Рацея (Павел Андреевич Федотов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Рацея : Объяснение картины «Сватовство майора»
автор Павел Андреевич Федотов (1815—1852)
Дата создания: 1849, опубл.: 1862. Источник: Библиотека Мошкова[1]
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



Рацея
(Объяснение картины «Сватовство майора»)



     Честные господа,
     Пожалуйте сюда!
     Милости просим,
     Денег не спросим:
     Даром смотри,
Только хорошенько очки протри.
                             
     Начинается,
     Починается
О том, как люди на свете живут,
Как иные на чужой счет жуют.
     Сами работать ленятся,
     Так на богатых женятся.
                             
Вот извольте-ко посмотреть:
     Вот купецкий дом, —
     Всего вдоволь в нем,
Только толку нет ни в чем:
     Одно пахнет деревней,
     А другое харчевней.
Тут зато один толк,
     Что всё взято не в долг,
     Как у вас иногда,
     Честные господа!
                             
А вот извольте посмотреть:
     Вот сам хозяин-купец,
     Денег полон ларец;
     Есть что пить и что есть…
Уж чего ж бы еще? Да взманила, вишь, честь
     «Не хочу, вишь, зятька с бородою!
     И своя борода —
     Мне лихая беда.
На улице всякий толкает,
А чуть-чуть под хмельком,
Да пойди-ка пешком вечерком,
     Глядь! — очутишься в будке,
     Прометешь потом улицу сутки.
     А в густых-то будь зять —
     Не посмеют нас взять…
Мне, по крайности, дай хоть майора,
Без того никому не отдам свою дочь!..»
А жених — тут как тут, и по чину — точь-в-точь.
                             
А вот извольте посмотреть,
     Как жениха ждут,
     Кулебяку несут
И заморские вина первейших сортов
     К столу подают.
     А вот и самое панское,
     Сиречь шампанское,
На подносе на стуле стоит.
                             
А вот извольте посмотреть,
     Как в параде весь дом:
     Всё с иголочки в нем;
     Только хозяйка купца
Не нашла, знать, по головке чепца.
По-старинному — в сизом платочке.
     Остальной же наряд
     У француженки взят
Лишь вечор для самой и для дочки.
     Дочка в жизнь в первый раз,
     Как боярышня у нас,
     Ни простуды не боясь,
     Ни мужчин не страшась,
     Плечи выставила напоказ. —
     Шейка чиста,
     Да без креста.
                                  
Вот извольте посмотреть,
     Как в левом углу старуха,
     Тугая на ухо,
Хозяйкина сватья, беззубый рот,
     К сидельцу пристает:
Для чего, дескать, столько бутылок несет,
     В доме ей до всего!
     Ей скажи: отчего,
     Для чего, кто идет, —
     Любопытный народ!
                             
 А вот извольте посмотреть,
 Как, справа, отставная деревенская пряха,
      Панкратьевна-сваха,
      Бессовестная привираха,
 В парчовом шугае, толстая складом,
      Пришла с докладом:
 Жених, мол, изволил пожаловать.
      
 И вот извольте посмотреть,
      Как хозяин-купец,
      Невестин отец,
      Не сладит с сюртуком,
 Он знаком больше с армяком;
      Как он бьется, пыхтит,
      Застегнуться спешит:
 Нараспашку принять — неучтиво.
                             
 А извольте посмотреть,
      Как наша невеста
      Не найдет сдуру места:
      «Мужчина чужой!
      Ой, срам-то какой!
 Никогда с ними я не бывала,
 Коль и придут, бывало, —
      Мать тотчас на ушко:
 „Тебе, девушке, здесь не пристало!“
 Век в светличке своей я высокой
 Прожила, проспала одинокой;
 Кружева лишь плела к полотенцам,
 И все в доме меня чтут младенцем!
      Гость замолвит, чай, речь…
      Ай, ай, ай! — стыд какой!..
 А тут нечем скрыть плеч:
      Шарф сквозистый такой —
      Всё насквозь, на виду!..
      Нет, в светлицу уйду!»
      
 И вот извольте посмотреть,
 Как наша пташка сбирается улететь;
      А умная мать
      За платье ее хвать!
                             
 И вот извольте посмотреть,
      Как в другой горнице
      Грозит ястреб горлице, —
      Как майор толстый, бравый,
      Карман дырявый,
      Крутит свой ус:
 «Я, дескать, до денежек доберусь!»
                             
 Теперь извольте посмотреть:
      Разные висят по стенам картины.
      Начинаем с середины:
      На средине висит
 Высокопреосвященный митрополит;
 Хозяин христианскую в нем добродетель чтит.
      Налево — Угрешская обитель
      И во облацех над нею — святитель…
 Православные, извольте перекреститься,
      А немцы,
      Иноземцы,
 На нашу святыню не глумиться;
      Не то — русский народ
      Силой рот вам зажмет.
                             
 И вот извольте посмотреть:
      По сторонам митрополита — двое
      Наши знаменитые герои:
      Один — батюшка Кутузов,
Что первый открыл пятки у французов,
      А Европа сначала
      Их не замечала.
      Другой
      Герой —
Кульнев, которому в славу и честь
Даже у немцев крест железный есть.
                             
И вот извольте посмотреть:
Там же, на правой стороне, —
Елавайский на коне,
     Казацкий хлопчик
     Французов топчет.
А на правой стене хозяйский портрет
В золоченую раму вдет;
     Хоть не его рожа,
     Да книжка похожа:
     Значит — грамотный!
      
И вот извольте посмотреть:
     Внизу картины,
     Около середины,
Сидит сибирская кошка.
У нее бы не худо немножко
Деревенским барышням поучиться
     Почаще мыться:
     Кошка рыльце умывает,
     Гостя в дом зазывает.
      
А что, господа, чай устали глаза?
А вот, налево, — святые образа…
Извольте перекреститься
Да по домам расходиться.


<1849>


Примечания

  1. Поэты 1840-1850-х годов. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Л., "Советский писатель", 1972. Вступительная статья и общая редакция Б. Я. Бухштаба. Составление, подготовка текста, биографические справки и примечания Э. М. Шнейдермана