РБС/ВТ/Шуберт, Федор Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шуберт, Федор Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шебанов — Шютц. Источник: т. 23 (1911): Шебанов — Шютц, с. 460—462 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Шуберт, Федор Иванович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Шуберт, Федор Иванович, известный ученый-астроном, д. с. с., академик Императорской Академии Наук, родился 19 октября 1758 г. в Гельмштадте, умер 10 октября 1825 г. в Петербурге. Ш. был сыном известного ученого богослова и оратора Иоанна Эрнста Шуберта. Вскоре после рождения сына отец Ш. переехал на жительство в Грейфсвальд (в Померании); здесь Ш. обучался сначала в гимназии, а потом в местном университете. Затем в период с 1776 по 1779 г. он учился в Геттингене восточным языкам и богословию. В 1779 г. Ш. вместе с двумя молодыми шведами поехал в качестве их гувернера в Швецию. Вскоре после этого он сделался домашним учителем у майора Кронгельма; последний любил астрономию и имел большое собрание астрономических инструментов. Принимая участие в астрономических занятиях Кронгельма, Ш. и сам пристрастился к астрономии, а затем и вообще к математическим наукам, изучению которых с тех пор и посвятил себя всецело. Благодаря богатым природным способностям и редкому прилежанию, он вскоре достиг блестящих успехов. В 1783 г. Ш. переселился в Россию, сперва в Ревель, где получил должность ревизора Гапсальского уезда, а в 1785 г. был определен географом при С.-Петербургской Императорской Академии Наук, причем первым его делом в связи с этой должностью было устройство поврежденного пожаром Гитторского глобуса. В следующем 1786 г. Ш. получил звание адъюнкта математических наук, и вместе с тем сделался членом конференции Академии Наук, а в 1789 г. получил звание действительного академика. С 1800—1819 г. Ш. занимал должность библиотекаря и смотрителя минц-кабинета при Академии Наук. За этот промежуток времени он был произведен в с. с., и в 1804 г. ему, как астроному, была поручена обсерватория Академии Наук. Приблизительно к этому же времени относятся планы Ш. по устройству обсерваторий в Николаеве и Кронштадте. В 1805 г. Ш. был отправлен с русским посольством в Китай в качестве начальника ученого отделения, главным образом, по части астрономия и восточной литературы, но по некоторым обстоятельствам возвратился уже из Иркутска. Затем Ш. было поручено обучение астрономии офицеров генерального штаба, а в 1813 г. он был принят в число почетных членов государственного адмиралтейского департамента. В 1816 г. его произвели в д. с. с. В течение продолжительной своей службы, помимо чинов, Ш. был награжден орденами св. Владимира 4-й и потом 3-й степени и орденом св. Анны 8-го класса с алмазными украшениями.

Первым сочинением, создавшим Ш. известность в ученом мире Европы, была "Учебная книга теоретической астрономии" ("Lehrbuch der theoretischen Astronomie"), изданная в трех частях в Петербурге в 1798 г. и признанная учеными Европы и Америки классическим трудом. В 1822 г., удовлетворяя просьбе французских астрономов (и, главным образом, своего друга Лапласа), которые жаловались на невозможность для них пользоваться сочинением Ш. на немецком языке, автор издал ту же книгу на французском языке под заглавием: "Traité d'astronomie théoretique". Кроме этого курса астрономия, Ш. в 1803 г. издал "Популярную астрономию" ("Astronomie populaire"), излагавшую систему мироздания точно, но в то же время ясно, доступно и без высших математических выкладок. Далее следовало "Руководство к астрономическому определению долготы и широты мест" ("Anleitung zu der astronomischen Bestimmung der Länge und Breite"), — сочинение, предназначенное для офицеров генерального штаба и вышедшее в нескольких изданиях как в немецком оригинале, так и в русском переводе; на русский язык это сочинение было переведено академиком Румовским, а впоследствии — фон Фицтумом. За три года до своей смерти Ш., по советам друзей, издал в Германии разные свои сочинения по астрономии, физике, другим математическим наукам и некоторым философским вопросам, под заглавием: "Vermischte Schriften", в 3-х частях. Некоторые статьи из этих сочинений, например, "О скорости", "О смысле животных", "История зеркал", были напечатаны в "Вестнике Европы". Наконец, незадолго же до своей смерти Ш. составил для топографов генерального штаба "Курс высших частей чистой математики" (на немецком языке). Помимо этих капитальных сочинений, Ш. является автором многих статей по высшей математике, печатавшихся в актах С.-Петербургской Императорской Академии Наук, а также во многих иностранных научных журналах (например, в "Трудах Бостонской Академии Наук"). С 1788 г. под наблюдением Ш. ежегодно выходил "Ординарный С.-Петербургский Месяцеслов", а с 1810 г. он редактировал немецкие "С.-Петербургские Академические Ведомости". С 1808 по 1818 г. издавал на немецком языке "С.-Петербургский Карманный Месяцеслов", выходивший с 1812 г. и на русском языке, в переводе академика А. Ф. Севастьянова. Специально для флотских офицеров Ш. издавал ежегодно астрономические таблицы под названием "Морской Месяцеслов". В течение многих лет своей жизни Ш. поддерживал постоянную переписку с известнейшими учеными Европы и Америки. Академии Стокгольмская, Копенгагенская, Бостонская и другие ученые общества Германии, Дании, Швеция, Франции, Италии и Северной Америки избрали его своим членом. Помимо глубоких познаний в математике, Ш. был хорошо знаком с разными областями естественных наук; основательно знал восточные языки, а также латинский и греческий; французским и английским владел, как своим природным. При своей научной обоснованности и точности сообщаемых сведений, сочинения Ш. имеют ту особенность, что написаны блестящим слогом, а нередко дают истинно-поэтические образы. В октябре 1825 г. Ш. заболел желудочной горячкой, перешедшей затем в нервическую, которая и свела его в могилу. До конца жизни он сохранял бодрость духа и даже накануне смерти, несмотря на слабость сил, в постели редактировал "Академические Ведомости". Кончина Ш., по признанию современников, была большой потерей для ученого мира вообще и для нашей Академии Наук в частности. Как человек, Ш. отличался любовью к истине, замечательной честностью и неутомимым трудолюбием; глубоко серьезный ученый, он не был чужд и искусству: музыка была его страстью, и артистическая игра на фортепиано, а также на флейте и скрипке была его любимым отдыхом от научных занятий.

Н. Навроцкий: "О жизни и сочинениях г. академика, д. с. с. и кавалера Федора Ивановича Шуберта", С.-Петербург, 1827 г. (с портретом). — Некрологи: в "Московском Телеграфе" 1826 г., № 22, стр. 336—341; "Северной Пчеле" 1825 г., № 126; "Библиографических Листах" Л. Кеппена 1825 г., № 38, ст. 560—561; "Московских Ведомостях" 1826 г., № 22, стр. 830. — "Journal de St.-Pétersbourg" 1825, № 127. — "St.-Petersb. Zeitschrift" 1825, c. 256. — "Ostsee-Prov. B." 1825, № 44. — "С.-Петербургские Ведомости" 1825 г., № 83. — В. С. Иконников. "Опыт русской историографии".