Речь перед агитаторами, посылаемыми в провинцию 23 января (5 февраля) 1918 г. (Ленин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Речь перед агитаторами, посылаемыми в провинцию 23 января (5 февраля) 1918 г.
автор Владимир Ильич Ленин (1870–1924)
Дата создания: 5 февраля (23 января) 1918, опубл.: 6 февраля (24 января) 1918. Источник: Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1974. — Т. 35. Октябрь 1917 — март 1918. — С. 323—327


ГАЗЕТНЫЙ ОТЧЕТ[править]

Товарищи, вы все знаете, что большинство рабочих, солдат и крестьян и Великороссии и других наций, которые составляли Россию — прежде по принуждению, а теперь части свободной Российской республики, — признали Советскую власть. И нам остается небольшая борьба с жалкими остатками контрреволюционных войск Каледина, которому на своем Дону, кажется, приходится спасаться от революционного казачества.

И вот, когда падает последний оплот контрреволюции, — мы можем сказать уверенно, что Советская власть укрепляется. И она укрепится. Это вполне понятно для всех, ибо наглядный опыт показал, что только эта власть, сами рабочие, солдаты и крестьяне в своих Советах могут вывести Россию на путь свободного сожительства всех трудящихся.

Перед нами два сильных врага: первый — это международный капитал. Он стоит пред нами, с бешенством наблюдая укрепление ненавистной ему Советской власти. Нет сомнения, что эти миллиардеры не могут не вести войну из-за обладания каким-нибудь лишним куском, захваченным у другого. Нет сомнений также и в том, что они еще пока сильнее Советской республики.

Но оказалось, что капиталисты хотя и сильнее нас, но уже подсылают своих представителей к нашим комиссарам и, пожалуй, еще признают Советскую власть, и даже уничтожение займов, — этот ужасный и самый больной удар по их туго набитому карману. И эти речи представителей международной финансовой олигархии показывают, что международные капиталисты попали в тупик. Они рады были бы выпутаться из войны и обрушиться всеми силами на ненавистную Советскую республику, которая зажгла пожар во всей Европе и Америке, но не могут.

Наша революция порождена войной; не будь войны, мы наблюдали бы соединение капиталистов всего мира: сплочение на почве борьбы с нами. У них одна мысль: как бы искры нашего пожара не перепали на их крыши. Но китайской стеной не отгородишься от России. Нет ни одной рабочей организации в мире, где не встречали бы с энтузиазмом наши декреты о земле, о национализации банков и т. д.

Может быть, в будущем нам придется выдержать упорную борьбу, но твердо знайте, товарищи, что в большинстве стран рабочие, угнетенные своими капиталистами, уже пробуждаются, и как бы калединцы всех стран ни бешенствовали, и если бы даже им удалось временно нанести удар России, их положение не упрочилось бы от этого. Наше положение же вполне прочное, ибо за нами стоят все рабочие всех стран. (Аплодисменты.)

Другой наш враг — это разруха. И тем более нужно бороться с разрухой, когда положение Советов упрочилось. Вот вы, товарищи, и должны развить эту борьбу. Ваша поездка, поездка агитаторов обеих правительственных партий, возглавляющих ныне Советскую власть, приобретает большое значение. И мне кажется, что в глухой провинции вам предстоит упорная, но благодарная работа по укреплению Советской власти, несению в деревню революционных идей, устранению разрухи и освобождению трудового крестьянства от деревенских кулаков.

Нам предстоит тяжелый и упорный труд — залечивание ударов, нанесенных войной. Буржуазия других европейских стран подготовилась больше нашего. Там существовало правильное распределение продуктов, вследствие чего им теперь легче, существовала правильно налаженная смена солдат на фронте. Ничего этого не дала ни царская власть, ни власть Керенского, колеблющаяся, буржуазно-соглашательская.

Вот почему Россия оказалась сейчас в особенно трудном положении. Ей предстоят задачи организации, задачи борьбы с теми уставшими и просто хулиганствующими элементами, которые для своей выгоды усиливают разруху, — чтобы на развалинах устроить фундамент социалистического общества.

Вам, товарищи, предстоит трудная, но благодарная, как я уже сказал, работа: наладить хозяйство в деревне и укрепить Советскую власть. Но у вас есть помощники, ибо мы знаем, что каждому рабочему и крестьянину, живущему собственным трудом, сознание подсказывает, что вне Советской власти спасения от голода и гибели нет. А мы можем спасти Россию. Все данные говорят, что в России имеется хлеб, и он был бы, если бы был своевременно взят под учет и справедливо распределен. Если вы бросите взор на необъятную Россию и разруху железнодорожную, то вы убедитесь, что нам необходим усиленный контроль и распределение имеющегося хлеба, ибо голод погубит и нас, и вас. Сладить же с этим можно только при одном условии: чтобы каждый рабочий, каждый крестьянин, каждый гражданин понял, что он сам, и только он сам, может себе помочь. Никто вам не поможет, товарищи. Вся буржуазия, чиновники, саботажники идут против вас, ибо они знают, что если народ это всенародное достояние, которое до сих пор находилось в руках капиталистов и кулаков, распределит между собой, то он очистит Россию от трутней и плевел. И поэтому они собрали все силы против трудящихся, начиная с Каледина и Дутова и кончая саботажем, подкупом босяческих элементов и тех, кто просто устали и не могут сопротивляться, по старой привычке, эксплуататорской привычке буржуазии. Сегодня они подкупают бессознательных, темных солдат для устройства винных погромов. Завтра — правленцев железных дорог для задержки грузов, направленных в столицу; дальше — судовладельцев для задержания барж с хлебными грузами и т. д. Но когда народ поймет, что только организованность даст ему возможность сплочения, создания товарищеской дисциплины, — тогда никакие подвохи буржуазии не будут для него опасны.

Вот в чем ваша задача, вот куда вы должны понести объединение, организацию и установление Советской власти. Там, в деревне, вы встретите крестьян-«буржуев», кулаков, которые попытаются сорвать Советскую власть. С ними вам будет легко бороться, ибо масса будет за вами. Она увидит, что из центра идут в деревню не карательные экспедиции, а агитаторы, несущие свет в деревню, чтобы в каждой деревне сплотить тех, кто трудится сам, кто не жил на чужой счет.

Возьмем вопрос о земле: земля объявлена народным достоянием, и все виды собственности уничтожаются. Этим сделан великий шаг к уничтожению эксплуатации.

Здесь разгорится борьба между богатеями и трудящимися крестьянами, и надо помочь бедноте не книжкой, а опытом, собственной борьбой. Мы не для того отняли землю у помещиков, чтобы она досталась богатеям и кулакам, а бедноте. Это вызовет симпатии и сочувствие к вам со стороны бедного крестьянства.

Необходимо позаботиться и о том, чтобы земледельческие орудия и машины не были в руках кулаков и богатеев. Они должны принадлежать Советской власти и временно отданы на пользование трудящимся массам, через волостные комитеты. И сами они должны следить за тем, чтобы эти машины не служили средством обогащения кулаков, а ими пользовались бы только для обработки своей земли.

Всякий крестьянин вам поможет в вашем трудном деле. Разъясните деревне, что кулаков и мироедов необходимо урезать. Необходимо правильное, равномерное распределение продуктов, чтобы продуктами народного труда пользовался трудящийся народ. И против одного богатея, который будет протягивать свою жадную лапу к народному добру, надо противопоставить десять трудящихся.

Доходы Советов равняются 8 миллиардам, а расходы — 28 миллиардам. Конечно, при таком положении вещей мы с вами провалимся, если не сумеем вытащить эту телегу государственную, которую царская власть погрузила в болото.

Война внешняя кончилась или кончается. Это решенное дело. Теперь начало внутренней войны. Буржуазия, запрятав награбленное в сундуки, спокойно думает: «Ничего, — мы отсидимся». Народ должен вытащить этого «хапалу» и заставить его вернуть награбленное. Вы должны это провести на местах. Не дать им прятаться, чтобы нас не погубил полный крах. Не полиция должна их заставить, — полиция убита и похоронена, — сам народ должен это сделать, и нет другого средства бороться с ними.

Прав был старик-большевик, объяснивший казаку, в чем большевизм.

На вопрос казака: а правда ли, что вы, большевики, грабите? — старик ответил: да, мы грабим награбленное[1].

Мы в этом море потонем, если не извлечем из тех кубышек все запрятанное, все награбленное за все годы бессовестной, преступной эксплуатации.

Мы скоро проведем в ЦИК закон о новом налоге на имущих, но вы это должны сами провести на местах, чтобы к каждой сотне, набитой во время войны, была бы приложена рука трудящегося. Не с оружием в руках вы должны это провести: война с оружием уже закончилась, а эта война начинается.

Нашу революцию сила эксплуататоров не опрокинет, если мы сейчас организованно возьмемся за дело, ибо за нами и с нами весь мировой пролетариат.


«Правда» № 18, 6 февраля (24 января) 1918 г.
Печатается по тексту газеты «Правда»

  1. Ленин имеет в виду факт, приведенный в докладе участника казачьего съезда в станице Каменской на заседании III съезда Советов 16 (29) января 1918 года (см. «Третий Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», Петербург, 1918, стр. 83-84).