Речь на первом всероссийском съезде военного флота (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь на первом всероссийском съезде военного флота 22 ноября (5 декабря) 1917 г.[1]
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Дата создания: 22 ноября (5 декабря) 1917, опубл.: 25 ноября 1917. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1974. — Т. 35. Октябрь 1917 — март 1918. — С. 112—118


ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ[править]

От имени Совета Народных Комиссаров тов. Ленин приветствует в лице съезда армию матросов, которая показала себя, как передовой борец за раскрепощение трудящихся классов.

Далее тов. Ленин переходит к характеристике текущего момента. Отметив, что политика соглашательского правительства Керенского, которая направлялась не по пути разрешения нужд широких народных масс и в основе которой лежал принцип охранения в полной неприкосновенности интересов буржуазии, интересов класса угнетателей, неминуемо должна была привести к краху этого правительства, оратор продолжает:

— Но наряду с Временным правительством существовали Советы рабочих и солдатских депутатов, которые явились продуктом революционного творчества восставшего народа и чем дальше, тем более широкие слои трудящихся масс сплачивали вокруг себя. Лишь благодаря Советам удалось в России то, что не удавалось ни в одной из европейских революций: народ выдвинул и дал опору подлинному народному правительству. Перед угнетенными массами встала в высшей степени трудная задача — самим строить государство. Вы видите, с какой силой обрушилось на нас сопротивление буржуазии, как стараются подорвать нашу деятельность саботажем, какими потоками лжи и клеветы обливают нас по каждому поводу и без повода.

Нас осыпают градом обвинений, что мы действуем террором и насилием, но мы спокойно относимся к этим выпадам. Мы говорим: мы не анархисты, мы — сторонники государства. Да, но государство капиталистическое должно быть разрушено, власть капиталистическая должна быть уничтожена. Наша задача — строить новое государство, — государство социалистическое. В этом направлении мы будем неустанно работать, и никакие препятствия нас не устрашат и не остановят. Уже первые шаги нового правительства дали доказательство этому. Но переход к новому строю — процесс чрезвычайно сложный, и для облегчения этого перехода необходима твердая государственная власть. До сих пор власть находилась в руках монархов и ставленников буржуазии. Все их усилия, вся их политика направлялись на то, чтобы принуждать народные массы.

Мы же говорим: нужна твердая власть, нужно насилие и принуждение, но мы его направим против кучки капиталистов, против класса буржуазии. С нашей стороны всегда последуют меры принуждения в ответ на попытки — безумные, безнадежные попытки — сопротивляться Советской власти. И во всех этих случаях ответственность за это падет на сопротивляющихся.

Переходя далее к вопросу о создании государственного аппарата, который в интересах народа должен быть лишен всякого бюрократизма, который должен создать широчайший простор для выявления всех творческих сил страны, тов. Ленин говорит: — Буржуазия и интеллигентские буржуазные круги населения всемерно саботируют народную власть. Трудящимся массам надеяться, кроме как на самих себя, ни на кого не приходится. Без сомнения, задачи, стоящие перед народом, неизмеримо трудны и велики. Но нужно верить в свои собственные силы, нужно, чтобы все, что проснулось в народе и способно к творчеству, вливалось в организации, которые имеются и будут строиться в дальнейшем трудящимися массами. Массы беспомощны, если они разрознены; они сильны, если сплочены. Массы поверили в свои силы и, не смущаясь травлей со стороны буржуазии, начали приступать к самостоятельной работе по управлению государством. На первых шагах могут встретиться трудности, может сказаться недостаточная подготовленность. Но нужно практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуазии. В этом отношении во флоте мы видим блестящий образец творческих возможностей трудящихся масс, в этом отношении флот показал себя, как передовой отряд.

Далее тов. Ленин, переходя к освещению важнейших вопросов текущего момента — вопросов о земле, о рабочей политике, о национальной проблеме и о мире, подробно останавливается на каждом из них.

Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов принял декрет о земле, в котором большевики целиком воспроизводят принципы, указанные в крестьянских наказах. В этом сказалось отступление от программы социал-демократов, ибо наказы соответствуют духу программы эсеров, но это же служит доказательством, что народная власть не хотела навязывать своей воли народу, а стремилась идти навстречу ей.

Как бы ни разрешился земельный вопрос, какая бы программа ни легла в основу осуществления перехода земли к крестьянам, — это не составит помехи для прочного союза крестьян и рабочих. Важно лишь то, что, если крестьяне веками упорно добиваются отмены собственности на землю, то она должна быть отменена.

Указав далее на то, что с вопросом земельным тесно переплетен вопрос о промышленности, что, наряду с аграрной революцией, должна произойти коренная ломка капиталистических отношений, оратор подчеркивает чрезвычайную важность прочного союза рабочих и крестьян.

Развитие русской революции показало, что политика рабского соглашательства с помещиками и капиталистами разлетелась, как мыльный пузырь. Господствовать должна воля большинства; эту волю большинства и проведет союз трудящихся, честная коалиция рабочих и крестьян, на основе общих интересов. Партии меняются и гибнут, а трудящиеся остаются, и о прочности этого союза оратор призывает больше всего заботиться.

Пусть флот, говорит он, посвятит все свои силы тому, чтобы этот союз остался основой государственной жизни; если этот союз будет крепок, ничто не сломит дело перехода к социализму.

Обращаясь к национальному вопросу, говорит тов. Ленин, следует отметить особо пестрый состав национальностей России, в которой великороссов только около 40 процентов, а остальное большинство принадлежит к другим народностям. При царизме национальный гнет по отношению к последним, неслыханный по своей жестокости и нелепости, скапливал в неполноправных народностях сильнейшую ненависть к монархам. Нечего удивляться, что эта ненависть к тем, которые запрещали даже употребление родного языка и обрекали на безграмотность массы народа, переносилась и на всех великороссов. Думали, что великороссы хотели, как привилегированные, сохранить для себя те преимущества, которые свято сохраняли за ними Николай II и Керенский.

Нам говорят, что Россия раздробится, распадется на отдельные республики, но нам нечего бояться этого. Сколько бы ни было самостоятельных республик, мы этого страшиться не станем. Для нас важно не то, где проходит государственная граница, а то, чтобы сохранялся союз между трудящимися всех наций для борьбы с буржуазией каких угодно наций. (Бурные аплодисменты.)

Если финляндская буржуазия покупает у немцев оружие, чтобы направить его против своих рабочих, мы предлагаем последним союз с русскими трудящимися. Пусть буржуазия затевает презренную жалкую грызню и торг из-за границ, рабочие же всех стран и всех наций не разойдутся на этой гнусной почве. (Бурные аплодисменты.)

Мы сейчас, — я употреблю нехорошее слово, — «завоевываем» Финляндию, но не так, как это делают международные хищники-капиталисты. Мы завоевываем тем, что, предоставляя Финляндии полную свободу жить в союзе с нами или с другими, гарантируем полную поддержку трудящимся всех национальностей против буржуазии всех стран. Этот союз основан не на договорах, а на солидарности между эксплуатируемыми против эксплуататоров.

Сейчас мы наблюдаем национальное движение на Украине и мы говорим: мы безусловно стоим за полную и неограниченную свободу украинского народа. Мы должны сломить то старое, кровавое и грязное прошлое, когда Россия капиталистов-угнетателей играла роль палача над другими народами. Это прошлое мы сметем, на этом прошлом мы не оставим камня на камне. (Бурные аплодисменты.)

Мы скажем украинцам: как украинцы, вы можете устраивать у себя жизнь, как вы хотите. Но мы протянем братскую руку украинским рабочим и скажем им: вместе с вами мы будем бороться против вашей и нашей буржуазии. Только социалистический союз трудящихся всех стран устранит всякую почву для национальной травли и грызни. (Бурные аплодисменты.)

Перейду к вопросу о войне. С войной, вызванной столкновением хищников из-за добычи, мы начали решительную борьбу. Все партии до сих пор говорили об этой борьбе, но дальше слов и лицемерия не шли. Теперь борьба за мир начата. Борьба эта трудна. Кто думал, что мира достигнуть легко, что стоит только лишь заикнуться о мире, и буржуазия поднесет его нам на тарелочке, тот совсем наивный человек. Кто приписывал этот взгляд большевикам, тот обманывал. Капиталисты сцепились в мертвой схватке, чтобы поделить добычу. Ясно: убить войну — значит победить капитал, и в этом смысле Советская власть начала борьбу. Мы опубликовали и впредь будем опубликовывать тайные договоры. Никакая злоба и никакая клевета нас не остановит на этом пути. Господа буржуа злобствуют оттого, что народ видит, из-за чего его гнали на бойню. Они пугают страну перспективой новой войны, в которой Россия оказалась бы изолированной. Но нас не остановит та бешеная ненависть, которую буржуазия проявляет к нам, к нашему движению к миру. Пусть она попробует повести народы на четвертый год войны друг против друга! Это ей не удастся. Не только у нас, но во всех воюющих странах назревает борьба против собственных империалистических правительств. Даже в Германии, которую империалисты десятки лет старались превратить в военный лагерь, где весь правительственный аппарат направлен к тому, чтобы малейшее проявление народного возмущения было пресечено в самом зародыше, и там дошло до открытого восстания во флоте. Нужно знать, как неслыханно велик полицейский произвол в Германии, чтобы понять, какое значение имеет это восстание. Но революция не заказывается; революция является, как следствие взрыва негодования народных масс. Если было так легко справиться с шайкой жалких, полоумных людей, как Романов и Распутин, то зато неизмеримо труднее бороться с организованной и сильной кликой германских коронованных и некоронованных империалистов. Но можно и должно работать рука об руку с революционным классом трудящихся всех стран. И на этот путь встало Советское правительство, когда опубликовало тайные договоры и показало, что правители всех стран — разбойники. Это есть пропаганда не словом, а делом. (Бурные аплодисменты.)

Коснувшись в заключение вопроса о мирных переговорах, оратор сказал: — Когда немцы на наши требования не перебрасывать войска на западный и итальянский фронты ответили уклончиво, мы прервали после этого переговоры и возобновим их некоторое время спустя. И когда мы об этом сообщим открыто на весь мир, то не будет ни одного немецкого рабочего, который бы не знал, что не по нашей вине были прерваны мирные переговоры. Если же представить такой случай, когда немецкий рабочий класс пошел бы вместе со своим правительством хищников-империалистов, и мы стали бы перед необходимостью продолжать войну, то русский народ, умевший безропотно проливать свою кровь, не зная зачем и во имя каких целей исполнявший волю душившего его правительства, без всякого сомнения с удесятеренной энергией, с удесятеренным героизмом пошел бы на борьбу тогда, ибо речь шла бы о борьбе за социализм, за свободу, на которую направила бы штыки международная буржуазия. Но мы верим в международную солидарность трудящихся масс, которые одолеют все препятствия и все препоны на пути борьбы за социализм. (Бурные аплодисменты.)


«Известия ЦИК» № 235, 25 ноября 1917 г.
Печатается по тексту газеты «Известия ЦИК», сверенному с машинописным экземпляром протокольной записи

  1. Первый Всероссийский съезд военного флота происходил в Петрограде 18-25 ноября (1-8 декабря) 1917 года. В порядке дня съезда стояли вопросы: о текущем моменте и о власти; о деятельности Цен-трофлота; о реформах в морском ведомстве и другие. На съезде с речью по текущему моменту выступил В. И. Ленин. Съезд осудил деятельность Центрофлота, изменившего своим выборщикам, и приветствовал действия Военно-морского революционного комитета, распустившего Центрофлот; утвердил схему организации управления морским ведомством; избрал 20 человек в состав ВЦИК Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Съезд обратился с приветствием к Совету Народных Комиссаров и с воззванием ко всей России.