РБС/ВТ/Чернышев, Петр Григорьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чернышев, Петр Григорьевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чаадаев — Швитков. Источник: т. 22 (1905): Чаадаев — Швитков, с. 327—330 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Чернышев, Петр Григорьевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Чернышев, граф Петр Григорьевич, действительный тайный советник, действительный камергер и сенатор; родился в Петербурге 24-го марта 1712 г. и был старшим сыном денщика Петра Великого, а впоследствии генерал-аншефа, сенатора и графа Григория Петровича Чернышева. Уже с самого его рождения, благодаря положению при дворе его родителей, судьба судила ему блестящую карьеру. Его восприемниками от купели были царь Петр Великий, граф Гавриил Иванович Головкин и царевны Анна и Екатерина Иоанновны. Уже 7-го декабря 1715 года он был зачислен, "во внимание к родителям", солдатом лейб-гвардии в Преображенский полк, а в 1722 году, десяти лет от роду, ему разрешено было поступить на службу к владетельному герцогу Шлезвиг-Голштинскому Карлу-Фридриху, у которого он был сперва пажом, потом камер-пажом, и наконец, в чине капитан-поручика Голштинской службы. 29-го мая 1727 года, в царствование Императора Петра II, вернулся в Россию, где по распоряжению верховного тайного совета 12-го декабря того же года был назначен, с чином поручика, адъютантом к своему отцу, генерал-кригскомиссару и рижскому губернатору Григорию Петровичу. Пятилетнее пребывание за границей и личная склонность к дипломатической карьере заставили Петра Григорьевича 29-го июня следующего года, по предписанию государственной иностранной коллегии, отправиться с русским послом на Суассонский конгресс, для изучения политических дел. С этого времени Чернышев всецело посвятил себя дипломатической деятельности, получив впоследствии широкую известность на этом поприще. Пробыв за границей полтора года, он возвратился в Петербург уже при императрице Анне Иоанновне и 22-го марта 1730 года был пожалован в действительные камер-юнкеры. Принадлежа к русской партии, Петр Григорьевич не пользовался особенным доверием тогдашнего немецкого правительства с Бироном во главе и в продолжение всего царствования, находясь в придворном звании, не нес никаких служебных обязанностей; только женитьба в 1738 году на дочери всесильного в то время начальника тайной канцелярии графа Андрея Ивановича Ушакова приблизила его ко двору, и он 30-го марта 1739 года, будучи старшим камер-юнкером, был сделан первым камергером к принцессе Анне Леопольдовне Брауншвейг-Люнебургской, а 14-го февраля 1740 года пожалован в действительные камергеры к высочайшему двору. Вскоре после этого Чернышеву было предложено отправиться к испанскому двору в качестве полномочного министра; назначение это, однако, не состоялось вследствие смерти императрицы Анны Иоанновны, и только в начале 1741 года, при правительнице Анне Леопольдовне, он был назначен чрезвычайным посланником к датско-норвежскому двору. Случившийся в то время государственный переворот мог расстроить и на этот раз планы Петра Григорьевича, но вступившая на престол императрица Елизавета Петровна благоволила к семье Чернышева и без всяких колебаний 28-го ноября утвердила его в новой должности. Недолго, однако, пришлось ему состоять при дворе датского короля Христиана V, так как 19-го декабря того же года он был переведен полномочным министром в Мадрид и, так же как и в первый раз, не был утвержден в этой должности, а ему повелено было быть 26-го декабря нашим послом в Берлине. В рескрипте, полученном им по этому случаю, было сказано: "Так как король прусский перед недавним временем чрез министра своего Мардефельда велел под рукою потребовать отзыва Бракеля (предместника графа Чернышева в Берлине), которым он не очень был доволен, то и вы пристойным образом имеете нашим именем представить королю, чтоб он показал нам взаимное снисхождение, отозвал от нашего двора своего министра Мардефельда".

Еще до приезда Петра Григорьевича в Берлин отправлен был к нему указ от 13-го февраля с поручением: домогаться у короля прусского Фридриха II поддержки в деле избрания в герцоги Курляндские принца Гессен-Гомбургского. Как известно, избрание это не состоялось; тем не менее Чернышев был награжден 18-го декабря 1743 года орденом Александра Невского. Пользуясь вначале, по-видимому, полным расположением Фридриха II, Чернышев получал от него для передачи императрице даже такие дружеские советы, как удаление находившейся в Лифляндии Брауншвейгской фамилии в такие места, чтобы никто не мог узнать, куда она девалась; но затем отношения переменились, и по желанию берлинского кабинета 23-го декабря 1743 г. решено было отозвать графа Чернышева из Берлина и заменить его графом М. П. Бестужевым-Рюминым. Предполагалось графа Петра Григорьевича назначить министром к римскому двору и об этом коллегией иностранных дел было сделано представление государыне, которая, однако, не согласилась на это. Подписав 8-го января 1744 г. указ об отозвании из Берлина Петра Григорьевича, императрица велела ему после получения прощальной аудиенции у прусского короля оставаться все-таки до особого распоряжения в Берлине и не распродавать своего имущества. На его место в Берлин был назначен в тот же день, т. е. 8-го января, обер-гофмаршал граф М. П. Бестужев-Рюмин. Только 6-го мая Ч. откланялся в прощальной аудиенции королю Фридриху, но, согласно данному ему предписанию, не покинул столицы Прусского королевства, оставшись там ожидать дальнейших распоряжений от своего правительства. Хотя в мае же месяце и предполагалось определить Чернышева русским министром в Лондон, на место князя Щербатова, но происшедшее в то время расстройство внутренних дел в Польше, разложение которой уже было ясно, побудило императрицу перевести 26-го июля 1744 года русского посла в Берлине графа Бестужева-Рюмина в Варшаву, а дела и обязанности снова поручить (27-го июля) живущему там Петру Григорьевичу. Это вторичное назначение не было временным исправлением обязанностей, и Чернышев занимал этот пост в продолжение 1744 и 1745 годов. Только в начале 1746 года его отношения с прусским правительством окончательно обострились. У него вышло столкновение с прусским министром Подевильсом из-за Саксонских дел; министр заявил Чернышеву, что императрица не имеет права считать Бреславльский мир нарушенным и судить, кто прав: Саксония или Пруссия. В пылу разговора оба дипломата возвысили голос и разошлись, не придя ни к какому соглашению. Приехав после этого разговора на третий день ко двору вместе с другими посланниками, граф Чернышев был очень дурно принят королем, который не обратил на него никакого внимания, вполне его игнорируя. После всего этого Петру Григорьевичу, конечно, нельзя было оставаться в Берлине, и в мае 1746 года он был переведен послом в Лондон, на место князя Щербатова, причем кредитивная грамота для него была подписана лишь 15-го августа. Прибыв в Лондон и быстро там освоившись при дворе и обществе, он скоро приобрел расположение короля Георга II, сопровождая его неоднократно в Ганновер, по случаю чего указами 25-го января 1748 года, 5-го июня и 10-го августа 1750 года ему были отпущены деньги "на переезды его за английским королем в Ганновер", как сказано в указах. Занимая пост русского посла в Лондоне, граф Чернышев принимал на Ахенском конгрессе в 1746 г. деятельное участие в заключении прелиминарных статей мирного договора между Францией и морскими державами, чем и закончилась Европейская война. В 1750 г. он хлопотал о привлечении Англии к союзу с Россией и Австрией, между которыми был заключен 22-го мая 1746 г. оборонительный трактат; эти хлопоты увенчались успехом и декларация об этом союзе была подписана 30-го октября 1750 г. королем Георгом II. Кроме того, Петр Григорьевич вел переговоры о сохранении в Швеции прежнего государственного строя и затем о выдаче Англией русскому правительству субсидий на содержание на лифляндской границе наблюдательного корпуса против короля Фридриха II. Вот перечень более важных дел, которые были решены при содействии графа Чернышева. 5-го сентября 1754 г. Петр Григорьевич был пожалован в генерал-лейтенанты с оставлением в камергерском звании и вскоре после этого, в марте 1755 г., был отозван из Лондона в Россию, причем ему было разрешено воспользоваться отпуском и отдохнуть. Дипломатическая деятельность графа Петра Григорьевича приостановилась на довольно продолжительное время и только 4-го июля 1760 г., после смерти нашего посла в Париже, графа Бестужева-Рюмина, туда по распоряжению конференции был назначен генерал-поручик и действительный камергер граф Чернышев с жалованьем в двадцать тысяч рублей в год и с выдачей единовременно на экипаж и проезд к месту назначения также двадцати тысяч рублей. 16-го августа того же года граф Петр Григорьевич был произведен в действительные тайные советники и ровно через месяц после этого, т. е. 16-го сентября, был сделан сенатором и числился неприсутствующим по 1762 г. По вступлении 25-го декабря 1761 г. на престол Императора Петра III граф Чернышев попал в число лиц, пользовавшихся доверием молодого императора, и уже 27-го декабря был награжден орденом Андрея Первозванного. Одним из первых актов Петра III было заключение мира с Пруссией. Явное благоговение перед прусским королем и заключение мирного договора с Пруссией без согласия союзников очень не понравились Франции, которая, как союзница России, не могла, конечно, равнодушно относиться к такой резкой перемене во внешней политике со стороны России. Людовик ХV перестал говорить с графом Чернышевым на выходах, и положение его при французском дворе стало очень щекотливым; к этому присоединилось еще недовольство французского правительства на требование русского царя, чтобы все иностранные министры сделали первый визит к принцу Георгию Голштинскому, ранее чего они не допускались на аудиенцию во дворец. Французский посол Бретейль вследствие этого был переведен из Петербурга в Стокгольм, причем герцог Шуазель объявил графу Чернышеву, что в Петербурге будет назначен поверенный в делах или резидент — одним словом, министр третьего класса. На это граф Петр Григорьевич, в свою очередь, заявил герцогу, что в таком случае он вынужден будет выехать из Франции, оставив в ней поверенным в делах секретаря посольства — Хотинского. Вступившая в это время не престол императрица Екатерина II заменила его камергером Сергеем Салтыковым, а Чернышеву было повелено отпустить 26-го июля 1762 г. 4000 рублей на возвращение в Россию. Этим закончилась дипломатическая деятельность графа Петра Григорьевича. Возвратившись в 1763 г. в Петербург, он, по званию сенатора, стал заседать в Правительствующем Сенате и при разделении сената на департаменты ему было повелено 23-го января 1764 г. присутствовать в третьем из них. Несмотря на перемену в служебной карьере графа Чернышева и некоторое устранение его от дел, он тем не менее пользовался большим расположением императрицы, которая иногда навещала его и даже оставалась у него кушать, как это было 28-го ноября 1765 г., когда Екатерина II, как пишет Порошин в своих записках, "в этот день малой пиесы смотреть не изволила, так как поехала кушать к графу Петру Григорьевичу Чернышеву". Здоровье графа Петра Григорьевича в это время уже было сильно расшатано, и 6-го сентября 1766 г. он был уволен от службы впредь до выздоровления. Граф Чернышев не поступал более на службу, так как болезненное состояние ему этого не позволяло, прожил же он после этого довольно долго и умер в Петербурге лишь 17-го августа 1773 г. Похоронили его 20-го августа в Александро-Невской лавре.

"Русская Старина", 1871 г., т. III, стр. 42, 122, 124, 131, 133, 139, 275, 280, 467; 1872 г., т. V, стр. 799—802; 1873 г., т. VIII, стр. 95; 1875 г., т. XII, стр. 393; 1878 г., т. XXIII, стр. 743; 1879 г., т. XXVI, стр. 409; 1887 г., февраль, стр. 308, март, стр. 588, апрель, стр. 78, 90; 1890 г., апрель, стр. 128, 129. — "Русский Архив", 1867 г., стр. 309; 1868 г., стр. 1422; 1869 г., стр. 12, 15, 24, 39, 1800, 1801, 1826, 1839; 1870 г., стр. 1399, 1413, 1414, 1417, 1422; 1872 г., стр. 791—793, 799; 1873 г., стр. 1646; 1877 г., т. І, стр. 20, 43; 1878 г., т. І, стр. 281; 1866 г., т. II, стр. 312, 315; 1887 г., т. II, стр. 502; 1892 г., т. III, стр. 194. — "Исторический Вестник", 1881 г., № 9, стр. 206, 207. — "Русская родословная книга" князя Долгорукова, изд. 1855 г., т. II, стр. 102. — "Русская родословная книга", изд. "Русской Старины", т. І, стр. 369—371. — Бантыш-Каменский, "Словарь достопамятных людей", изд. 1847 г., т. І, стр. 515. — Бантыш-Каменский, "Списки кавалеров", стр. 108, 196. — "Энциклопедический лексикон" Старчевского, т. XII, стр. 153. — "Записки" С. А. Порошина (см. указатель). — Послужной список П. Г. Чернышева за 1755 г. из дел московского архива Министерства Юстиции. — "Архив князя Воронцова", т. І, стр. 101, 110, 170, 196, 199, 279, 311, 365, 366, 566; т. VI, стр. 12—13, 18, 123, 125; т. VIII, стр. 37, 46, 70, 72, 78, 210, 528. — П. Н. Петров, "Каталог историч. выстав. портретов", стр. 140, № 498. — Кн. А. Б. Лобанов-Ростовский, "Русская родословная книга", изд. 2-е, т. II, стр. 355. — С. М. Соловьев, "История России", т. XXII, стр. 260—252. — Полное собрание законов, ст. 9812. — Высочайшие Указы Сенатского Архива. — Материалы для биографий сенаторов, сост. Баранов.

Б. Алексеевский.