РБС/ВТ/Чернышев, Григорий Петрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чернышев, Григорий Петрович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чаадаев — Швитков. Источник: т. 22 (1905): Чаадаев — Швитков, с. 309—313 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Чернышев, Григорий Петрович в дореформенной орфографии


Чернышев, граф Григорий Петрович, род. 21-го января 1672, † 30-го июля 1745 г. Родоначальник теперешних графов Чернышевых, был одним из приближеннейших лиц к Петру Великому и его любимцем и по справедливости может быть помещен в числе выдающихся "птенцов гнезда Петрова" — по выражению Пушкина. Принимал деятельное участие во всех войнах и преобразованиях "первого императора" и отличался личной храбростью и исполнительностью. Испанский посол при русском дворе в 1727—1730 гг., герцог де Лириа, дает следующую характеристику Ч.: "Умен, храбр, хорошо вел себя по службе, но был очень скуп и лжив, и притом враг иностранцев". Лживость и вражда к иностранцам, отмечаемые испанским послом y Ч., требуют пояснения. Ч., как все "птенцы Петра Великого" по смерти их покровителя, в "суетное и опасное время" фаворитов и временщиков должен был вести себя из чувства самосохранения очень осторожно, и эта-то осторожность могла быть понята со стороны за лживость. Более вспыльчивые и откровенные люди из учеников Петра Великого, вроде кн. Д. М. Голицына и А. П. Волынского, умерли в тюрьме или на плахе. Петру Великому Ч. говорил откровенно правду в глаза, и иногда очень резко. Нелюбовь к иностранцам могла являться у Ч. скорее выражением нерасположения к тем немецким "случайным людям", которые стали после смерти Петра Великого переполнять собою правительственные сферы, в ущерб природным русским, чем отрицательным отношением ко всему иноземному.

В 1688 г. Ч. был записан в "житье" и в стряпчие; в 1689 г. — стольник, послан в Симбирск, Астрахань и другие города с извещением о рождении царевны Марии Иоанновны. В 1691—1695 гг., во время воеводства в Казани кн. Данилы Григ. Черкасского, был там "в светлице, судьею". В 1695 г. участвовал в Азовском походе Петра Великого, будучи есаулом у кн. Бориса Алексеев. Голицына. В 1696 г. — воевода в Керенске. В 1699 г. "написан в ученье в солдаты", а затем определен адъютантом к генералу кн. Никите Ив. Репнину. С 1700 года начинаются его боевые подвиги в Великой Северной войне. В 1700 г. Ч. участвовал в походе под Нарву. В 1701—1703 гг. был при взятии Кокенгаузена, Динаминда, Шлиссельбурга и Канцев. В 1704 г. произведен в майоры и образовал новый солдатский полк, переименованный из полка кн. Репнина в Тобольский; при штурме в этом году Нарвы командовал за полковника Тобольским и другими полками, был ранен в голову и в руку и, после ожесточенного боя войдя в город, взял в плен нарвского коменданта Горна; несколько дней спустя принимал сдавшийся по договору Иван-город. В 1705 г. пожалован в подполковники и послан в Вильну, а оттуда в Гродно; потом переведен в другой полк, названный Нарвским, который пришлось обучать. В 1707 г. пожалован в этот полк полковником. В 1708—1709 гг. отстоял от нападения шведских войск Новгород-Северск и Ахтырку, несмотря на то что при блокаде Новгород-Северска присутствовал сам шведский король Карл XII, обещавший в случае сдачи города многие милости. После Полтавского боя (1709 г.) послан через реку Ворсклу к неприятельскому лагерю для взятия "языков"; во время сражения командовал "за бригадира" и был затем награжден этим чином. В июле 1709 г. сопровождал до Москвы 4000 шведских пленных; по возвращении оттуда отправлен в Нарву в команду гр. Ф. М. Апраксина, а ранней весной 1710 г. участвовал во взятии предместья Выборга и в нескольких сражениях в близлежащих финских местечках. Выборг был взят 14 июня 1710 г., по прибытии гвардии и самого Петра Великого, который первым Выборгским комендантом назначил Ч. и пожаловал ему свой портрет, осыпанный алмазами. Осенью этого года и следующего 1711 г. шведы по два и по три месяца осаждали Выборг, и гарнизону приходилось терпеть недостаток в провианте.

В 1710 г. царь Петр Великий женил своего любимца на 17-летней Евдокии Ивановне Ржевской (род. 12 февраля 1693, † 17-го мая 1747 г.), дочери знаменитой "князь-игуменьи", повенчанной через пять лет после того (в 1715 г.) при шутовской церемонии с "князь-папой" Н. М. Зотовым, бывшим "учителем" Петра Великого. В этой шутовской свадьбе матери должна была принять участие ее дочь, Чернышева, в польском костюме, и сам Ч., в "асессорском" платье, "с соловьями", особого рода музыкальным инструментом. — Брак с Ржевской обогатил Ч. (отец его, Петр Захар. Чернышев, не имел большого состояния). Евд. Ив. Ржевская получила от царя в приданое 4000 душ крестьян; потом ее сыновьям от Чернышева Петр Великий жаловал "на зубок" деньги и деревни, так что очень скоро семейство Чернышевых стало весьма состоятельным.

В 1713 г. Ч. взят в собственную царскую эскадру, на галеры, ходил к Гельсингфорсу, предварительно сделав план атаки этого города, и овладел любекским торговым кораблем с разными товарами; вскоре после этого, в день рождения Петра Великого, пожалован в генерал-майоры. 1713—1714 гг. Ч. провел в Финляндии. Осенью 1713 г. он переплыл с шестью тысячами войска на плотах озеро Пелкино, шириной более трех верст, и участвовал в сражении со шведами, которое счастливо окончилось. В 1714 г. был в битве у Вазы, где трижды ранен, одна лошадь под ним убита, а другая ранена. Петр Великий вторично наградил его своим портретом, осыпанным алмазами, и пожаловал ему значительную денежную сумму. В конце этого года Ч. назначен обер-штер-кригскомиссаром при адмиралтействе, так как, по отзыву гр. Ф. М. Апраксина, "нынешнюю кампанию за ранами ни на сухом пути, ни на море служить не может". Состоя в этой должности до 1722 г., заведовал приемом положенных на адмиралтейство сумм и провианта, раздачей жалованья всем морским чинам, военными и адмиралтейскими делами корабельного и галерного флотов, нарядом и присылкой рекрутов и мастеровых людей, канцелярскими и аудиторскими делами, аптеками, госпиталями и академическими школами. Во время отсутствия из Петербурга кн. Меншикова ведал петербургскую полицию и учредил через Неву и из Кронштадта перевоз почты водой, а из Выборга сухим путем. 1717 г. участвовал в заседаниях "консилий" при адмиралтейской канцелярии, под председательством Петра Великого, и назначен наблюдать за выполнением строительных постановлений в Петербурге, так как государь остался недоволен действиями в этом отношении кн. Меншикова. В 1718 г., по учреждении адмиралтейств-коллегии, стал присутствовать в ее заседаниях. В том же году, при обнародовании Петром Великим "Объявления, каким образом ассамблеи отправлять надлежит", в списке тех лиц, у которых по очереди будут устраиваться ассамблеи, помещен

и Г. П. Чернышев. В 1719 г., января 11-го, будучи в адмиралтействе для торжественной закладки военного корабля, Петр Великий посетил Ч., написал у него два письма Румянцеву, а затем поехал с хозяином и с его гостями к псковскому епископу Феофану Прокоповичу, у которого провел несколько часов. В 1720 г. назначен в адмиралтейств-коллегию в звании "камер-советника". Во время представления Петру Великому в присутствии адмиралтейств-коллегии возвратившихся из-за границы гардемаринов Ч. резко возразил на отданное государем приказание, чтобы они прослужили одну компанию гардемаринами, представил доводы о несправедливости такого распоряжения и убедил государя в необходимости немедленно произвести экзамен и наградить достойных офицерскими чинами. (В числе этих гардемаринов был известный впоследствии Ив. Ив. Неплюев, также один из "птенцов" Петра Великого.) В 1722 г. Ч. поручено составление переписи податных сословий в Москве и в Московской губ.; в следующем году он представил докладные пункты относительно переписи и подушного оклада, и в позднейших сенатских указах весьма часто упоминаются резолюции, положенные Петром Великим на дельный и обстоятельный доклад Ч. В 1724 г. государь приказал строить квартиры конным и пехотным полкам около Петербурга, в Московской, Ревельской и Рижской губерниях и в Выборгской провинции, по рисункам, присланным при донесении Ч.: это было последнее исполнение повеления, данного Петром Великим. Мы встречаем затем Ч. в числе тех трех маршалов, которые при похоронной процессии Петра Великого предшествовали его гробу.

При императрице Екатерине I, в 1725 г., Ч. был генерал-кригскомиссаром, в ранге генерал-поручика, и награжден орденом Св. Александра Невского. Вследствие его донесения велено воспользоваться никем не занятыми воеводскими и другими казенными дворами под полковые дворы; предписано ему перестроить житные дворы в Москве, со всеми принадлежащими к ним строениями, на квартиры для двух полков Московского гарнизона и под склад оружия и амуниции. Согласно сделанному им расписанию утвержден Сенатом оклад жалованья земским комиссарам, подьячим и писарям. В том же 1725 г. он послан губернатором в Азовскую губернию, где пробыл с небольшим год и пригласил в это время учителем к своему старшему сыну Тарасия Постникова, изучавшего в Париже философию. Постников вместе со своими двумя товарищами вернулся из-за границы в начале 1723 г., и Петр Великий писал тогда Синоду, чтобы этих молодых людей "освидетельствовать в их науках и определить к делу и учинить им жалованье". Постников пробыл у Ч. лишь несколько месяцев, потому что в сентябре 1725 г. он был назначен преподавателем Московской Заиконоспасской Академии.

В 1730 г. Ч. подписался под двумя проектами, имевшими целью ограничение самодержавия. 1) под проектом, составленным В. Н. Татищевым (также одним из видных "птенцов" Петра Великого) и представленным от имени кн. А. М. Черкасского, игравшего в то время большую роль среди "родословного" шляхетства по своему богатству и родственяым связям, но не отличавшегося ни умом, ни характером, 2) под проектом Максима Грекова.

Чернышев находился также вместе с кн. Черкасским и с генералом кн. Гр. Дм. Юсуповым во главе 150 челобитчиков, явившихся 25-го февраля 1730 г. в Кремлевский дворец, где заседал в то время Верховный Тайный Совет, с прошением о пересмотре шляхетских проектов и мнений. Не удовольствовавшись обещанием Верховного Тайного Совета о передаче их прошения на рассмотрение императрицы, князья Черкасский и Юсупов и Г. П. Чернышев добились аудиенции у самой Анны Иоанновны и были так милостиво ею приняты, что, возвратившись в Верховный Tайный Coвет, повели там совсем иные речи.

Датский посланник при русском дворе того времени, гр. Вестфален, утверждает, что к словам кн. Юсупова о том, что императрица заслуживает искренней признательности за свою снисходительность, Ч. добавил: "Мы не можем лучше возблагодарить Ее Величество за все милости к народу, как возвратив ей похищенное у нее, т. е. самодержавную власть, которой пользовались все ее предки". Вслед за этим было представлено Анне Иоанновне в тот же день прошение "о восприятии самодержавия", поданное кн. И. Ю. Трубецким и прочтенное кн. А. Д. Кантемиром. Под этим прошением мы видим подпись и Ч.

После уничтожения Верховного Тайного Совета и восстановления Правительствующего Сената Ч. назначен сенатором, а в день коронации императрицы Анны Иоанновны, 28-го апреля 1730 г., пожалован в генерал-аншефы. В 1731—1732 гг. он был Московским генерал-губернатором. В числе его забот об улучшении города следует указать на постановку на улицах фонарей. В 1735 г. согласно прошению уволен от службы. В 1740 г. снова сенатор, член следственной комиссии по делу А. П. Волынского и еще двух комиссий: 1) для рассмотрения дел о розданных в Ингерманландии мызах, деревнях и землях, 2,) особой комиссии, учрежденной при Сенате, для решения неоконченных дел. В 1740 г. вышло повеление о производстве ежегодно всем кадетам публичных смотров и экзаменов. Для производства экзаменов, как старший из сенаторов, был назначен генерал-аншеф Ч., но это отменено, потому что ни он, ни другие присутствующие в Сенате "за необучением самих их надлежащим к тому экзамену, кроме военной эксерциции, наукам, притом бесплодны быть могут". Вследствие этого Сенат обратился к Кабинету Ее Имп. Величества с просьбой назначить кого-нибудь другого; тогда избрали генерал-фельдмаршала гр. Миниха и учителей де Сианс и Адмиралтейской Академии и Инженерной школы.

В том же 1740 г. возникло интересное дело, доказывающее в какой "силе" находился тогда Ч. Пользуясь своим значением при Петре Великом, он выпросил себе значительный участок земли при раздаче мест в С.-Петербурге, на берегу Фонтанки. Когда при императрице Анне Иоанновне его стали побуждать застроить чем-нибудь этот участок, он предложил разным торговым и ремесленным людям выстроить на своем дворе по Фонтанке на арендном праве какое кому угодно помещение с тем, чтобы они пользовались им временно такое количество лет, в которое окупится строение. В начале 1740 г., когда еще не вышел срок арендного пользования возводившими на земле Ч. постройки, в Петербурге было произведено усиленное размещение гвардейских солдат на постой в частных домах. Сам Ч. пользовался правом освобождения от постоя своих жилых помещений, но не пользовались этим правом арендаторы и весьма тяготились. Тогда, с согласия арендаторов, которым он предоставил жить у себя во дворе до истечения срока, Ч. потребовал от полицеймейстерской конторы очистить от постоя все помещения на его земле по Фонтанке, так как жильцы "за долговые и за пожилые деньги уступили ему свои домы", а "другие при расчете, чего оное их строение стоило, от него и деньги себе получили". Полицеймейстерская канцелярия представила прошение Ч. на заключение Сената, тот вошел в кабинет министров, а кабинет-министры, зная милость императрицы Анны Иоанновны к Чернышеву и к жене его Авдотье Ивановне, не пожелали выразить своего мнения и поручили Сенату: "рассмотреть и решение учинить по указам, и в полицеймейстерскую канцелярию подтвердить, чтоб впредь из оной канцелярии в надлежащие места доношения подаваны были, с представлением своего мнения, как указы повелевают".

Императрица Елизавета Петровна, в память своего отца, оказывала большое благоволение всему семейству Чернышевых. В 1741 г., при восшествии ее на престол, Ч. получил орден св. Андрея Первозванного, а в 1742 г.,, в день коронации, пожалованы ему с потомством графский титул и многие имения. В 1744 г., когда делались приготовления к торжественному бракосочетанию наследника престола Петра Феодоровича, была представлена императрице ведомость прошений: граф Ч. просил, чтобы его пожаловали генерал-фельдмаршалом и генерал-губернатором в Петербургскую губернию или генерал-адмиралом. Но прошение это не было исполнено. В 1745 г., как сказано выше, Ч. умер.

"Записки" самого гр. Г. П. Чернышева, "Pусская Старина", V, стр. 791—802. — Веселаго, "Общий морской список", СПб., 1885 г., ч. І, стр. 411—413. — Голиков, "Деяния Петра Великого", тт. III—XI, XIII—XV. — Шляхетские проекты и прошения 1730 г. у Корсакова. — "Воцарение им-цы Анны Иоанновны", Казань, 1880 г. — Перв. Полн. Собр. Законов, тт. VII, VIII и XI; "Восемнадцатый век", изд. Бартеневым, тт. II и III. — "Опис. Сенат. Архива", сост. Барановым, тт. II и III. — Петров, "История С.-Петербурга", СПб., 1885 г. — Карнович, "Замечательные богатства частных лиц в России", СПб., 1874 г., стр. 163. — Пекарский, "Наука и литература в России при Петре Великом", СПб., 1862 г., І, стр. 240; II, стр. 436. — Биографии Ч.: Бантыш-Каменский, "Деяния знаменитых полководцев и министров, служивших в царствование государя императора Петра Великого", М., 1821 г., изд. 2-е, ч. 2-я, стр. 241—248. — Его же, "Словарь достопамятных людей русской земли", СПб., 1857 г., ч. III, стр. 509—514.