Речь на заседании ЦИК о посылке делегации в Финляндию (10 сентября 1917, Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь на заседании ЦИК о посылке делегации в Финляндию (10 сентября)
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 25 сентября 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1924. — Т. 3. 1917. Часть 1. От февраля до Октября. — С. 280—282.


Вы посылаете делегацию в Финляндию[1] в целях установления порядка в тамошних гарнизонах, причем в числе кандидатов в состав этой комиссии был назван и я. Считаю необходимым выступить по этому поводу перед вами — не только от своего имени, но и от имени нашей партии.

Что мы считаем необходимым противодействовать самосудам, в этом не может быть никаких сомнений. И Центральный Комитет нашей партии немедленно же направит в Финляндию достаточно авторитетное лицо для того, чтобы совместно с другими представителями нашей партии в Финляндии бороться всеми доступными нашей партии средствами против убийства офицеров.

Но в то же время я считаю необходимым заявить, что ни я, ни другие члены нашей партии не можем вступить в избираемую вами делегацию по причинам принципиального характера.

Прежде всего, мы решительно отвергаем ту форму сотрудничества с правительством, которую здесь так настойчиво защищал Церетели. Совершенно независимое от революционных организаций, правительство ведет в корне ложную, противонародную и бесконтрольную политику, а когда эта политика упирается в тупик или приводит к катастрофе, на революционные организации возлагается черная работа по улажению неизбежных последствий политики шатаний и произвола. Мы считаем, что эта форма «сотрудничества» недостойна революционной демократии; только в том случае демократия может и должна нести на себе все последствия правительственной политики, если само правительство создано демократией и перед ней ответственно.

Ненормальность и фальшь взаимоотношений между властью и революционными организациями ярче всего раскрываются как раз в данном случае.

Адмирал Вердеревский[2], который явился к нам за поддержкой, недавно привлекался, как известно, к судебной ответственности. Вместе с ним были арестованы по тому же делу матросы. Но в то время как адмирал стал министром, арестованные матросы остаются под следствием по 108 статье, а Дыбенко, председатель Комитета Балтийского Флота, пребывает в «Крестах». Какое представление об официальном правосудии может быть, ввиду таких фактов, у матросов? Какое доверие к нынешней власти? И какое право имеем мы выступать рука об руку с представителями нынешнего правительства и нести за них ответственность перед массой?

Смотрите далее. Вы хотите, чтобы представитель нашей партии, ввиду ее большого влияния во флоте, вступил в вашу делегацию. Одной из задач этой делегации, как вы их формулируете, является расследование в составе гарнизонов «темных сил», т.-е. «провокаторов и шпионов». Разумеется, если там имеются провокаторы и шпионы, то их нужно немедленно изловить и устранить. Но вы как бы закрываете глаза на то, что агенты того самого правительства, на помощь которому вы призываете сейчас нашу партию, взвели на вождей и работников этой партии самое гнусное из всех возможных обвинений — в государственной измене, в сообщничестве с германским кайзером, в работе на пользу немецкого империализма. Или вы считаете, что это мелочь, случайный эпизод?

Вы хотите, чтобы я вошел в делегацию, которая будет помогать адмиралу Вердеревскому излавливать немецких агентов для привлечения их по 108 статье. Но неужели же вы забыли, что я сам привлекаюсь по 108 статье? Матросы могут мне доверять постольку, поскольку они не доверяют Временному Правительству. Вы теперь поймете, почему наша партия не может сотрудничать со следователем Александровым, с гельсингфорсской и петербургской контрразведкой в деле установления «порядка» и «законности» в Балтийском флоте.

В борьбе с самосудами мы идем своими путями. Мы считаем эти стихийные самосуды глубоко вредными, дезорганизующими и деморализующими с точки зрения революционного самосохранения самой солдатской и матросской массы. Эту борьбу мы ведем не рука об руку с прокурором и контрразведчиками, а как революционная партия, которая убеждает, организует и воспитывает.

«Рабочий Путь» № 8,
25 (12) сентября 1917 г.

  1. Вопрос о посылке делегации ЦИК в Гельсингфорс возник в связи со следующими событиями: Корниловщина вызвала в революционном флоте небывалую ненависть к офицерству. В Выборге, Або и др. городах произошли самосуды матросов над наиболее ненавистными офицерами. Вмешательство флотских организаций прекратило эти самосуды. Но так как положение оставалось по-прежнему напряженным, то морской министр Вердеревский поставил этот вопрос на заседание ЦИК. Эсеро-меньшевистские лидеры пытались использовать и большевиков против матросов, желая включить в делегацию (состоявшую из 5 чел.) — 3 от ЦИК и 2 от Исполкома Крестьянских Депутатов, большевиков. Ответом на эту попытку и была речь т. Троцкого. Нашей партии были, разумеется, чужды те чисто либеральные взгляды на классовую расправу матросов над крепостниками-офицерами, — взгляды, которые были свойственны эсерам, меньшевикам или людям типа новожизненца Суханова (см., напр., кн. VII, 18 — 19 стр.).
  2. Адмирал Вердеревский — в первый период Керенского был командующим Балтийским флотом. Одно время обвинялся правительством в том, что сообщил Центрофлоту приказ о потоплении некоторых большевистских крейсеров в случае мятежа. Позже, в августе-сентябре, Вердеревский был назначен морским министром, на каковом посту он и пробыл до Октябрьских дней.