РБС/ВТ/Шмидт, Яков Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шмидт, Яков Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шебанов — Шютц. Источник: т. 23 (1911): Шебанов — Шютц, с. 353—354 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : ADBРБС/ВТ/Шмидт, Яков Иванович в дореформенной орфографии


Шмидт, Яков Иванович, академик-ориенталист, ст. сов., родился 14 октября 1779 г. в Амстердаме. Отец его, негоциант, не жалел средств, чтобы доставить сыну блестящее образование; когда же в 1795 г. занятие Нидерландов французскими войсками лишило его всего состояния, он согласился на посылку сына на двадцатом году жизни (в 1798 г.) в Россию. Ш. поступил здесь в торговую контору и по делам службы имел случай побывать несколько раз у кочующих калмыков между Волгой и Доном, доезжая до северного Кавказа. Трех лет, проведенных среди калмыков, юному торговцу было достаточно для того, чтобы хорошо изучить их язык, литературу, веру, нравы и обычаи и запастись сведениями, которые он с того времени решился обрабатывать с научной целью. В начале 1811 г. Ш. поселился в Москве, но в следующем же году приближение французской армии принудило его выехать из этого города, покинув в нем все свое состояние и вместе с тем значительную коллекцию, сделавшуюся добычей грабителей и пламени. По приезде в Петербург он принял на себя должность казначея библейского общества, основанного под покровительством Императора Александра I. Этим обществом Ш. было поручено перевести Новый Завет на монгольский и калмыцкий языки. Обеспеченный для дальнейшего существования щедротами Императора, Ш. оставил в 1819 г. торговое дело и все время посвятил ученым занятиям. Два перевода Нового Завета, явившиеся в 1827 г., и рассуждение о сродстве системы гностиков с буддизмом доставили ему звание доктора Ростокского университета, а его история восточных монголов по Сананг-Зетцену обратила на него внимание Академии, которая в 1829 г. избрала его в адъюнкты по кафедре литературы и древностей Востока. С этого времени Ш. проявил замечательную деятельность. Кроме многих записок, предметом которых были учения буддизма в их религиозном и философском значении (труды Ш. были высоко ценимы знаменитым Бюрнуфом, который, как известно, положил основание исследованию буддизма по индийским источникам), он напечатал первую монгольскую грамматику двумя изданиями на русском и немецком языках (СПб. 1830 г.), монгольско-немецко-русский лексикон и "Подвиги Гессер-хана", знаменитую монгольскую эпопею с немецким переводом. За этими сочинениями непосредственно следовали грамматика и два лексикона тибетского языка ("Tibetan Grammatik" 1833 и "Tibetan Wörterbuch" 1839), а потом пространный тибетский текст, извлеченный из Конджурийской коллекции, также с немецким переводом. Эти издания послужили ключом к двум литературам средней Азии, до того времени недоступным для европейских ориенталистов. Ш. был членом Азиатских обществ Лондонского, Парижского и Калькуттского, Германского Восточного общества и общества наук и искусств в Батавии. Умер Ш. 27 августа 1847 г.

"Отчет по 1-му и 3-му отд. Имп. Академии Наук, читанный 31 дек; 1847 г. секретарем академии П. Н. Фуксом". "Журн. Мин. Нар. Просв.", 1848 г., т. VII. "Историч. обозрение трудов Академии Наук", речь, читанная 29 дек. 1864 г. академиком К. C. Веселовским.