Речь на III Всероссийском продовольственном совещании (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь на III Всероссийском продовольственном совещании
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Дата создания: 16 июня 1921, опубл.: июнь 1921. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1974. — Т. 43. Март — июнь 1921. — С. 350—360.


РЕЧЬ НА III ВСЕРОССИЙСКОМ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМ СОВЕЩАНИИ[править]

16 ИЮНЯ 1921 г.[1][править]

Товарищи, прежде всего позвольте приветствовать ваше совещание и от имени Совнаркома и от имени Центрального Комитета РКП.

Товарищи, нам всем, конечно, понятно, почему такое особое внимание должно быть уделено вашему совещанию не только продовольственными работниками, но и всеми советскими и партийными, и всей партией, и всеми вообще, кто сколько-нибудь сознательно относится к судьбам Советской республики и к стоящим перед нею задачам. Ваше совещание собирается в момент совершенно исключительной важности, и в этом отношении никоим образом к обычным текущим продовольственным совещаниям, которые вы не раз имели и не раз еще иметь будете, приравнено быть не может.

Совершенно исключительная важность теперешнего вашего совещания объясняется двумя обстоятельствами. Прежде всего это то непредвиденное обстоятельство, которого мы опасались и которое вот уже второй год опять подвергает страну чрезвычайно опасным бедствиям: вступили ли мы в целую полосу засушливых лет, как это нам второй год предсказывают, этого мы еще не знаем, но что второй год мы опять-таки в значительных районах будем переживать сильнейший неурожай и хлебов и трав, это уже выяснилось и рисует нам картину громадной опасности. Не буду сейчас останавливаться на том, как велик тот район, который, по имеющимся сводкам относительно урожая хлебов и трав, охвачен теперь неурожаем. Во всяком случае, этот район значителен. Во всяком случае, мы имеем перед собой уже картину того, что громадный недочет получится в целом ряде губерний от продовольственного налога, что в целом ряде губерний, кроме того, население попадет в положение безвыходное, неслыханно тяжелое, и продовольственным работникам придется, вместо того чтобы взять с этих губерний известное количество излишков для содержания армии, рабочего класса и промышленности, — придется помогать этим губерниям, помогать голодающим. Задачи, которые таким образом падают на продовольственных работников, сверх всех наших расчетов увеличивают тяжесть той работы, которая на вас лежит. Это первое обстоятельство.

Второе обстоятельство, которое не представляет из себя явления настолько неожиданного, это — переходный, переломный момент во всей продовольственной политике. Мы теперь в первый раз вступаем в продовольственную кампанию, в первый раз собираемся, чтобы подытожить опыт местных работников по продовольственной работе и готовиться к выполнению лежащих на продовольственных работниках задач — в условиях, когда продовольственная политика радикально изменилась, когда Советская власть должна была изменить не только продовольственную политику, но во многих отношениях самые основы своей экономической политики, когда необыкновенно тяжелое положение крестьянства в прошлом году и затем выяснившаяся невозможность быстрого восстановления крупной промышленности заставили нас перевести всю государственную работу на иные рельсы.

Учесть необходимость считаться с тяжелым положением страны, с невозможностью быстро восстановить крупную промышленность, значит приготовиться к тому, чтобы мелкое крестьянское хозяйство во что бы то ни стало, какой угодно ценой, поднять из положения критического в положение сносное, поднять для этого мелкую промышленность, местную промышленность, пойти в этом отношении на такие меры, которые, укрепляя сейчас же мелкое хозяйство, дадут ему возможность местной торговли и тем самым расширят область применения капитала, а тем самым ставят всю Советскую власть и самые ее основы и всю ее экономическую политику на иные рельсы.

Вы прекрасно знаете, каких трудов в течение трех лет стоило нам всем, и вам в первую голову, упрочить сколько-нибудь продовольственный аппарат для того, чтобы наладить его для выполнения хотя бы минимальных задач, хотя бы самых необходимых. И поэтому нечего говорить вам, непосредственно и близко наблюдавшим и переживавшим это, что представляет собою задача быстро перестроить и по-новому наладить всю работу, что значит организоваться в обстановке, которая еще подлежит испытанию, и в то же время решить задачу получения большего количества продовольственных продуктов. Вы знаете все сами. Из года в год, несмотря на страшные, неслыханные, иногда нечеловеческие трудности гражданской войны, из года в год продовольственная политика давала результаты для всех наглядные и очевидные, улучшавшиеся и повышавшиеся гораздо быстрее, чем можно было это доказать на практических итогах какой угодно другой области советской работы. Но вы, конечно, также знаете, что, хотя мы со 110 миллионов в первый год подняли, благодаря напряжению усилий продовольственных работников, заготовки до 280 миллионов и свыше, — вы все прекрасно знаете, что этого недостаточно.

Теперь мы в первый раз вступаем в большую продовольственную кампанию при условии, что белогвардейских войск и неприятельских полчищ на территории РСФСР нет. Но и это приходится сопровождать некоторыми оговорками: за исключением начинающейся интервенции японцев в Дальневосточной республике, т. е., опять-таки, в первый же год, когда мы можем сказать, что в общем и целом с гражданской войной мы покончили, — тут сейчас же становится всем ясно, что мы окружены международной буржуазией, которая получила весьма внушительный урок от Красной Армии, но которая вовсе не прекратила своих попыток возобновить нашествие в прямой или прикрытой, в систематической или урывочной форме, при первом же удобном случае. Так что и на этот счет полного обеспечения у нас никоим образом нет. Но, кроме того, вы знаете, что самый переход от войны к хозяйству, тот переход, о котором мы так долго говорили, которому мы посвятили несколько партийных конференций и съездов, этот переход сам по себе просто, как переход, создал новые громадные трудности, потому что при разрушенном аппарате, при расстроенном транспорте самый переход от старой большой армии, стоявшей на границе в боевом порядке, к армии мирного времени создал громадные трудности, с которыми мы, по-видимому, в главной части сладили, и все же всякий, знающий дело, не усомнится в том, что немалое количество трудностей еще осталось.

Вот почему я и говорю, что значение настоящего продовольственного совещания совершенно исключительно, что оно должно решить вопросы вовсе не только специально продовольственные, что ваше внимание, ваши усилия требуются теперь для республики не только как продовольственных работников, как людей, взявших на себя от Советской власти громадной важности задачу по снабжению продовольствием населения, — этого мало. От вас, как партийных работников, требуется напряжение сил для того, чтобы решить целый ряд заданий, намеченных только в виде директив, решений, вынесенных высшими органами Советской власти и партийной организацией. А вы сами знаете, как далеко от общего решения, от общих директив до практического претворения в нечто реальное, что это означает громадные тяжести, которые должны взять на себя работники, чтобы успешно выполнить эти принципиальные указания, выполнить так, чтобы они не оставались только на бумаге написанными, что, к сожалению, не так уже редко в Советской России встречается.

Я бы хотел напомнить решение последней партийной конференции, работавшей специально по вопросу о новой экономической политике 119. Партийная конференция была собрана экстренно для того, чтобы всем товарищам внушить полную уверенность в том, что эта политика, как говорили на конференции, решена всерьез и надолго, что никаких колебаний на этот счет впредь не будет. А колебаний было немало, неуверенности было немало. И вот партийная конференция, как высший орган руководящей правительственной партии, руководящей властью рабочего класса, подчеркивает, какое значение имеет собирание крупного продовольственного фонда в 400 миллионов пудов. Она подчеркивает, что все значение продовольственной политики, переход к допущению в значительных размерах свободной торговли, сводится для нас к тому, чтобы создать большой продовольственный фонд, крупные государственные запасы. Без этого ни восстановления крупной промышленности, ни восстановления денежного обращения не может быть, а всякий социалист понимает, что без восстановления крупной промышленности, единственной реальной основы, о социалистическом строительстве не может быть и речи.

Страна неслыханно разорена. И прежде, до войны империалистской, она была более отсталой, после войны она была разорена больше, чем другие, и еще три года несла неслыханные тяжести войны с буржуазией и помещиками. Побежденные страны, с которыми может быть сравнена Россия, как Сербия и Австрия, где промышленность разорена не меньше, а иногда и больше, чем в России, — эти страны находятся в положении совершенно отчаянном, совершенно безвыходном. Рассчитывая на помощь буржуазии, потому что они не поднимали против нее войны, они придавлены двояко — голодом, разорением, обнищанием, как мы, и сознанием того, что их положение беспомощно, что они ставили ставку на буржуазию и гибнут, не имея шансов на поддержку. Мы же, при всех неслыханных трудностях, видим и ясно сознаем, и рабочие и крестьянские массы ясно видят, что, несмотря на неслыханные трудности, новые силы являются. Каждая трудность выдвигала новые силы, порождала новые источники энергии, указывала новые пути. Работа этих сил доказывала нам, что как ни дьявольски медленно, но мы идем вперед, что, как иногда ни невероятно мучительно дается преодоление трудностей, мы их преодолеваем. Растет сознание, что строятся хозяйственные отношения на совершенно иных основах, что трудящийся класс, как ни велики его страдания, решает все вопросы без помощи капиталистов, шаг за шагом, день за днем идет против них и отвоевывает одну позицию за другой.

Вот, товарищи, что, казалось бы мне, представляет сущность, смысл, итог решений партийной конференции. И я этим особенно хотел бы подчеркнуть, до какой степени сейчас данное совещание есть не только совещание специалистов, но партийных и советских деятелей, которым на практике приходится новые формы экономической политики, фундамент всего советского здания строить в условиях чрезвычайно трудных.

Строить приходится двояко: посредством налога, во-первых, и товарообмена, во-вторых. Налог определен был, в предположении среднего урожая, в 240 миллионов пудов, — сумма, которая недостаточна даже для скудного прокормления необходимой армии и совершенно необходимых промышленных предприятий, сумма, которую не только при грозящем нам неурожае, но и вообще собрать полностью в 100 % представляет из себя задачу громадной трудности.

Я не имею под рукою точных данных, как изменился по районам за три года нашего продовольственного опыта процент выполнения наших планов и наших заданий в области продовольственной работы. Но что аппарат, созданный совместными усилиями, был лучше, чем в целом ряде других наших наркоматов, что здесь мы имеем постоянное повышение работоспособности, — это всем известно. И я считаю неопровержимым, что в этом году, когда этой работе уделено большое внимание, мы процент выполнения тех заданий, которые на нас республика возлагает, поднимем. Если не 100, то почти 100 % мы выполнить должны, и мы можем это выполнить, даже при тех трудностях, которые поставил перед нами грозящий неурожай. Может быть, недобор будет исчисляться десятками миллионов пудов, но, может быть, недобор уравновесится тем приростом продналога, который обещают дать местности, где урожай прошел особенно хорошо.

Товарищи, урожай с состоянием продовольственного аппарата никоим образом не считается и не доставил нам удовольствия быть особенно хорошим там, где особенно хорош продовольственный аппарат. Если посмотреть на карту с видами на урожай, то окажется, что те местности РСФСР и других соседних и братских республик, где урожай обещает быть особенно хорошим или выше среднего, что как раз там продовольственный аппарат никоим образом не выше среднего, а даже ниже. Задачу переброски сил продовольственного аппарата придется поставить особенно энергично, а для этой переброски мы мало знаем людей, которые достаточно подготовлены, достаточно опытны и которые сели бы на новое место и, приспособившись сразу, быстро двинули бы работу. Это дело, которое требует все нового и нового внимания.

Что самое важное и что партийная конференция выдвинула на первый план и что решено последним партийным съездом, это — задача товарообмена. Самое большое внимание у всех, кто стоит в центре советской и общепартийной работы в Москве, самое большое внимание, самую большую заботу вызывает этот вопрос. Насколько нам удалось к этому подготовиться, что тут практически сделано, что из этих планов осуществилось, — это вопрос, который вам первым придется решить уже на основании действительного знакомства с делом. Здесь обмен вашего практического опыта, подведение ему итога имеет особенно важное, особенно существенное значение.

Дело новое, оно требует еще большей переброски сил. Оно требует не того, что требовалось раньше от продовольственного аппарата: более или менее однообразной, возможно правильно работающей машины, имеющей задачею собрать определенное количество продовольствия, и все. Нет, здесь надо учесть различие местностей, различие требований на товар, различие эквивалента. Нужно приспособиться не к тому, что Советская власть требует и что советский аппарат может выполнить. Нет, вы должны приспособиться к хозяйственным условиям жизни мелких земледельцев, вы должны учесть, в чем у них нужда и в чем их потребности удовлетворены. Вы боролись с мешочничеством, с торговлей, обходящей распоряжения государства. Вы должны против нее вести борьбу и сейчас. Но чтобы осуществить товарообмен и не быть побитыми вольным рынком, — не быть побитыми этой свободной торговлей, мы должны ее хорошо знать, состязаться с ней и побивать ее же собственным козырем, ее же собственным орудием, — а для этого надо знать его.

Нам нужны не старые бюрократические средства, а нужен учет торговых условий, нам нужно точное их знание, уменье быстро всякие изменения учитывать. Для этого нам нужна быстрая переброска и средств продовольствия, и предметов обмена на громадном пространстве РСФСР. Трудности перед нами очень велики. Но это — основа всей новой экономической политики на то время, пока мы не восстановим крупной промышленности полностью, а это время может исчисляться не меньше, как десятком лет, и мы на это время должны дать такие формы отношений между рабочим классом и крестьянством, между этими двумя единственными классами, на основе которых мы должны строить нашу экономику, должны между этими классами создать такой союз, который удовлетворял бы обе стороны хозяйственно, такой союз, который считался бы с мелким крестьянином, как с мелким крестьянином, пока мы не можем ему дать всех продуктов крупной промышленности.

Надо считаться с мелким хозяином, который излишки свои продает, надо считаться и с тем, что городское население, рабочие должны улучшить свое положение. Без этого мы в нашей дальнейшей строительной работе, которая упрочит переход к социализму настолько, что нельзя будет повернуть назад, — мы успеха не достигнем. Вот почему задача товарообмена сейчас есть самый важный вопрос всей нашей экономической политики. Над этим вам придется поработать и как продовольственникам, и как хозяйственным работникам, и как сотрудникам кооперации. Вот чего от вас ждет Советская власть, вот чего ждет от вас партия и вся республика, потому что от вашего отношения к этой работе, от вашего успеха зависит самая главная ставка всей Советской республики, всего социалистического строительства в настоящее время.

Товарищи, я должен в заключение отметить, что на вашей конференции лежит одна специальная задача: учесть вопрос, поставленный в мае перед Политбюро ЦК партии и решенный после обсуждения в ЦК на Всероссийском съезде профсоюзов. Это — вопрос о том, чтобы с надлежащей осторожностью и постепенностью, но все же немедленно стать на путь испытания коллективного снабжения. В нашем распределении продовольствия оказались недостатки, и дальше так оставаться не может. То распределение продовольствия, которое мы основывали на началах уравнительных, создавало уравнительность, иногда вредную для того, чтобы повысить производство. Нужно, чтобы республика на собранные ею хлебные излишки содержала лишь то, что необходимо для производства. Всех предприятий нашей промышленности мы содержать не можем, но нам это и не нужно: это значило бы хозяйничать расточительно. Восстановить крупную промышленность целиком мы не можем; значит, надо из нее выделить то, что лучше оборудовано, что обещает большую производительность, и только это надо содержать.

Продовольственники не могут ограничиться тем, чтобы думать, что столько-то миллионов пудов мы получим, по таким-то нормам, хотя бы по тем же карточкам, распределим их, и баста; дальше дело не мое. На очереди объединение деятельности всех экономических наркоматов. Не только то, что касается непосредственно продовольственников, но вся сумма хозяйственной деятельности — вот что должно интересовать всякого сознательного продовольственника. Требования к нему повышаются.

Быть только продовольственником нельзя. Надо быть экономистом, оценивающим каждый соответствующий шаг работы, в связи с работой всех экономических наркоматов и всех результатов этой работы.

Когда речь идет о распределении продовольствия, думать, что нужно распределить только справедливо, нельзя, а нужно думать, что это распределение есть метод, орудие, средство для повышения производства. Необходимо давать государственное содержание продовольствием только тем служащим, которые действительно нужны в условиях наибольшей производительности труда, и если распределять продовольственные продукты, как орудие политики, то в сторону уменьшения числа тех, которые не безусловно нужны, и поощрения тех, кто действительно нужен. Если распределение является орудием политики, восстановляющей нашу промышленность, то необходимо содержать те промышленные предприятия, которые сейчас действительно нужны, и безусловно не содержать те предприятия, которые нам сейчас не нужны, чтобы этим получить экономию топлива, экономию продовольственных продуктов. Мы в этом отношении хозяйничали в течение целого ряда лет с громадными недостатками. Теперь надо их исправить.

Вы видите, что, чем больше вникаешь в дело, тем шире и шире развивается сеть задач, которые ставятся перед вашим продовольственным совещанием. Надеюсь, однако, что никто из вас не почувствует себя запуганным от сознания сложности этих задач, что, напротив, те необычайные задачи, которые стоят перед вами, как перед советскими работниками и перед партийными работниками, пробудят в вас новую энергию, чтобы эти задачи решить. Опыт прошлой работы в других наркоматах может наглядно показать, что имеется необходимость непременного комбинирования работы советской и работы партийной. Целый ряд очередных боевых заданий продовольственниками мог быть выполнен в условиях необычайно трудных лишь благодаря тому, что приходилось действовать путем далеко не всегда общеупотребительным, путем экстренных мероприятий, путем приложения методов ударности и боевого порядка, необычной деятельности и советских учреждений и партийных органов. Повторяю, именно фундаментальная основа нашей экономической политики и составляет главное задание вашего продовольственного совещания. На это должно быть обращено все ваше внимание.

В заключение позвольте выразить уверенность, что путем объединения сил в том направлении, по которому мы идем, нам удастся укрепить основы успешной экономической политики, которая создаст союз рабочего класса и крестьянства, двух основных классов, на которых покоится Советская власть, тот хозяйственный союз, который один будет в состоянии обеспечить нам успех всего нашего социалистического строительства. (Бурные аплодисменты.)


Краткий газетный отчет напечатан 18 июня 1921 г. в «Петроградской Правде» № 129
Полностью напечатано 22 и 23 июня 1921 г. в газете «Правда» №№ 133 и 134
Печатается по тексту газеты «Правда»

  1. III Всероссийское продовольственное совещание проходило в Москве с 16 по 24 июня 1921 года. На совещании присутствовало 499 делегатов — губпродкомиссары и члены коллегий губпродкомов, представители от различных продовольственных организаций, а также представители губисполкомов, кооперации и профсоюзов. В порядке дня совещания стояли вопросы: 1) о продовольственном налоге, 2) об организации товарообмена, 3) о взаимоотношениях продовольственных органов и кооперации, 4) об основах государственного снабжения и др. Ленин был избран почетным членом президиума совещания. Напечатанная в настоящем томе речь была произнесена Лениным на первом заседании совещания. Совещание сыграло большую роль в улучшении постановки продовольственного дела Советской страны