РСКД/Medici

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Medici, ἰατροί, врачи пользовались в Греции уже в древнейшие времена большим почетом, даже считались священными, так как врачевание и пророчество (ἰατρική и μαντική), по верованию древних, находились в самой тесной связи; особенно ценились, конечно, хирурги; других врачей, впрочем, и не встречается у Гомера. Врач-бог Пэеон (Παιήων) у Гомера еще существенно отличается от Аполлона, кроме того, в человеческом мире выдается Асклепий (см. сл.), которого все последующие врачи признают своим родоначальником (πρόγονος. Plat. symp. p. 686. r. p. 3, 406) и называются по нему асклепиадами (ἔκγονος Ἀσκληπίου), вместе с его сыновьями Подалирием и Махаоном, участвовавшим в Троянской войне. У греков на искусство врачевания смотрели как на занятие, подобающее свободному человеку, между тем как у римлян домашние врачи часто были из рабов. Упоминаемое Геродотом (2, 84. 3, 129) обилие врачей в Египте объясняется строгостью диететических правил, которым там все обязаны были подчиняться. Во всей Греции врачи сохраняли такое высокое положение, какого они никогда на могли достигнуть в Риме. Во многих государствах были казенные врачи, получавшие жалованье из государственных сумм (δημοσιεύοντες), а кроме них и другие, пользовавшие больных за плату (μισθός, σῶστρα, ἰατρεῖα), которую они иногда взимали вперед (быть может, для покрытия необходимых издержек, так как не было аптек и врачи сами должны были приготавливать прописанные ими средства). Они или принимали больных в своем приемном покое, ἰατρεῖον, служившем вместе с тем и аптекою и снабженной банками (πυξίδες, κυλικίδες), инструментами, предметами, нужными для ванн, и т. п., или же посещали больных на дому. В приемной врача находились и его помощники и ученики; первые обыкновенно были рабами и больных рабов обыкновенно пользовали рабы же, иногда самым бессовестным образом. (Plat. legg. 4, 720). Часто лечили разными симпатическими средствами. Лечение без помощи врача, по известным общим предписаниям и правилам (ἰατρεύεσθαι κατὰ γράμματα), причем не обращается внимание на индивидуальность больного, не признавалось греками; римляне, напротив того, охотно составлявшие, по примеру Катона Старшего, записки (commentarius) для внесения разных предписаний и рецептов, вообще предпочитали сами лечить себя. У греков вообще к врачеванию относились весьма серьезно и добросовестно, и кажется, что за легкомысленное и неосторожное отношение к делу можно было привлечь врача к ответственности. Вероятно, все врачи должны были иметь разрешение от правительства на врачебную практику; хотя они и не подвергались никакому испытанию, но должны были доказать, что учились у дельного врача (Xen. mem. 4, 2, 5). От врачей требовалось добросовестное отношение к больным, приличная и опрятная внешность. С нынешними аптеками не следует смешивать лавочки знахарей, φαρμακοπῶλαι (ср. Hor. sat. 1, 2, 1); это были шарлатаны, продававшие кроме некоторых средств против обыкновенных болезней также и всякую всячину. Врач был в одно и то же время и хирургом, в смысле незначительного в то время объема этой науки, так как кровавые операции и вскрытия трупов, по религиозным причинам, были весьма редки и, вероятно, никогда не производились с научной целью. Лишь впоследствии врачебное искусство разделилось на несколько отделов и появились окулисты, зубные врачи и т. д. К числу самых знаменитых врачей принадлежал Гиппократ Афинский и Демокед Кротонский, люди, получавшие весьма большое жалованье. И в Риме искусство врачей считалось приличным (ars honesta. Cic. off. 1, 42), хотя им занимались рабы и вольноотпущенники. Даже врач Августа, Антоний Муза, принадлежал к сословию либертинов. В 219 г. до Р. Х. пелопоннесец Архагаф поселился в Риме, и открыл в лавке (taberna) своего рода хирургическую клинику. Его примеру последовали и другие из его соотечественников (Plin. n. h. 29, 11, 17); но римляне старого закала смотрели на них с недоверием. Старик Катон предостерегал своего сына и утверждал, что эти врачи сговорились истребить всех варваров, следовательно и римлян (iurarunt inter se barbaros necare omnes medicina, sed hoc ipsum mercede facient, ut fides iis sit et facile disperdant, p. 77. ed. Iordan.). Они занимались своим ремеслом в лавках, выучивали вольноотпущенников и получали часть дохода от их врачебной практики. Большого значения уже во время Цицерона достиг Асклепиад из города Прусы. Цезарь даровал врачам право гражданства (Suet. Caes. 12). Со времен Империи врачи стали получать места с определенным окладом жалованья при дворе, при войске или при городских общинах. Число специалистов увеличилось; встречаются medici ocularii, aurarii, зубные врачи, хирурги, даже женщины medicae для женских болезней. Аптек не было, но в москательных и пряных лавках продавались готовые лекарства, а часто приготавливались самими врачами и продавались весьма дорого; в таком случае лекарство снабжено было ярлыком и прописано; однако до нас сохранилось также большое количество принадлежавших римским глазным врачам пломб, содержащих имя врача, назначение средства, составные его части и способ его растворения. Grotefend, die Stempel der röm Augenärzte. Hannover 1867.