РСКД/Epos

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Эпос»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Epos / Э́пос, епос
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ebora — Exuperantius. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 486—488 ( РГБ ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: МЭСБЕ


Epos.

1 I. У греков. Гомер обозначает епические песни везде словом ἀοιδή, в то время как ἔπος, ἔπεα значит у него — слово, речь, рассказ и история, в противоположность к μῦθος, который заключает понятие о субъективном изображении и представлении исторического. Лишь позднейшие писатели, начиная с Пиндара, употребляют слово ἔπη для обозначения стихотворения епического, в противоположность лирическому. Уже то простое соображение, что такой полный и законченный епос, как гомерический, не мог появиться в народе вдруг, без предшественников, должно убедить нас, что еще до Гомера существовала епическая поэзия. Только этим можно объяснить у Гомера, между прочим, твердость и определенность представлений о мире и богах, постоянные эпитеты последних, краткие упоминания о героях и сказаниях о них, как, напр., о Персее (Il. 14, 320), о Геракле, аргонавтах (Od. 12, 66), которые, очевидно были настолько известны, что Гомер мог напоминать о них своим слушателям самыми легкими намеками. Как греческая поэзия вообще, так и епическая песнь в особенности, возникла, вероятно, у богатого песнями фракийского народа в Пиерии, под Олимпом и Геликоном, от которого по Елладе распространился культ муз, богинь песнопений, и поэты которого — Евмолп, Орфей, Мусей, Фамирис, считались отцами всякого рода поэзии. Между тем как стихотворство первых трех мифических певцов считается преимущественно жреческой поэзией мистико-ентузиастического рода, произведениями которой были космогонии, изречения оракулов, гимны и т. п., 2 Фамирис (Il. 2, 594) является уже более епическим певцом, вроде Фемия и Демодока. Поэзия гимнов, служащая культу, приняла мало-помалу епический характер, вследствие того, что рассказывала, как и часть гомеровских гимнов, историю богов, их деяния и страдания. С этими мифическими сказаниями о богах и их почитании слились затем родовые и племенные сказания о царях и народах и дали материал для возникновения епоса. Догомеровские певцы, выступавшие при празднествах и поэтических состязаниях и способствовавшие своим пением оживлению и веселью пиров при царских дворах, брали какое-нибудь коротенькое событие, незначительный по объему случай из богатого сокровища сказаний прежних времен и разукрашивали его своей поэтической фантазией. Так, Демодок воспел у феаков любовь Арея и Афродиты, а из круга троянских сказаний — ссору Ахиллея с Одиссеем и взятие Трои с помощью деревянного коня (Od. 8, 74. 266. 499); Фемий, ифакский певец, воспел таким же образом печальное возвращение ахейцев из-под Илиона. Od. 1, 326. Таким образом, несомненно, что епические песнопения были в ходу в большей части Греции уже задолго до Гомера, особенно же развились они у ионического племени, которое, живя под благословенным небом Малой Азии и островов, опередило прочие племена в духовном развитии и особенно в поэзии; 3 а в этом племени Гомер прежде всех довел епос до самой высокой степени развития. От древнейших певцов унаследовал он материалы и метрическую форму — дактилический гексаметр, равно как и твердо определившийся епический стиль; то и другое было Гомером развито и усовершенствовано и навсегда осталось принадлежностью греческого епоса. Однако же Гомер существенно отличается от своих предшественников: они брали предметом своих кратких песнопений лишь отдельные деяния из мира героев или же внешним образом соединяли более длинные ряды их приключений; Гомер же из массы сказаний избирал один предмет и своим художественным творчеством, развивал его, следуя закону единства, в целый круг сказаний. Так, творения его, «Илиада» и «Одиссея», сделались прототипами героического епоса и служат вообще мерилом для характеристики этого рода поэзии. Эти произведения характеризуются спокойным, бесстрастным, но в то же время живым изображением объективного мира, которым, с точки зрения героического епоса, является идеальная, полная высоких деяний мифическая древность со своими богами и героями (см. Homerus). От обыкновенного героического епоса Гомера отличается дидактический религиозно-нравственный епос эолийца Гесиода из беотийской Аскры (жившего приблизительно на 100 лет позже Гомера) и его школы (см. Hesiodus). 4 Напротив, теснее примыкают к гомерическому епосу так называемые киклические епосы ионийцев, которые приблизительно с начала олимпиад писали в гомеровском роде, но уступали Гомеру по художественности и таланту и старались связать свои произведения с «Илиадой» и «Одиссеей» таким образом, чтобы все вместе составляли одно большое мифологическое целое из круга троянских и родственных с ними героических сказаний, ср.: Welcker, der epische Cyclus od. die homerischen Dichter (2 т., 1830 слл., 1-й т., 2-е изд., 1865). В их произведениях недоставало истинного единства, гомерической полноты и мотивировки, они обращались к аллегории, к рефлексии, и часто даже с мифологической точки зрения не соглашались с Гомером. К кикликам принадлежит Стасин с острова Кипр, ок. ол. 1, который в кипрских песнях (τὰ ἔπη τὰ Κύπρια) рассказал события от свадьбы Пелея до начала Илиады; Арктин милетский, живший около того же времени, сочинил епическое повествование, первая часть которого, «Эфиопида», непосредственно примыкает к концу «Илиады»; здесь идет речь о походе и гибели эфиопского царя Мемнона, о смерти Ахиллея и о подвигах и самоубийстве Эанта; вторая часть имеет своим предметом разрушение Трои (Ἰλίου πέρσις). Лесхес митиленский, ок. ол. 30, написал малую «Илиаду» (Ἰλιὰς μικρά), как дополнение к большой, повествующую о военных событиях со спора о доспехах Ахиллея и первого выступления в битву Неоптолема до взятия города. Между произведениями двух последних поэтов и «Одиссеей» являются Νόστοι (возвращение героев из-под Трои) Агиаса или Гегиаса тройзенского; наконец, продолжением «Одиссеи» была «Телегония» Евгаммона киренского в двух книгах, ок. 570 г. до Р. Х., где в виде непосредственного продолжения «Одиссеи» рассказывается история Одиссея со времени возвращения его до его смерти. Далее, существовала киклическая «Эдиподея» (быть может, соч. Кинефона), «Фиваида», «Эпигоны», «Алкмеонида» и т. д. Отрывки кикликов собрали Wüllner (1825), Müller (1829), Kinkel (1880). 5 Со времени кикликов, с которых началось для Греции время рефлексии и начала развиваться поэзия лирическая, а затем и драматическая, епос, отличительная черта которого — объективное созерцание, отступает на задний план и теряет свою популярность. То, что у Гомера было естественным проявлением счастливого творческого гения, сделалось постепенно твердым правилом, которому приходилось следовать с искусственным расчетом, и над живым, полным художественной фантазии изображением получила перевес материальная сторона мифа и истории. Наступает период переходный, период брожения, в течение которого являются произведения Писандра из Камира на острове Родосе, ок. 648 г. до Р. Х. («Гераклея», в 2 кн., в которых он впервые систематически изложил подвиги героя), Ксенофана колофонского, род. ок. 620 или 568 г. до Р. Х. (Κτίσις Κολοφῶνος); Паниасида Галикарнасского, ок. 480 г. до Р. Х. («Гераклея» в 14 кн.) и пр. Этот период подготовил мало-помалу появление исторического епоса, представителем которого является Хойрил самосский, ок. 404 г. до Р. Х., написавший «Персеиду» (историю персидских войн) (ср. превосходный труд Näke: Choerili Samii quae supersunt, 1817, с прибавлением 1827 г.), — равно как и ученого героического епоса Антимаха колофонского, современника Хойрила; этому поэту следовали многие поэты александрийского периода, но большая часть их брала для своих произведений небольшие по объему сюжеты. Из ряда александрийских поэтов назовем Каллимаха (см.), Риана из Бены на острове Крит, ок. 275—195 г. до Р. Х. (Ἡράκλεια, Ἀχαϊκά, Μεσσηνιακά) и Евфориона (см.). Аполлоний Родосский (см.) пытался, в противоположность со своими современниками, возвратиться к простоте Гомера, но не достиг цели.

6 Ок. 5 в. по Р. Х. епическая поэзия обнаружила еще раз на короткое время признаки жизни, вследствие изучения софистики в виде так называемого мифографического епоса. К этому времени относятся: Квинт (Κόϊντος) смирнейский (называемый Calaber, так как одна из рукописей его произведения найдена в Калабрии в 15 в.), бездарный подражатель Гомера в своем τὰ μεθ’ Ὅμηρον (изд. Köchly, 1850; изд. текста 1853), далее Нонн из Панополя в Египте, написал в юности, будучи язычником, епос Βασσαρικά или Διονυσιακά (мифы о Дионисе) и позже, уже христианином, — епическую метафразу Евангелия от Иоанна; то и другое произведения сохранились. Он является истинным поэтом того времени, который особенной обработкой гексаметра, необычным риторически-страстным языком, игривой фантазией и высокопарным пафосом произвел впечатление новизны и пробудил на некоторое время интерес даже в тогдашний дряблый век; но все качества его поэзии совершенно противоречили характеру епоса. Изд. Дионис. Gräfe (2 тт., 1819) и Köchly (2 тт., 1858); Метафразы — Passow (1834). Вероятно, к началу 6 в. относятся: Трифиодор (Tryphiodoros или Triphiodoros), грамматик из Египта, написавший Ἰλίου ἅλωσις (изд. Wernicke, 1819, и Köchly, 1850), Коллуф из Ликополя в Египте, от которого сохранилась ἁρπαγὴ Ἑλένης (изд. Lennep, 1747, Bekker, 1816) и Мусей, оставивший маленький епос τὰ καθ’ Ἡρὼ καὶ Λέανδρον, отличающийся изящностью и теплотой чувства; во всяком случае, это лучшее епическое произведение времен империи (изд. Passow, 1810, Möbius, 1814). Иоанн Цецес, ученый, но не обладающий вкусом грамматик из Константинополя заключает греческий епос своими Ἰλιακά, в 12 в. Изд. Jacobs (1793) и Bekker (1816). 7 Рядом с мифическим или героическим епосом, примыкающим к Гомеру, выступает так называемый дидактический епос еллинов, в духе поэзии Гесиода. К этому разряду принадлежат философические стихотворения Ксенофана (περὶ φύσεως), Парменида из Елеи, род. ок. 516 г. до Р. Х. (περὶ φύσεως), Емпедокла из Акраганта, ок. 444 г. до Р. Х. (φυσικά и пр.), и александрийская дидактика; и тут и там поэтический элемент подчинен фактическому. Между александрийскими дидактиками упомянем Арата из Сол (Soli см. сл.) и Никандра колофонского, ок. 150 г. до Р. Х., от которого сохранились Θηριακά (средство против укушения ядовитых змей) и Ἀλεξιφάρμακα (средство против отравления кушаньями), оба запутаны, тяжеловаты и без поэтических достоинств. Лучшее изд. O. Schneider’а (1856). В позднейшие римские времена и после Р. Х. до византийских времен продолжали являться эти сухие, чуждые поэзии медицинские, астрономические, географические и другие практического направления стихотворения.

Александрийские ученые ставили в число наилучших епических поэтов Гомера, Гесиода, Паниасиса, Антимаха и может быть Хойрила.

8 II. У римлян епос является тотчас же с началом их литературы, потому что уже Ливий Андроник переводил «Одиссею», а Невий тотчас же занялся современной историей в своем bellum punicum. Енний пользовался греческим дактилическим размером вместо сатурния и в своих annales дал образец обработки национальной истории. После него надо назвать Гостия, Фурия, Акция; их историко-епические произведения не сохранились. Цицерон воспел свое собственное консульство, П. Варрон Атацин — секванскую войну Цезаря; и в первые времена императоров не было недостатка в поэтах, возвеличивавших события своего времени в епических стихотворениях и панегириках. Позднее явились Лукан (Pharsalia), Силий Италик (Punica), пока Клавдиан не закончил этого направления своими многочисленными епическими произведениями в панегирическом духе. Весьма распространенная в Риме в 1 в. до Р. Х. любовь к изучению александрийских писателей повела к занятиям героическим епосом, но большая часть того, что сделано было в этой области поэзии, утрачено; епические произведения Варрона, Гельвия Цинны, Педона, Фурия Бибакула, Юла Антония, Эмилия Мацера и др. пропали; сохранились лишь Стаций (Thebais, Achilleis), Валерий Флакк (Argonautica), Клавдиан (raptus Proserpinae, Gigantomachia). Середину между обоими направлениями занимает Aeneis Вергилия, которая заслужила всеобщее одобрение обработкой отечественных сказаний и со стороны изложения сделалась образцом для последующих поэтов.

С особенной любовью римляне во все времена занимались дидактической поэзией; здесь надо указать на обработку епикурейской философии Лукреция, Georgica Вергилия, поэмы Овидия; но и в позднейшие времена писали в этом роде Граций Фалиск (Cynegetica), Манилий (Astronomica) и разные обрабатыватели Арата, Колумелла и Палладий (земледелие), Авзоний (Mosella), Авиен (география); наконец, в этой форме писались учебники риторики и метрики.