законов, и результатом его участия в трудах комиссии явились систематические собрания узаконений о дворянах, купцах, Государственном Совете, Сенате и министерствах, а также законов гражданских и уголовных, о судоустройстве и судопроизводстве гражданском и уголовном и пр., что составило с прежними томами всего 16 томов. Много труда и энергии вложил Х. в это издание, но столь обширная работа не по силам одному человеку, и верная в основе мысль Хавского об издании точных копий с оригиналов в хронологическом порядке осуществилась лишь при императоре Николае I в издании Полного собрания законов. В 1820 г., по инициативе Московского генерал-губернатора князя Д. В. Голицына, был рассмотрен проект, поданный Хавским еще в 1813 г., о сокращении «юстицких книг» вотчинной коллегии чрез исключение статей уничтоженных и о замене их новыми, печатными книгами; и, утвержденный 28 декабря 1821 г., положил основание периодическому изданию сенатских объявлений для текущих запрещений и разрешений, налагаемых на имения. Для приведения же в надлежащий порядок прежних «юстицких книг» в Москве учреждена была комиссия, председателем которой с 1829 г. состоял Х. Участие Хавского в нашем законодательстве, постоянные занятия в комиссии составления законов и его печатные труды по юриспруденции обратили на него внимание ученого мира, и главное правление училищ выдало ему свидетельство, заменявшее ученый аттестат, которого он не имел. По совету Карамзина и Жуковского Х. написал историю законодательства при Александре I, начало которой было напечатано в «Русском Инвалиде», 1826 г. (№ 18 и 19) под заглавием: «Взгляд на историю российских законов, изданных в царствование императора Александра I». Эта история, оставшаяся неоконченною, не представляет собою ничего выдающегося, однако свидетельствует об обширных познаниях автора в отечественном законоведении. По упразднении комиссии составления законов Х., назначенный во Второе отделение Собственной Его Величества канцелярии чиновником при библиотеке и архиве, сделался одним из деятельных сотрудников графа М. М. Сперанского по изданию Полного собрания Законов. Он пожертвовал Второму отделению часть своей библиотеки, около 200 старинных книг юридического содержания, за что получил от государя брильянтовый перстень. Обширными познаниями и опытностью Хавского Второе отделение однако пользовалось только до 1829 г., когда он, после утверждения его нового проекта о сокращении издания сенатских объявлений, был назначен в Москву председателем комиссии и членом комитета по составлению свода запрещений и разрешений на имения. В этой должности Хавского застало поручение министра юстиции произвести совместно с Солнцевым и Дмитриевым осмотр сенатских архивов в Москве и выработать проект описания документов, хранящихся в этих архивах. Составленный ими проект об учреждении комиссии для описания Московских архивов сенатского, государственного и вотчинного в 1835 г. был утвержден министром юстиции Дашковым; Х., как один из составителей проекта, был назначен постоянным членом комитета и горячо взялся за дело. Члены комитета разделили между собою изучение архивов и на долю Хавского пришлись архивы вотчинный и разрядный. Во время частых споров в комиссии Хавскому нередко приходилось оставаться при особом мнении, и многие из мыслей его были осуществлены министерским распоряжением при ревизии дел комитета. Как ни скромны были результаты деятельности комитета, значительная часть их несомненно принадлежит Хавскому. Во время занятий в комитете Х. в 1837 г. был определен за обер-прокурорский стол в сенате, потом переведен в 1-е отделение 6 департамента. В 1853 г. он был назначен инспектором московских сенатских архивов, с оставлением в прежних должностях, а во время службы в сенате снова состоял с 1862 г. корреспондентом II отделения Собственной Его Величества канцелярии; и ему было поручено заняться приисканием в московских архивах и других хранилищах и доставлением во II отделение указов, положений и пр., а также составить реестр прежним, до царствования Алексея Михайловича, уложениям, указам и т. п., по княжениям и царствованиям российских государей. Наконец, в 1868 г. Х. был назначен членом консультации, учрежденной при министерстве юстиции и в 1873 г., в день празднования 80-летнего юбилея служебной деятельности, пожалован чином тайного советника, а затем еще два года, до конца жизни, оставался на государственной службе. Несмотря на многочисленные и сложные служебные занятия, Х., как большой любитель русской старины, находил еще время и для изучения русской археологии и с особенным усердием в продолжение многих лет разрабатывал наиболее трудные отделы ее — хронологию и генеалогию. Начиная с тридцатых годов он поместил целую массу статей и заметок по хронологии в «Московских университетских и губернских ведомостях», «Северной Пчеле», «Отечественных Записках», «Москвитянине», «Русском Вестнике», «Чтениях общества истории и древностей российских» и в «Журнале министерства народного просвещения». Кроме того, в 1839 г. издал объемистый труд: «Указатель источников истории и географии Москвы с ее древним уездом»; этот труд под разными названиями выдержал три издания: в 1847 г. он был издан с небольшими изменениями под заглавием: «Семисотлетие Москвы (1147—1847), или указатель источников ее топографии и истории за семь веков», в 1868 г. явилось третье издание под названием «Древность Москвы». Это сочинение представляет собою плод огромного, кропотливого труда и рисует картину возрастания и изменения Москвы в топографическом и административном отношениях в разные эпохи. Вторым, более крупным трудом Хавского были его «Хронологические таблицы, в трех книгах», изданные в 1848 г. по предварительном рассмотрении Академией наук. Хронологические таблицы были плодом двенадцатилетнего усидчивого труда и имели целью «дать способ хронологам и историкам, без всяких вычислений по формулам арифметики и алгебры, прямо в таблицах находить все предметы, принадлежащие к Юлианскому счислению времени, гражданскому и церковному православного исповедания, равно узнавать все числа и значения терминологии, введенной для показания времени в русских летописях». Осенью 1846 г. Х. представил в рукописи свои таблицы в Академию наук на Демидовскую премию. Рассмотрение этого труда было поручено академику Я. И. Бередникову, который, не углубляясь в хронологические исследования, согласился с Хавским относительно старшинства мартовского года пред сентябрьским и январским и признал таблицы Хавского достойными награды, так как они «превосходят известные у нас подобные руководства полнотою и удобством к употреблению и служат на время пособием к обрабатыванию исторической хронологии и исправлению наших летописей». Однако академическая комиссия по присуждению Демидовской премии не согласилась с Бередниковым и присудила Хавскому только в 1849 г., когда он представил свои таблицы вторично, уже отпечатанными, половинную премию лишь в виде поощрения. Назначение премии за хронологические таблицы Хавского, в основание которых положена ложная мысль о старшинстве мартовского года, т. е. отвлеченная теория, совершенно противоположная той, которой следовали Нестор и другие летописцы, подало повод к жаркой журнальной полемике, в которой приняли участие многие академики, и не только историки, но и астрономы. Х. до конца жизни упорствовал в своем заблуждении и во всех своих последующих сочинениях по хронологии отстаивал мысль, что мир и Адам были созданы в марте месяце, поэтому мартовский год идет впереди январского и сентябрьского. Кроме уже приведенных сочинений Хавскому принадлежат еще следующие труды: «Истинное значение вруцелета» («Журн. мин. нар. просв.», 1850 г., № 12); «Истинное значение ключа границ (ibid., 1851, 4); »Об источниках истории Москвы и Московского университета« (1852); »Сокращенные хронологические таблицы (1856); «Месяцесловы, календари и святцы русские в 3-х книгах» (1856); «О тысячелетии государства Российского и способах поверки и исправления времясчисления, показанного в русских летописях» (1861); «Таблицы для проверки годов в русских летописях, с приложением хронологических таблиц, сравнивающих Юлианский календарь с Григорианским» (1861); «Опыт исправления недостатков в русских летописях, историях государства Российского, месяцесловах, календарях и святцах» (1862). Х. считал себя компетентным также и в астрономии и написал «Указатель часов Москвы» (1852) и «Изъяснение указателя часов Москвы» (1854), но получил от директора Пулковской обсерватории официальное уведомление, изобличавшее автора «часов Москвы» в совершенном невежестве по части астрономии. Из работ Хавского по генеалогии известны: «Предки и потомство рода Романовых» (1865); «Сокращенная родословная роспись к генеалогическому исследованию о роде Романовых» (1868); «Вечный указатель времени династии царствования дома Романовых» (1872). В 1864 г. Х. написал «Валаамский миротворный круг» с целью отвратить «мрак хронологической учености Запада, принявшего предложение папы Григория XIII, от которого отреклась наша церковь еще в 1582 г.». Кроме вышеупомянутых сочинений Х. напечатал еще около 40 брошюр, относящихся преимущественно к предметам церковной хронологии, пасхалии, генеалогии и русской истории. Сочинения Хавского как по юриспруденции, так и по истории, генеалогии и хронологии не блещут ни глубиной мысли, ни оригинальностью, но свидетельствуют об огромном трудолюбии автора, и это трудолюбие в свое время было оценено современниками. Х. был действительным членом Императорского общества истории и древностей Российских, членом Одесского общества истории и древностей и членом-корреспондентом Археографической комиссии, где принимал участие в издании полного собрания русских летописей. Несмотря на трудовую жизнь, Х. дожил до глубокой старости и умер на 106 году.

«На память друзьям моим», автобиограф. очерк П. В. Хавского, кн. I и II, М., 1874. — «Формул. список о службе д. с. с. П. В. Хавского», М., 1867. — «Описание документов и бумаг, хранящихся в Моск. архиве министерства юстиции», СПб., 1869 г., кн. I, стр. XXVIII—XXIX, кн. VI, статья «Очерк деятельности комитета, учрежд. в 1835 г. для описания Московских сенатских архивов», стр. 130—191. — П. Иванов: «Краткий отчет о занятиях комиссии составления свода запретительных и разрешительных книг». — «Краткий очерк деятельности Второго отдел. Собств. Е. В. канц. за 1826—1876 гг.», СПб., 1876. — А. Ф. Бычков; «К L-летию II отделения» («Русская Старина», 1876 г., № 2). — «Восемнадцатое присуждение учрежденных Н. Н. Демидовым наград, 17 апреля 1849 г.», СПб., 1849. — «Ученые записки Имп. Акад. наук по I и III отдел.», т. 3, вып. V, статья акад. Куника. — «Чтения в Общ. ист. и древн. росс.», 1875 г., № 4: (Арх. Григорий: «О летах жизни П. В. Хавского»). — «Всемирная иллюстр.», 1871 г., № 375. — «Москов. Вед.», 1876 г., № 25, 28. — Иконников: «Опыт русской историографии», ч. I, стр. 157—158.

А. Ч.