РСКД/Gallus

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Gallus / Галл
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Gabali — Gythium. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 550—551 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: ЭСБЕ : RE : RE


Gallus, I) собственное имя: 1) см. Sulpicii, 10. — 2) C. Aelius Gall., юрист первого века до Р. Х., автор сочинения, составленного, вероятно, в алфавитном порядке, de significatione verborum, quae ad ius civile pertinent; отрывки этого сочинения собрали Heimbach (1823) и Huschke, Iurisprud. anteiustiniana (4-е изд., 1878). — 3) Aelius Gall., наместник в Египте, по приказанию Августа предпринял неудачный поход в Аравию в 24 г. до Р. Х. Потерпев дорогой много несчастья и встретив ожесточенное сопротивление со стороны жителей того края, привел через полгода войско в жалком состоянии в Александрию. Plin. ep. 6, 28. 32. Dio Cass. 53, 29. Strab. 16, 780. — 4) C. Cornelius Gall., незнатного происхождения, возвышенный милостью Августа в достоинство римского всадника и назначенный им, после обращения Египта в римскую провинцию, первым начальником (praefectus) этой страны. Л. Пинарий Скарп, после известия о несчастном исходе сражения при Акцие, передал Галлу, шедшему на него из Африки, свои войска, на помощь которых рассчитывал Антоний. Счастливый исход предприятия против портового города Парайтония, где Антоний тщетно искал убежище, и взятие в плен Клеопатры доставили ему в 30 г. почетную должность египетского префекта; в этом качестве он был независим от сената и ответствен только одному Августу. Dio Cass. 51, 9 слл. Но счастье его продолжалось недолго; суровость и высокомерие, с которым он стал действовать, сделали его подозрительным в Риме и навлекли на него клеветы; вследствие этого он в 26 г., на 43 году своей жизни, добровольно совершил самоубийство. Suet. Oct. 66. Он был оратор, и не без славы (Donat. vit. Verg. 38); но мы знаем только о двух речах: in Pollionem (Quint. 1, 5. 8) и in Alfenum Varum (Serv. ad Verg. E. 9, 10). Более значения он имеет как стихотворец; он написал 4 книги элегий, в которых воспевал о своей несчастной любви к Ликориде; песни имели между собой связь, вроде стихотворения Cynthia Проперция. Он древнейший из римских элегиков (Ov. trist. 4, 10, 53. am. 3, 9, 63 сл.), так как Катулл и Кальв немного, подвизались на этом поприще поэзии. Он подражал греческим элегикам, в особенности Евфориону, и жесткий слог этого образца, вероятно, доставил ему название durior, которым его характеризует Квинтилиан (10, 1, 93). Кое-что о содержании и характере его стихов можно заключить из сочинений Вергилия, его друга с молодости, который восхваляет его в шестой эклоге, посвятил ему десятую эклогу и назначил для него части своего сочинения Georgica. Остальные современники, Проперций (3, 32, 91), Овидий (am. 1, 15, 30) и Марциалий (8, 73, 61), упоминают о нем с похвалою. Парфений посвятил ему свои эротические рассказы. Дистихи в честь Ликориды (изд. первый раз Aldus Manutius, 1590) и три эпиграммы (изд. Riese, Anthologia latina, 1869 сл.) — произведения позднейшего времени, вероятно 15 в., центоны из сочинений поэтов Августова времени. Г. считает автором сочинения Ciris, ложно приписываемого Вергилию, Völker, написавший 1840 и 1844 гг. монографию о Г. То же предположение до него высказывал Voss. — 5) см. Constantius, 2; II) название реки: западный приток Сангариа в Бифинии, течет с севера от города Модры с горы Олимпа, н. Мудурлысу. Strab. 12, 543; III) имя нарицательное: gallus, петух, был посвящен Марсу, по причине своей воинственности, чуткости и потому, что он своим пением предвещал победу (так он предвестил Фемистоклу победу над персами, а фиванцам победу над спартанцами); далее он был посвящен Эскулапию, богине ночи и ларам (lares), потому что он сторожит дом своей чуткостью. Фемистоклом, говорят, введены были петушьи бои (α̉λεκτρυονομαχίαι). Из Танагры, Родоса, Халкиды и Медии доставлялись наилучшие бойцы. Их откармливали чесноком, надевали им на ноги острые шпоры и пускали их друг на друга на столе, причем держали пари. На геммах и вазах сохранилось много таковых изображений, см. "Αλεκτρυόνων α̉γῶνες.