РСКД/Lamicum bellum

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Lamicum bellum / Ламийская война
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Labdacus — Λύτρα. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 716—717 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: ВЭ


Lamicum bellum. В 324 г. Александр Великий, неоднократно уже доказывавший, как мало уважал он свободу и самостоятельность греков, велел на Олимпийских играх прочесть манифест, по которому всем грекам, изгнанным из отечества за исключением убийц и лиц, совершивших святотатство, дозволялось возвратиться. Этот приказ вызвал неудовольствие во многих городах, особенно же у этолийцев и афинян, которые, однако, оставались спокойными, пока жив был Александр. Но после его смерти в 323 г. афиняне, несмотря на советы Фокиона и других, поручили одному из своих отличных полководцев — Леосфену набирать наемников против македонян. Этот был сначала за приверженность свою к македонянам изгнан из Афин, но впоследствии он отошел от партии Александра. К набранным им 8.000 наемников присоединились еще 7.000 из Этолии, кроме того, афиняне призвали к оружию собственных граждан и побудили присоединиться к ним акарнанцев, дорян, локров, фокейцев, фессалийских энианцев и долопов и др., а также в Пелопоннесе государства: Аргос, Сикион, Элиду, Флиунт, Мессению и Аркадию. Македонский полководец Антипатр наскоро вооружился против этой силы, однако на первых порах он мог выставить только 13.000 пехоты и 600 всадников против, греческого войска, которое было более чем вдвое сильнее его; Кратер, его товарищ, стоял еще в Киликии со своими 10.000 ветеранами. Флот из 110 триер под начальством Клейта получил приказание держаться как можно ближе к месту военных действий. В 322 г. летом двинулся Аптипатр в Фессалию, но вскоре проиграл сражение под Гераклеей (Ἠρ. ἐν Τραχῖνι); после этого фессалийцы, между ними особенно 200 всадников, а также другие северные эллины покинули его и войско и перешли на сторону греков. Антипатр отступил в крепость Ламию, которую Леосфен тотчас окружил. Это обстоятельство побудило некоторых греков на осеннее и зимнее время вернуться домой. А в начале 322 г. умер и сам Леофен от тяжелой раны, полученной им при одной вылазке Антипатра. Его, правда, заменил тоже отличный полководец, Антифил; но так как македонянин Леоннат из Фригии шел на выручку с 20.000 пехоты и 2.500 кавалерии, то он принужден был снять блокаду и двинуться против приближавшегося врага. Несколько миль к северу от Ламии дело дошло до кавалерийской схватки, в которой пал Леоннат. Этим временем воспользовался Антипатр, чтобы уйти из Ламии и по горам (равнин он избегал по причине неприятельской конницы) добраться до границ Македонии, где он в укрепленном лагере поджидал прибытия Кратера с ветеранами. В течение этого времени (323 и 322 гг.) действия происходили также и на море, а именно Клейт одержал победу при Ехипадских островах. Diod. Sic. 18, 16 сл. Вскоре после того прибыл и Кратер. С его прибытием войско македонское возросло до 48.000 человек, между тем как греческое насчитывало всего 28.000 человек, притом большею частью под начальством неопытных полководцев. У Пенея оба войска долго стояли друг против друга, пока наконец греки не были вовлечены в битву у Краннона 322 г. в 7 день Метагейтниона (5 августа). И хотя фессалийские всадники победили, однако остальное войско не могло устоять против македонских ветеранов. В военном смысле, конечно, сражение осталось нерешенным; но мужество греков было сокрушено, и они начали переговоры с неприятелем. Антипатр, однако, не принял посланных к нему послов, объявив, что он желает вести переговоры с каждым государством отдельно. Таким образом, греческое войско должно было разойтись. После того Антипатр быстро занял опять фессалийские местности, и так как остальные греческие города массами поспешили объявить, свою покорность, то афиняне и этолийцы вскоре остались совершенно изолированными. Афиняне совершенно пали духом. Фокион и Демад вместе с другими афинскими послами отправились к приближавшемуся Антипатру, чтобы отклонить от города все бедствия безусловной капитуляции. Но их просьбы были напрасны. Антипатр поставил на своих требованиях, а требования эти были следующие: выдача Демосфена, Гиперида и других (которые, однако, между тем бежали), занятие македонским гарнизоном крепости Мунихии, уплата военных издержек и штрафа, ограничение демократии, уменьшением числа граждан до 9.000, для которых ценз назначен не меньше 20 мин. Все эти условия были приняты, а отсутствующие ораторы, по предложению Демада, были осуждены на смерть. Лучше устроились дела у этолийцев, которые под конец получили даже хороший мир, благодаря тому, что Антипатр и Кратер вследствие азиатских событий были отозваны из Греции весной 321 г. Ср.: Grauert, Analecten, стр. 260 сл. Droysen, Gesch. des Hellenismus 1, стр. 94 сл.