РБС/ВТ/Шалфеев, Петр Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шалфеев, Петр Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чаадаев — Швитков. Источник: т. 22 (1905): Чаадаев — Швитков, с. 496—497 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Шалфеев, Петр Иванович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Шалфеев, Петр Иванович, писатель духовно-нравственных статей, сын дьячка, впоследствии священника, родился в Великих Луках. Научившись от отца кое-как читать и писать, поступил в Великолуцкое духовное училище, а оттуда в Псковскую Духовную Семинарию. Своей даровитостью и трудолюбием он здесь обратил на себя внимание ректора этой Семинарии. Когда в 1851 году в состав 21-го академического курса требовался из Пскова только один воспитанник семинарии, то бывший ректор, в то время уже Новгородский викарий, преосвященный Антоний, впоследствии архиепископ Кишиневский, рекомендовал Шалфеева академическому начальству. Он сам дал ему денег на дорогу и ободрял его ехать на приемный экзамен. Поступив в С.-Петербургскую Духовную Академию, Шалфеев и здесь продолжал усердно заниматься и был одним из самых старательных студентов. Особенно он интересовался философией, которую внимательно изучал, оставаясь в то же время глубоко религиозным человеком. По окончании курса академии в 1855 году со званием магистра, он был оставлен при ней бакалавром по кафедре патристики, или учения о св. отцах церкви. Склонный от природы к серьезному мышлению, он горячо принялся за исследования творений св. отцов церкви и в течение семи лет добросовестно трудился над своим предметом. Эти постоянные работы для класса занимали все его время, так что в 1855—1857 гг. он не написал ни одной статьи для печати. Плодом его исследований были прекрасные академические лекции, о которых с уважением отзывались его ученики. Некоторые из них, в виде отдельных статей, были помещены в издающемся при Академии журнале "Христианское чтение". Первая его патрологическая статья помещена была в январской книжке 1858 г.: "Св. Киприан, епископ Карфагенский, как поборник единства церкви". Затем в апреле и мае 1860 года помещена его статья: "Обзор отеческой письменности в IV и V веках по Р. Х." и "О монашестве против протестантов". Наконец, две статьи — о "Св. Григории Богослове" и "Св. Исааке Сирине" — напечатаны в 1861 году. Эти статьи могут дать некоторое представление о направлении его исследований, о стройности его понятий о науке, им преподаваемой. Они показывают, что он из своей науки хотел создать историю непрерывного апостольского предания, с указанием исторических обстоятельств, из менявших направление божественного учения и с сохранением индивидуальных черт характера учения каждого отца. Но эта широкая задача для своего выполнения требовала и много времени, и богатых пособий. Ни того, ни другого у Шалфеева не было, и вследствие этого она и наполовину не была осуществлена им. Когда в светской и духовной литературе поднялись горячие споры об отношении христианства к вопросам современной жизни, к прогрессу, П. И. также решил высказать свой взгляд на этот вопрос и в статье "Христианство и прогресс", появившейся сначала в "Христианском Чтении", а по том отпечатанной отдельно, он, уясняя отношение христианства к прогрессу, проводить ту мысль, что прогресс, в смысле постоянного развития человечества, стремления его к совершенству, не противоречит христианству и очень желателен с его точки зрения. Но автор совершенно отвергает прогресс, как теорию, признающую неизбежность хода человечества вперед "без конца", потому что, говорит он, такой прогресс устанавливал бы необходимость для развития и отвергал бы, значит, нравственную свободу человека.

Шалфеев намеревался также принять деятельное участие в издании журнала "Дух Христианина", программа которого была обдумана при его содействии, и для которого он написал две статьи: "Дух и плоть" и "Мысли о православии", но умер в первый же год существования этого журнала. Скудного бакалаврского жалованья не хватало Шалфееву для поддержания себя и своей семьи, и он вынужден был уделять время на посторонние работы, как, напр., года два он читал корректуру "Христианского Чтения", составлял статьи, не относящиеся к его науке, для "Христианского Чтения" и "Духа Христианина". Но особенно много ему приходилось заниматься переводами с греческого языка, который он знал превосходно. С этого языка он переводил творения Св. отцов (для "Христианского Чтения") и византийских историков. Более года он употребил на перевод и редакцию "Римской истории" Никифора Григорея, отпечатанной в 1862 году. Все время он не переставал заниматься философскими науками и, хотя времени у него было мало, все же успел выработать свой самостоятельный христианский взгляд на философию и даже составил общий план своих философских размышлений. За месяц до его смерти Министерство Народного Просвещения постановило отправить его за границу на три года для окончательного приготовления к занятию философской кафедры в одном из наших университетов. Скончался Ш. 26-го июня 1862 года.

Некролог в "Духе Христианина", 1861—1862 гг., июль № 11, стр. 1—5; статья А. Вишнякова в "Сыне Отечества", 1862 г., №172; А. Предтеченский, "Воспоминания о покойном бакалавре П. И. Шалфееве и некоторые размышления, вызванные воспоминанием", "Христианское Чтение", 1862 г., ч. 11, отд. III (547—569); Чистович, "История С.-Петербургской Духовной Академии", "Энциклопедический словарь Ефрона", т. 77, стр. 113.