РСКД/Censor

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Censor / Цензор и ценз
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Cabalia — Cyzicus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 268—270 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Censor и census (τίμησις, см. Πρόςοδοι, 11, 12 и Solon, 3). Римский census есть учреждение Сервия Туллия, имевшее целью урегулирование податей и военной службы (см. Centuria). По свидетельству Дионисия (Dion. Hal. 4, 15), «все римляне должны были записываться в списки и под присягой оценивать свое имущество на деньги, причем каждый писал, кто был его отец; они должны были показать свой возраст, равно как жен и детей, кроме того, указать, в каком месте города или в каком селении они жили». Подлежало налогу и поэтому должно было показываться только то, чем они владели ex iure Quiritium, т. е., напр., поместья, за исключением ager publicus и недвижимых имений в провинциях. Такое обложение должно было повторяться через каждые пять лет и каждый раз заключаться очистительною жертвой (lustrum). В начале республики заведование цензом перешло к консулам, как преемникам царей. Но когда в 443 г. до Р. Х. плебеи добились участия в верховной государственной власти в лице tribuni militum consulari potestate, то патриции старались, через присвоение цензуры своему сословию, сохранить за собою еще одно преимущество, по свидетельству Ливия (4, 8) и других, на том основании, «будто консулы вовсе не имели времени для отправления ценза». Впрочем, в 350 г. до Р. Х. и эта должность сделалась доступною для плебеев. Первоначальный 5-летний срок службы двух цензоров в 434 г., по предложению Эмилия Мамерка, был ограничен 18 месяцами. Этот короткий срок их службы имел неизбежным последствием то, что первоначальная главная обязанность их по обложению имущества отступила на задний план перед занятием политическими делами. Уже вторые цензоры устроили особое помещение для отправления своей должности и стремились к расширению своих служебных прав, хотя уже при самом учреждении цензуры их свободному суждению предоставлен был весьма широкий простор (Liv. 4. 8. Varr. ling. lat. 5, 14, 81. censor, ad cujus censionem, id est arbitrium, censeretur populus). Мало-помалу они достигли, на основании постепенно издаваемых законов, присмотра за нравами граждан вообще (censura morum), потом контроля над сенатом (lectio), а вскоре и над сословием всадников, надзора над общественными зданиями, равно как и вообще над государственной собственностью, наконец, даже наблюдения за соразмерностью податей. Все эти присвоенные им постепенно обязанности и права и именно политическая деятельность цензоров по lectio senatus сделались мало-помалу главным делом их звания, когда, с одной стороны, вследствие несметной добычи Эмилия Павла в 167 г. до Р. Х., государственные налоги на римских граждан были отменены, с другой — военная служба сделалась, по мысли Мария, обязательной для всех, даже неимущих граждан, и, таким образом, первоначальная цель учреждения ценза (подати и военная служба) потеряла свое значение. Поэтому Сулла уничтожил должность цензоров, а наблюдение за постройками и контроль над финансами возложил на консулов и преторов; сенат должен был пополнять себя сам. Однако спустя несколько лет после смерти Суллы, в 70 г. до Р. Х. цензура была восстановлена, вероятно, с целью ввести в сенат, составленный под влиянием Суллы, демократический элемент. Цезарь опять уничтожил эту должность. Взамен нее он в 46 г. до Р. Х. был избран praefectus morum на три года, а потом в 44 г. на всю жизнь. Август, как praefectus morum, соединил в своем лице всю власть цензоров, разделяя ее иногда с товарищем по должности (Agrippa), даже с более обширным полномочием, какое имела она во времена Республики. Обо всем этом он сам говорит в своем Monumentum Ancyranum (см. объяснения Цумпта и Моммзена). В таком виде оставалось это дело и в последующее время, с небольшими изъятиями при Клавдии и Веспасиане.

Круг служебной деятельности цензоров во время Республики:

1) при оценке имущества (censum agere) каждый гражданин должен был верность своих показаний подтвердить клятвою (ex animi sententia). Была ли при этом употребляема еще неизвестная нам формула клятвы, как полагает Цумпт на основании Gell. 4, 20. 22, 21, или приведенных там слов было достаточно, как утверждает Беккер, это остается нерешенным. Цензоры не были обязаны проверять верность показаний каждого отдельного гражданина, хотя и имели на то право, причем должны были налагать на виновных денежный штраф. Cic. de rep. 2, 35. Они принимали (accipere censum) самооценку граждан (deferre censum) и приказывали младшим чиновникам вносить ее в списки (tabulae censoriæ). Все дело обозначалось словом censere, как со стороны граждан, так и со стороны цензоров; относительно первых, впрочем, встречается и censeri. По окончательном приведении в известность числа граждан и их имуществ происходило деление граждан, и цензорами составлялись списки всадников и граждан по классам сообразно с их имуществами (см. Centuria). Составление списка сенаторов (lectio senatus) сохранили за собою цензоры только в силу lex Ovinia, закона, изданного вскоре после leges Liciniæ.

Т. к. при этом они должны были обращать внимание не на одно только имущество, а также делать и нравственную оценку лиц, то к должности цензора присоединялась

2) обязанность судьи нравов. Цензоры ведали и карали некоторые преступления, преимущественно те, которые не подлежали решению судьи, напр., дурное воспитание детей, небрежное ведение хозяйства, беспорядочный образ жизни, безбрачие, жестокое обращение с рабами и клиентами, неуважение к родителям и вообще недостойное поведение правительственных лиц, клятвопреступление и т. д. Наказание называлось не poena, а ignominia и nota, потому что оно состояло в лишении чести. Оно заключалось, смотря по общественному положению виновного, в исключении из сената (senatu movere) или из сословия всадников (equum adimere), или в понижении в трибе (tribu movere), т. е. кто-нибудь из tribus rustica переводился в менее почетную urbana или в исключение из всех триб вообще (tribubus omnibus movere); в таком случае виновный становился aerarius, с чем могло сопрягаться более тяжкое обложение податью (напр., Aemilius Mamercus, Liv. 4, 24). Сюда принадлежит также право цензоров издавать запрещения против роскоши в видах поддержания древнеримских нравов (edicta censorum).

3) Финансовая деятельность цензоров. Т. к. посредством ценза они весьма близко знакомились с податями, платимыми гражданами (см. Tributum), и вообще должны были обладать практическим знанием финансового дела, то на них лежали еще другие, относящиеся сюда, обязанности: a) отдача на откуп общественных земель, государственных доходов и поземельных податей, а следовательно, и рудников, таможенных пошлин, торговли солью и т. д. (см. Vectigal); b) надзор за сооружением и содержанием общественных зданий и заведений, как, напр., храмов, мостов, клоак, водопроводов, стен, улиц, памятников и пр. Исполнение этих opera publica цензоры поручали тем, которые требовали за них наименьшую плату (см. Locatio 2); c) условия в цене и наблюдение за всеми оплачиваемыми казною вещами и поставками, напр., за вооружением войск, перевозкой их и т. д. Все цензорские бумаги и счеты назывались tabulae censorum.

В колониях и муниципиях заведовали цензом особые цензоры, которые посылали свои списки в Рим; даже в провинциях существовали для этого дела особые чиновники.

В заключение римского ценза совершался великий lustrum или всеобщее примирение народа, сопровождавшееся торжественными жертвоприношениями.