РБС/ВТ/Юрьев, Сергей Андреевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Юрьев, Сергей Андреевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Щапов — Юшневский. Источник: т. 24 (1912): Щапов — Юшневский, с. 342—344 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Юрьев, Сергей Андреевич в дореформенной орфографии


Юрьев, Сергей Андреевич, литератор, председатель Общества русских драматических писателей, член Общества любителей российской словесности, Московского психологического общества и некоторых других. Родился 13-го мая 1821 г. в селе Воскресенском, Клязниковского уезда Тверской губернии, и происходил из старинной дворянской семьи. Воспитание получил сначала домашнее, а потом в Московском дворянском институте (преобразованном впоследствии в 4-ю Московскую гимназию). По окончании дворянского института Ю. поступил в Московский университет на второе отделение философского факультета. Уже в университете его очень интересовали разные астрономические наблюдения и вычисления, но, окончив университет в 1844 г. со званием действительного студента, он, естественно, не мог надеяться быть оставленным при университете и потому спустя два года поступил на службу в тверское губернское правление, заняв должность старшего чиновника особых поручений при местном губернаторе Бакунине. Служа в губернском правлении, он почти не интересовался своими чисто служебными занятиями, но зато большую часть времени посвящал занятиям математическими исчисленьями. В 1853 г. Ю. бросил свою службу в губернском правлении и занял должность астронома-наблюдателя при Московской университетской обсерватории. Довольный тем, что наконец свободно может заниматься делом, которое его наиболее интересовало, он усердно принялся за серьезную научную работу, результатом которой явились два его реферата: "О солнечной системе", прочитанные им в Московском математическом обществе и напечатанные в 1860-х годах в "Математическом Сборнике". Однако долго работать в этом направлении Ю. не удалось. Расстроенное здоровье заставило его бросить службу при Московской университетской обсерватории и отправиться за границу для лечения глаз. Он побывал в Германии и во Франции. Проезжая через университетские города, Ю. постоянно посещал лекции в университетах, причем особенное внимание обращал на иностранную литературу и на развитие сценического искусства. Вернувшись в Россию в момент великих реформ, в момент всеобщего подъема духа, он со всей страстностью своей натуры отдался делу народного образования. В то же время он не хотел покидать и своей преподавательской деятельности в кандидатских классах Московского Николаевского института. Первой серьезной заслугой его перед делом народного образования было основание народного училища в своем родовом имении. Училище это открылось еще до открытия подобных земских школ и послужило прототипом многих других таких же училищ. Вскоре при своем народном училище Ю. устроил с просветительной же целью крестьянский театр, просуществовавший несколько лет. На сцене этого театра ставились бытовые пьесы Островского и Писемского. Кроме того, Ю. сам переделал и приспособил для театра несколько народных произведений. Не ограничиваясь одними переделками, он перевел две пьесы испанского драматурга Кальдерона, но только не с подлинника, а с немецкого перевода. Первая из этих пьес, комедия "Сам у себя под стражей", была исполнена в 1868 г. на сцене Московского Малого театра и имела довольно большой успех. Вторая же, трагедия "За тайное оскорбление тайное мщение", на сцене не появлялась, но была напечатана в III выпуске за 1871 г. "Бесед Общества любителей российской словесности" (стр. 87—135). Увлекшись Кальдероном, Ю. начал тщательно изучать испанский язык с намерением перевести с него лучшие драматические произведения. Однако переводная деятельность его должна была на время приостановиться. В конце 1860-х годов он близко сошелся со многими из славянофилов, и в особенности с А. И. Кошелевым. Решено было издавать журнал, редактировать который поручили Ю. Первая книжка нового журнала "Беседа" вышла в начале 1871 г. Ю. поместил в ней свою статью "В чем наша задача", в которой старался обрисовать будущую программу своего журнала. Благодаря своим личным качествам и благодаря уменью вести дело, ему удалось возбудить к своему журналу самые широкие симпатии. Только небольшой кружок лиц, проникнутых узкими нетерпимыми взглядами, лиц, считавших себя поэтому ревностнейшими сторонниками славянофильства, негодовал на Ю. и восстановлял против него Кошелева, которому ставили на вид, что он своими деньгами поддерживает издание, изменившее заветам славянофилов и даже смеющееся над ними. Конечно, это была неправда. Редко кто в ту пору так правильно понимал идеи и задачи славянофильства, как понимал их Ю. Но клевета возымела действие. Во второй год существования "Беседы" отношения Ю. и Кошелева сильно обострились. Не было ни одной более или менее серьезной и не соответствовавшей старым традициям славянофильства статьи, которой Кошелев не подвергнул бы самой строгой критике. Наконец, он начал требовать от Ю. или полного преобразования журнала, с устройством наблюдательного комитета, или прекращения издания. На первое Ю. не согласился, и "Беседа" после двух лет своего существования прекратилась. В последней ее книжке, начиная свое обращение к читателям, в котором сообщал об отмене подписки на третий год, Ю. между прочим говорил: "Тяжело ложится на душу недосказанное слово". И действительно, тяжело оно легло на его душу. А. Веселовский в своих воспоминаниях о нем говорит, что после прекращения "Беседы" он сильно изменился в лице, казался всегда взволнованным, нервным. Однако долго такая натура не могла оставаться без дела, не могла она довольствоваться и чем-нибудь заурядным. Ей нужна была широкая деятельность, ей нужна была кафедра, с которой можно было бы говорить с тысячами людей. Кончилась публицистическая деятельность Ю., и он снова принялся за драматические переводы. Изучив к тому времени прекрасно испанский язык, он начал с перевода пьес Лопе де Вега "Кассандра, герцогиня Феррарская, или Наказание — не мщение" и "Местечко Фуенте-Овехуно". Эти пьесы появились в свет впервые литографированными в 1876 г., а затем были напечатаны в его книге "Испанский театр цветущего периода XVI и XVII веков" (М., 1877 г., стр. 361). Зная прекрасно все выдающиеся драматические произведения испанской литературы, Ю. с особенной любовью относился к тем из них, в основе которых лежал подъем народных сил, освобождающихся из под кастового духа. В 1878 г. в доме Кошелевых были устроены публичные лекции, и вот Ю., снова уже сошедшийся с Кошелевым, взял на себя курс чтений по истории драмы, который и вел более двух лет. В том же 1878 г. им был издан (литографским способом) перевод комедии Тирсо де Молино "Сестры соперницы, или Благочестивая Марта", а в следующем году он напечатал в "Театральной Библиотеке" (за 1879 г., кн. 4, потом перепечатано в "Эпохе", 1886 г., кн. 7—12) перевод трагедии Шекспира "Антоний и Клеопатра". Кроме переводных занятий, у Ю. было много дела еще и по должности председателя Общества любителей российской словесности, в которой он состоял с 1878 г. Здесь он всю свою энергию направил к привлечению лучших литературных сил к участию в торжественных заседаниях по случаю открытия в Москве в 1880 г. памятника Пушкину. При самом открытии памятника им была произнесена речь, напечатанная потом в 7-й книге "Русской Мысли" за 1880 г. Когда в конце 1879 г. в Москве образовался кружок, задумавший издавать ежемесячный журнал, то редактором был избран Ю., как человек, который, обладая обширными знаниями и отличаясь широкой отзывчивостью, соединял вместе с тем в себе литературный опыт, необходимую энергию и крупные литературные связи. Новый журнал под его редакцией и под именем "Русской Мысли" стал выходить в начале 1880 г. В то же время Ю. читал лекции и по немецкой литературе на Высших женских курсах, основанных в Москве профессором В. И. Герье. В первые же годы своего редактирования "Русской Мысли" Ю. поставил журнал на такую прочную почву, что дальнейшее существование его было вполне обеспечено. Почти все сотрудники "Беседы" сделались и сотрудниками нового журналa. Сам Ю. напечатал в нем следующие свои статьи: 1) "Речь при открытии памятника Пушкину" (1880 г., кн. 7); 2) перевод трагедии Шекспира "Король Лир" (1882 г., кн. 6—9); 3) "О печальном положении женских врачебных курсов" (1882 г., кн. 9); 4) "Значение театра, его упадок и необходимость школы сценического искусства" (1883 г., кн. 8); 5) перевод трагедии Шекспира "Макбет" (1884 г., кн. 1—5); 6) "Опыт объяснения трагедии Гете "Фауст" (1884 г., кн. 11—12). Однако скоро и здесь некоторым лицам пришлось не по вкусу его нежелание сузить рамки журнала до проведения одних только идей славянофильства. Начались новые интриги, и Ю. покинул редакцию. Выбранный в 1885 г. председателем Общества русских драматических писателей, он не отказался от исполнения этой должности и нес обязанности председателя до самой своей смерти. Выйдя из редакционного кружка "Русской Мысли", Ю. стал печатать свои работы в газете "Театр и Жизнь", где были помещены его статьи: "О значении и задачах театральной критики" (1885 г., №№ 22—23) и "Л. Барнай" (1885 г., №№ 29, 46—48, 55—58). Вместе с тем он начал деятельно хлопотать об открытии драматических курсов при театральном училище. Когда открытие в принципе было решено, он принял серьезное участие в организационных работах и стал готовиться к чтению теории драмы. В то же время им был закончен перевод еще одной трагедии Лопе де Вега", названной "Звезда Севильи" и исполненной с выдающимся успехом в первый раз на сцене Московского Малого театра 21-го ноября 1886 г., а в феврале следующего года, в бенефис Федотовой, был поставлен его перевод трагедии Шекспира "Антоний и Клеопатра". Последней пьесой, которую Ю. думал поставить на сцене, был перевод "Сон в летнюю ночь" или "Бури", но дожить до этого ему не пришлось. Осенью 1888 г. открылись наконец драматические курсы. Честь открытия их была предоставлена Ю., и он сказал прочувствованную речь "О призвании артиста". Это была его лебединая песнь. Больше ему не пришлось уже говорить перед публикой. Последней же напечатанной его работой была статья "Несколько мыслей о сценическом искусстве" ("Русская Мысль", 1888 г., №№ 2, 3, 5 и 10). Вскоре после открытия драматических курсов Ю. сильно захворал, и 26-го декабря 1888 г. его не стало. Тело его погребено на кладбище Алексеевского монастыря в Москве.

"Речи и Отчет Московского университета, читанные 12-го января 1846 г.", M., 1846 г., стр. 10. — Н. Николаев, "Исторический очерк Московского Николаевского сиротского института", М., 1887 г. — А. Веселовский, "Старинный театр в Европе", М., 1870 г., стр. 409. — "Русские Ведомости", 1888 г., № 357, стр. 2. — "Новое Время", 1888 г., № 4609. — "Новости и Биржевая Газета", 1888 г., № 358. — "Исторический Вестник", 1889 г., т. XXXV, № 2, стр. 518—520; 1891 г., т. XLIII, март. — "Артист", 1889 г., кн. I. — "Русский Календарь" на 1890 г., стр. 254. — "В память C. A. Юрьева" (Сборник, изд. друзьями покойного, М., 1890 г.). — "День", 1888, №№ 212, 213.