РСКД/Helotes

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Helotes / Илоты
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ἀίδης — Hystaspes. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 600 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Helōtes, Ἔλωτες, Είλωτες, Ει̉λῶται. При покорении коренных жителей Пелопоннеса победоносными дорическими пришельцами одна часть покоренных удержала личную свободу и право владения землею (хотя, вероятно, часть земли перешла во владение победителей); за это они должны были платить дань, не получая право гражданства в государстве, основанном победителями. Они назывались общим названием περίοικοι, живущие вокруг города победоносных пришельцев; в Спарте они удержали название страны Λακεδαιμόνιοι, между тем как дорические победители приняли имя Σπαρτιᾶται. От этих периэков следует различать тех из побежденных жителей, которые лишились не только политической свободы, но вместе с тем и владения землею, и личной свободы и имели только то преимущество перед настоящими купленными рабами (δοῦλοι), что господин не имел права ни убивать их, ни продавать за пределы государства. Для обозначения таких отношений, которые встречаются не в одних только дорических государствах, существуют разные названия. На острове Крите крепостные назывались кларотами или афамиотами (κλαρῶται, α̉φαμιῶται), В Сикионе — коринефорами (κορυνηφόροι), в Аргосе — гимнетами (γυμνήτες или γυμνήσιοι), в Фессалии пенесты находились в подобном положении. В Спарте они называются илотами (εί'λωτες или έλωτες); это название уже в древности производилось от имени города Гелоса (см. Helos), жители которого будто бы были порабощены вследствие восстания; другие производят его от болотистых низменностей, ἔλη, но наиболее вероятности имеет предложенное Леннепом (Lennep) и защищенное О. Миллером производство от глагола ἔλω, αι̉ρέω, следовательно, ει̉λωτες = οι̉ ἐξ αι̉χμαλώτων δοῦλοι, т. е. военнопленные. Илоты были государственные крепостные, отпускаемые отдельным семействам только на пользование; они жили в имениях спартиатов и обрабатывали там землю. Из дохода они отдавали часть, определенную законом, 82 медимны ячменя и известное количество оливкового масла и вина; остальное принадлежало им. Они далее должны были прислуживать своему господину и исполнять военную службу обыкновенно как легковооруженные, 7 человек на 1 спартиата (Hdt. 9, 10, 28), редко как гоплиты (Thuc. 4, 80. 5, 34. 7, 19), наконец, как матросы во флоте. Xen. Hell. 7, 1, 12. Их положение было, конечно, стесненное, вследствие строгого отделения их от спартиатов, но позднейшие писатели, без сомнения, сильно преувеличивали дело. Илоты занимали место между свободными людьми и рабами и могли доходить до некоторой зажиточности (Plut. Cleom. 23) да, в известных случаях, в особенности за храбрость на войне, получить свободу. Thuc. 7, 58. 4, 80. 5, 34. Отпущенные за оказанные заслуги на волю назывались νεοδαμῶδεις (см. сл.); право гражданства давалось им весьма редко, как, напр., после потерь во 2-ю Мессенскую войну, так называемым епевнактам (см. Ἑπεύνακτοι). Μόθακες или Μόθωνες были дети илоток от отцов-спартиатов; они воспитывались вместе с молодыми спартиатами и пользовались с юных лет свободой, а вследствие известного рода усыновления, и правом гражданства; из таких мотаков были даже Гилипп, Калликратид и Лисандр. Натянутые отношения, при численном перевесе илотов (до битвы при Левктрах — около 224.000, по О. Миллеру, 56.000, способных носить оружие, при общем числе населения в 400.000 человек) требовали применения постоянной осторожности и предупредительности; этим объясняется уничтожение 2000 илотов (Thuc. 4, 80) и также пресловутая Κρυπτεία (см. сл.), которая, однако, по словам Платона (legg. 1, p. 633. 6, p. 763), оказывается не столь кровавым обычаем. Молодые спартиаты до поступления на действительную военную службу ради упражнения должны были при скудной пище обходить страну, проникая в самые скрытые захолустья, чтобы наблюдать за действием постоянно подозреваемых илотов и наказывать тотчас на месте всякую противозаконность. Впрочем, убиение илотов господином не было позволено, а продажа за границу безусловно воспрещалась; отпущение на волю также могло происходить только с согласия правительства.