РБС/ВТ/Шилов, Александр Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шилов, Александр Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шебанов — Шютц. Источник: т. 23 (1911): Шебанов — Шютц, с. 281—282 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Шилов, Александр Иванович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Шилов, Александр Иванович (по прозванию Фомичев) — раскольничий предтеча скопческого христа Кондратия Селиванова, называемый скопцами также князем Дашковым, графом Чернышевым и инженерным полковником, род. в 1712 (1713) г. в Тульской губернии, по одним источникам — в селе Васильевском, Тульского уезда, по другим — в селе Маскове, Алексинского; умер в 1799 (1800) г. Ш. был женат и имел детей, но стремление найти "истинную" веру рано заставило его покинуть семью. В мучительных поисках истины, он ознакомился со многими раскольничьими толками, "произошел все веры и во многих верах был учителем", но ни одна из них не могла удовлетворить его. Во время этих исканий, Ш. тогда уже хлыст, прибыл в Орловскую губ., в пользующийся большой популярностью хлыстовский "корабль" Акулины Ивановны, впоследствии скопческой богородицы. Здесь он обратил на себя внимание К. Селиванова, убедившегося в невозможности искоренить безнравственность хлыстов и мечтавшего о более действительных мерах борьбы с ней. Ш., человек необыкновенной энергии, умевший найтись в самых затруднительных обстоятельствах и страстный фанатик, должен был казаться Селиванову незаменимым помощником. С другой стороны готовый в каждом видеть своего оракула, Ш., с радостью уверовал в Селиванова, сошелся с ним во взглядах на причину людской "лепости", и на меру борьбы с ней — оскопление. Селиванов в значительной мере был обязан успехам своего дела Ш. По словам Селиванова, "Александр Иванович был ему предтечей, любезным сыночком, верным помощником и непобедимым воином от начала и до конца своей жизни". Самый рассказ о встрече своей с ним, он передает, подражая евангельскому рассказу о встрече Иисуса Христа с Иоанном Крестителем. По преданию скопцов, Ш. оскопил сначала, как предтеча, себя, а затем и Селиванова. Когда в корабле Акулины Ивановны возникла оппозиция учению нового христа, совместно со своим предтечей производившего оскопление, Селиванов с Ш., вероятно по указанию последнего, направились на север, в Тульскую губ., где жило много хлыстов (1774). Здесь они действовали сначала на фабрике купца Лугинина, а затем, когда скопчество под их руководством распространилось по окрестностям и про никло даже в Тамбовскую губ., в село Сосновку (вблизи Моршанска), перебрались сюда. Местный преосвященный довел дело до сведения начальства, и в Сосновку был прислан для производства следствия ст. сов. Волков (1775). Ш. с Селивановым скрылись, и Волков произнес приговор заочно. Но вскоре беглецы были схвачены в Туле и привезены в Сосновку, где Ш., согласно приговору, был наказан батогами и сослан в Ригу (1775) вместе с другими 9-ю скопцами. В Риге, работая в крепостной кузнице, он продолжал распространять скопчество между крепостными солдатами. В городе образовался даже скопческий корабль, кормщиком которого стал Ш., уходивший на радения из крепости, так как надзор за ним был очень слаб. В 1789 г. было доведено до сведения начальства, что сосновские скопцы, содержащиеся в Риге, распространяют свое учение, и Ш. с товарищами был опять бит батогами и переведен в Динаминд. Но и здесь надзор за ним был настолько слаб, что позволял ему руководить распространением скопчества в окрестностях. В 1791 г. были открыты его письменные сношения с племянником, скопцом Иваном Шиловым, надзор за ним был усилен, но видимо не особенно, ибо в следующем году опять были открыты его сношения с проживавшим в Риге скопцом Кислятниковым. Когда в Петербург пришло известие о поимке Селиванова, Павел I велел вместе с ним представить в Петербург и Ш. (1796), с которым он говорил в 1776 г., проезжая через Ригу. По привозе Ш. в Петербург, Павел I лично беседовал с ним и еще каким-то другим скопцом (может быть Селивановым); после полуторамесячного пребывания Ш. в Петербурге, в доме Обольянинова, было велено отправить его в Шлиссельбург (в конце 1796), где он и скончался 6 января 1799, (а по официальным сведениям — 1800), на 88 году жизни, после более чем двадцатилетнего заключения. Через 12 дней тело Ш. было со всеми христианскими обрядами и с надлежащей скрытностью предано земле. Он похоронен недалеко от Шлиссельбурга на Преображенской горе, где около его могилы была выстроена деревянная церковь, впоследствии, впрочем, разрушенная, а над самой могилой в 1829 г. воздвигнут памятник, сделавшийся одной из величайших скопческих святынь.

"Материалы для истории хлыстовской и скопческой ереси" П. И. Мельникова в "Чтениях О. И. и Д. Росс." 1872 и 1873 г. — "Послание" ("Чтения" 1864 г. кн. 4 отд. V) и "Страды" (2-я редакция, у Варадинова, Надеждина, Ливанова) К. Селиванова. — Надеждина "Исследование о скопческой ереси". СПб. 1845. — Рождественский: "Хлыстовщина и скопчество в России". М. 1882. — Кутепов. "Секты хлыстов и скопцов", 2-е изд. Ставрополь 1900. — Ф. Ливанов "Раскольники и острожники", изд. 2-е. — Липранди "Краткое обозрение русских расколов, ересей и сект". М. 1870. — П. Мельников "Белые голуби", "Русск. Вест." 1869 № 3. — Новые сведения о Шилове в "Памятниках Новой Русской Истории" Кашпирева за 1872 г. т. II.

Л. Корсавин.