Речь на III Всероссийском совещании заведующих внешкольными подотделами губернских отделов народного образования (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь на III Всероссийском совещании заведующих внешкольными подотделами губернских отделов народного образования
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Дата создания: 25 февраля 1920, опубл.: 2 марта 1920 / 25 апреля 1930. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1974. — Т. 40. Декабрь 1919 — апрель 1920. — С. 160—165.


РЕЧЬ НА III ВСЕРОССИЙСКОМ СОВЕЩАНИИ ЗАВЕДУЮЩИХ ВНЕШКОЛЬНЫМИ ПОДОТДЕЛАМИ ГУБЕРНСКИХ ОТДЕЛОВ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ[править]

25 ФЕВРАЛЯ 1920 г.[править]

Позвольте мне от имени Совнаркома приветствовать ваше совещание и высказать вам по этому поводу несколько мыслей.

Что касается нашего международного положения, я могу рассказать о радио, которое сегодня получено из Англии и которое лучше всего характеризует это международное положение. Радио сообщает, что вчера, 24-го числа, Верховный совет союзных держав пришел к выводу, что если пограничные с Россией государства спросят совета о политике, он скажет, что не может советовать им войны, которая, пожалуй, повредит их интересам, и что еще меньше может советовать им наступательную войну против России; но что если Российская Советская Республика нападет на их законные границы, Союзный совет окажет им поддержку. Затем господа союзники желают послать в Россию комиссию, принадлежащую к комиссии труда в Вашингтоне. Устроители конференции, социал-предатели с Альбером Тома условились о некоторых социальных реформах и желают эту публику, которая представляет часть Лиги наций[1], послать в Россию, чтобы исследовать, насколько условия России соответствуют обычным требованиям «цивилизованных» государств.

Это сообщение о вчерашнем решении союзников ясно показывает, как эти господа запутались и какую пользу мы можем извлечь из их путаницы. Они сотни миллионов выкинули на поддержку войны (со стороны английского государства) и заявили, что поддерживать войну дальше не могут. Этим наступательный пыл их окончен, хотя подвоз военного снаряжения в Польшу продолжает идти: они продолжают подвозить оружие, у нас есть точные сведения, что Польша совершает перегруппировки войск, рассчитанные на наступление, так что положиться с уверенностью на их заявление мы не можем. Хотя теперь на девять десятых отпала угроза внешней опасности со стороны союзников, но во всяком случае известная угроза остается; после окончания войны против Деникина военную готовность придется сохранять. На полную демобилизацию рассчитывать мы не можем.

Итак, на девять десятых опасность нашествия международного капитализма на Россию исчезла; они провалились достойным образом настолько, что выносят который уже раз предложение о посылке комиссии в Россию. Если эта комиссия будет содержать господ вроде Альбера Тома, который посещал Россию во время войны, то ничего, кроме скандала для них и прекрасного повода для агитации для нас, не выйдет. Мы их встретим так, что они как можно скорее из России уберутся, и ничего, кроме агитации для рабочих других стран, у них не выйдет. Они желают попугать, а когда мы скажем, что мы дорогих гостей встретим, — они спрячут свою попытку. Это показывает, до какой степени они растерялись. Теперь мы имеем окошко в Европу благодаря миру с Эстонией и в состоянии получать оттуда основные продукты. Наше международное положение представляет действительно огромный прогресс и улучшение: на девять десятых всякая внешняя опасность для Советской республики устранена.

Чем больше она устраняется, тем больше мы можем заняться работой мирного строительства, и на вашу деятельность, на вас, занятых во внешкольной области, мы рассчитываем. Чтобы школьное образование поставить более солидно, для этого нужен целый ряд материальных изменений: постройка школ, подбор учителей, внутренние реформы по организации и подбору преподавательского персонала. Это все вещи, которые требуют длительной подготовки. По отношению к внешкольному образованию вы этой длительной подготовкой не очень стеснены. Потребность населения получить образование вне установленной школьной системы и нужда в работниках в этой области чрезвычайно сильно возрастают. Мы уверены, что с общей помощью и общими усилиями будет сделано больше, чем до сих пор.

Я в заключение скажу о характере внешкольного образования, которое связано с пропагандой и агитацией. Одним из коренных недостатков постановки образования и просвещения в капиталистическом обществе было то, что оно было оторвано от основной задачи организации труда постольку, поскольку капиталисту нужно было натаскать и надрессировать покорных и дрессированных рабочих. Связи между действительными задачами организации народного труда и между преподаванием в капиталистическом обществе не было. Получался мертвенный, схоластический, казенный, загаженный поповскими влияниями характер преподавания, который везде, в самых демократических республиках, делал то, что все свежее, здоровое должно было устраняться. Непосредственная живая работа была затруднена, потому что без аппарата государственной власти, без материальной и финансовой помощи широко поставить образование нельзя. Поскольку мы можем и должны готовиться к переходу всей нашей советской жизни с рельсов военной подготовки и военного отпора на рельсы мирного строительства, — постольку нужно и необходимо вам, работникам внешкольного образования, эту перемену учесть и в своей пропагандистской деятельности, в ее задачах и программе сообразоваться с этой переменой.

Чтобы показать, как я понимаю задачи и весь характер образования, преподавания, воспитания и обучения в соответствии с изменившимися задачами Советской республики, напомню ту резолюцию об электрификации, которая принята последней сессией ВЦИК; вероятно, всем она знакома. На днях в печати появилось сообщение о том, что в двухмесячный срок (в официально напечатанном сообщении было сказано: в двухнедельный срок — это ошибка), — что в двухмесячный срок будет разработан план электрификации страны, рассчитанный на 2-3 года по программе-минимум и максимум — на 10 лет. Характер всей нашей пропаганды и чисто партийной, и школьного преподавания и образования, и характер внешкольного преподавания должен измениться не в том смысле, чтобы изменились самые основы и направление преподавания, а в том, чтобы приспособить характер деятельности к переходу на мирное строительство с широким планом промышленного и экономического преобразования страны, потому что общая экономическая трудность и общая задача — это задача восстановления экономических сил страны таким образом, чтобы рядом с мелким крестьянским хозяйством пролетарская революция могла создать новые основы экономической жизни. До сих пор крестьянину приходилось давать хлеб в ссуду рабочему государству: цветные бумажки — деньги крестьянина удовлетворить за хлеб не могут. Крестьянин, не будучи удовлетворен ими, требует законного права: в обмен на даваемый им хлеб — продуктов промышленности, которых мы не можем дать, пока не восстановим хозяйства. Восстановить — это основная задача, но мы не можем восстановить на старом экономическом и техническом основании. Это невозможно и технически, и было бы дико; нужно найти новое основание. Таким новым основанием является план электрификации.

Мы выступаем перед крестьянством, перед массой наименее развитой, с указанием, как новый переход к более высокой ступени культуры и технического образования необходим для успеха всего советского строительства. Итак, необходимо восстановить хозяйство. Самый темный крестьянин понимает, что оно разорено войной, что без восстановления его он не может справиться с нищетой — получить необходимые продукты в обмен на хлеб. Именно к этой-то самой непосредственной, насущной нужде крестьянства должна примыкать и зацепляться вся работа пропаганды, образования, просвещения и внешкольного образования, чтобы она не была оторвана от самых насущных нужд повседневной жизни, а именно исходила бы из их развития и разумения для крестьянина, подчеркивая, что выход из положения только в восстановлении промышленности. Но восстановление промышленности не может быть на старой почве: ее нужно восстановить на почве современной техники. Это значит — электрификация промышленности и подъем культуры. Электрические станции требуют до 10 лет работы, но работы более культурной и сознательной.

Мы развернем широкий план работы, который должен быть связан в представлении широких масс крестьянства с ясной, практически поставленной целью. Этого нельзя сделать в несколько месяцев. Дать программу-минимум можно не меньше чем на 3 года. Но, не задаваясь утопиями, можно сказать, что в течение 10 лет мы в состоянии покрыть всю Россию сетью электрических станций и перейти на такое состояние электрической промышленности, которое удовлетворяло бы современным требованиям техники и покончило бы со старым крестьянским земледелием. Оно требует более высокой культуры и образования.

Не скрывая от себя, что теперь непосредственная практическая задача есть восстановление транспорта и подвоз продовольствия, что при теперешнем состоянии производительности широкими задачами заниматься нельзя, вы в области пропаганды и просвещения эту задачу полной перестройки на почве, соответствующей культурно-техническим потребностям, должны все же иметь в виду и выполнить ее. Мы от старых методов пропаганды, которые грешили устарелостью, которые до сих пор подходили к крестьянину с общими фразами о классовой борьбе, на почве которых выдумывали всякие глупости о пролетарской культуре[2] и т. д., от этого хлама, который очень похож на детские болезни ребяческого возраста, мы с большой быстротой будем исцеляться. В пропаганде, агитации, деятельности образовательной и просветительной будем переходить к постановке вопроса более трезвой и деловитой, достойной людей Советской власти, которые за два года научились кое-чему и которые идут к мужику с практическим, деловым и ясным планом перестройки всей промышленности и изложением того, что теперь мужик и рабочий, при теперешнем состоянии образования, этой задачи не выполнит и из грязи, нищеты, сыпняка и болезней не вылезет. Эта практическая задача, ясно связанная с подъемом культуры и образования, должна послужить узлом, вокруг которого весь характер нашей партийной пропаганды и деятельности, нашего преподавания и обучения должен группироваться. Тогда он так глубоко зацепит за насущнейшие интересы крестьянской массы, так свяжет общий подъем культуры и знания с наболевшими экономическими нуждами, что мы еще во сто раз усилим потребность образования со стороны рабочих масс. Мы абсолютно уверены в том, что если мы в два года решили труднейшую военную задачу, то мы решим в 5-10 лет задачу еще более трудную: культурно-образовательную и просветительную. Вот то пожелание, с которым я хотел к вам обратиться. (Аплодисменты.)


Краткий газетный отчет напечатан 2 марта 1920 г. в «Вечерних Известиях Московского Совета Рабочих и Красноармейских Депутатов» № 481
Впервые полностью напечатано 25 апреля 1930 г. в газете «Правда» № 114
Печатается по стенограмме, сверенной с текстом газеты «Правда»

  1. Лига наций — международная организация, существовавшая в период между первой и второй мировыми войнами. Создана в 1919 году на Парижской мирной конференции держав-победительниц в первой мировой войне. Устав Лиги наций являлся частью Версальского мирного договора 1919 года и был подписан 44 государствами. Деятельность Лиги наций осуществлялась Ассамблеей, Советом Лиги наций и постоянным Секретариатом во главе с генеральным секретарем. Устав Лиги наций был составлен с расчетом создать впечатление, что эта организация якобы имеет целью борьбу с агрессией, сокращение вооружений, укрепление мира и безопасности. В действительности же руководители Лиги наций потворствовали агрессорам, поощряли гонку вооружений и подготовку второй мировой войны. В период с 1920 по 1934 год деятельность Лиги наций носила враждебный Советскому Союзу характер. В 1920—1921 гг. Лига наций была одним из центров организации вооруженной интервенции против Советского государства. 15 сентября 1934 года по инициативе французской дипломатии 34 государства — члены Лиги наций — обратились к Советскому Союзу с приглашением вступить в Лигу. В целях борьбы за укрепление мира СССР вступил в Лигу наций. Однако попытки СССР создать фронт мира наталкивались на сопротивление реакционных кругов западных держав. С началом второй мировой войны деятельность Лиги наций фактически прекратилась. Формально Лига наций была распущена в апреле 1946 года постановлением специально созванной Ассамблеи.
  2. Имеются в виду пролеткультовцы — члены культурно-просветительной организации Пролеткульт. Возникший еще в сентябре 1917 года как независимая самодеятельная рабочая организация, Пролеткульт, руководство которым сосредоточилось в руках Л. А. Богданова и его сторонников, продолжал и после Октябрьской революции отстаивать свою «независимость», тем самым противопоставляя себя пролетарскому государству. Вследствие этого в Пролеткульт проникли и стали оказывать решающее влияние буржуазные интеллигенты. Пролеткультовцы фактически отрицали значение культурного наследия прошлого, стремились отгородиться от задач массовой культурно-просветительной работы и в отрыве от жизни «лабораторным путем» создать особую «пролетарскую культуру». Признавая на словах марксизм, главный идеолог Пролеткульта Богданов на деле проповедовал субъективно-идеалистическую, махистскую философию. Пролеткульт не был однородной организацией. Наряду с буржуазными интеллигентами, которые верховодили во многих организациях Пролеткульта, в них входила также и рабочая молодежь, которая искренне стремилась помочь культурному строительству Советского государства. Наибольшее развитие пролеткультовские организации получили в 1919 году. В начале 20-х годов они пришли в упадок; в 1932 году Пролеткульт прекратил свое существование. В. И. Ленин в проекте резолюции «О пролетарской культуре» (см. Сочинения, 4 изд., том 31, стр. 291—292), как и в ряде других своих работ, подверг решительной критике ошибочные установки Пролеткульта.