Санкт-Петербургский договор с Японией (1875)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Санкт-Петербургский договор с Японией 1875 года
Дата создания: 25 апреля (7 мая) 1875 г. Источник:
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Санкт-Петербургский договор 1875 года (Архив МИД Японии)

Трактат, заключенный 25 Апреля/7 Мая 1875 года в С.-Петербурге между Его Величеством Императором Всероссийским и Его Величеством Императором Японским, с дополнительною статьёю, подписанною в Токио 10/22 Августа 1875 года.[править]

Божиею поспешествующею милостию Мы, Александр Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новогородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский, и всея Северныя страны Повелитель; и Государь Иверекие, Карталинские и Кабардинские земли и области Армейские, Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель, Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский, и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем через сие, что вследствие взаимного соглашения между Нами и Его Величеством Императором Японии, Полномочные Наши заключили и подписали в С.-Петербурге 25 апреля/7 мая 1875 года трактат об уступке Нам Его Величеством Императором Японии всей принадлежащей Ему части острова Сахалина в замен уступаемой Нами Японии всей группы Курильских островов, который от слова до слова гласит тако:

Его Величество Император Всероссийский и Его Величество Император Японский, желая положить конец многочисленным неудобствам, проистекающим от совместного владения островом Сахалином, и упрочить существующее между Ними доброе согласие, постановили заключить трактат о взаимной уступке, со стороны Его Величества Императора Всероссийского группы Курильских островов, а со стороны Его Величества Императора Японского Его прав на остров Сахалин (Крафто), и назначили на сей конец своими Уполномоченными, а именно:

Его Величество Император Всероссийский, Князя Александра Горчакова, Своего Государственного Канцлера, имеющего портрет Его Величества Императора, украшенный бриллиантами, Кавалера Российских орденов Св. Андрея Первозванного с бриллиантами, Св. Владимира 1-ой степени, Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Анны 1-ой степ, и Св. Станислава 1-ой степ., Кавалера Французского ордена Почетного легиона Большого Креста, Испанского золотого Руна, Итальянского Анунциады, Австрийского Св. Стефана, Прусского Черного Орла с бриллиантами, и разных других иностранных орденов;

а Его Величество Император Японский, Вице-Адмирала Иу-сие Эномотто Такеаки, Своего Чрезвычайного Посланника и Полномочного Министра при Дворе Его Величества Императора Всероссийского;

каковые Уполномоченные постановили и подписали нижеследующие статьи:

Статья 1.[править]

Его Величество Император Японский, за Себя и Своих наследников, уступает Его Величеству Императору Всероссийскому часть территории острова Сахалина (Крафто), которою он ныне владеет, со всеми верховными правами, истекающими из этого владения, так что отныне означенный остров Сахалин (Крафто) весь вполне будет принадлежать Российской Империи и пограничная черта между Империями Российскою и Японскою будет проходить в этих водах через Лаперузов пролив.

Статья 2.[править]

В замен уступки России прав на остров Сахалин, изъясненной в статье первой, Его Величество Император Всероссийский, за Себя и Своих Наследников, уступает Его Величеству Императору Японскому группу островов, называемых Курильскими, которыми Он ныне владеет, со всеми верховными правами, истекающими из этого владения, так что отныне сказанная группа Курильских островов будет принадлежать Японской Империи. Эта группа заключает в себе нижеозначенные восемнадцать островов, а именно: 1) Шумшу, 2) Алаид, 3) Парамушир, 4) Маканруши, 5) Онекотан, 6) Харимкотан, 7) Экарма, 8) Шиашкотан, 9) Мус-сир, 10) Райкоке, 11) Матуа, 12) Растуа, 13) островки Среднева и Ушисир, 14) Кетой, 15) Симусир, 16) Бротон, 17) островки Черпой и Брат Черпоев и 18) Уруп, так что пограничная черта между Империями Российскою и Японскою в этих водах будет проходить через пролив, находящийся между мысом Лопаткою полуострова Камчатки и островом Шумшу.

Статья 3.[править]

Взаимная передача означенных в двух предыдущих статьях территорий последует немедленно по обмене ратификаций настоящего трактата, и сказанные территории перейдут к их новым владельцам вместе с доходами, со дня вступления во владение оными; но взаимная уступка, с правом непосредственного владения, должна, однакож, считаться полною и безусловною со дня обмена ратификаций.

Формальная передача будет произведена смешанною Комиссиею, составленною из одного или нескольких агентов, назначенных каждою из Высоких договаривающихся Сторон.

Статья 4.[править]

В состав территорий, взаимно уступаемых предыдущими статьями, включается право собственности на все государственные земли, земли никем не занятые, все казённые строения, укрепления, казармы и прочие здания, не составляющие частной собственности. Однакож, строения и движимые имущества, принадлежащие ныне обоюдным Правительствам, будут приведены в известность и оценка оных будет поверена означенною в статье третьей Комиссиею; оценочная сумма будет уплачена тем Правительством, к которому переходит владение уступленною территориею.

Статья 5.[править]

Жителям территорий, уступаемых с той и с другой стороны, Русским и Японским подданным, предоставляется сохранить свою национальность и возвратиться в свое отечество, но если они предпочтут остаться в уступаемых территориях, то им будет оказываемо покровительство в сохранении полной свободы их занятий своими промыслами, их права собственности и веры наравне с туземными подданными, с тем, чтобы они подчинялись законам и судебным властям той страны, к которой перешло владение обоюдных территорий.

Статья 6.[править]

В уважение выгод, проистекающих от уступки острова Сахалина, Его Величество Император Всероссийский предоставляет:

1. Японским судам право посещать порт Карсакова (Куссун-Котан), без платежа всяких портовых и таможенных пошлин, в продолжение десятилетнего срока, считая оный со дня обмена ратификаций. По истечении этого срока, от Его Величества Императора Всероссийского будет зависеть сохранить еще или отменить эту льготу. Сверх того, Его Величество Император Всероссийский предоставляет Японскому Правительству право назначить Консула или Консульского Агента в порт Карсакова.

2. Японским судам и купцам, для судоходства и торговли в портах Охотского моря и Камчатки, а также для рыбной ловли в этих водах и вдоль берегов, те же права и преимущества, которыми пользуются в Российской Империи суда и купцы наиболее благоприятствуемых наций.

Статья 7.[править]

Принимая во внимание, что хотя полномочие Вице-Адмирала Эномотто Такеаки еще не дошло к месту своего назначения, но так как телеграммою удостоверено, что оное уже отправлено из Японии, то условились не откладывать более подписания настоящего трактата, постановляя в оном, что обряд обмена полномочий последует немедленно по получении Японским Уполномоченным своих полномочий и что для удостоверения исполнения этого обряда составлен будет особый протокол.

Статья 8.[править]

Настоящий трактат будет одобрен и ратификован Его Величеством Императором Всероссийским и Его Величеством Императором Японским и ратификации онаго будут обменены в Токио (Иеддо) в течение шести месяцев, считая со дня подписания оного, или ранее, если можно.

В удостоверение чего обоюдные Уполномоченные подписали настоящий трактат и приложили к оному печати своих гербов.

Учинено в двух экземплярах, в С.-Петербурге, двадцать пятого Апреля/седьмого Мая тысяча восемьсот семьдесят пятого года, что соответствует седьмому дню пятого месяца восьмого года Мэйжи.

Подписали:

(М. П.) Горчаков.

(М. П.) Эномотто Такеаки.

Того ради, по довольном рассмотрении сего трактата, Мы приняли оный за благо, подтвердили и ратификовали, яко же сим за благо приемлем, подтверждаем и ратификуем во всем его содержании, обещая Императорским Нашим Словом, за Нас, Наследников и Преемников Наших, что все в помянутом трактате постановленное соблюдаемо и исполняемо будет ненарушимо. В удостоверение чего Мы сию Нашу Императорскую ратификацию собственноручно подписав, повелели утвердить Государственной Нашей печатью. Дана в С.-Петербурге, Апреля двадцать шестого дня в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот семьдесят пятое, Царствования же Нашего в двадцать первое.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано тако:

«Александр»

(Контрасигнировал:) Государственный Канцлер Князь А. Горчаков.

Декларация[править]

Вследствие желания Правительства Его Величества Императора Российского и Правительства Его Величества Императора Японского дополнить постановления статьи 4 трактата, подписанного сего числа между Российскою и Японскою Империями, нижеподписавшиеся, будучи к сему надлежащим образом уполномочены, условились в нижеследующих статьях:

Статья 1.[править]

Императорско-Российское Правительство принимает за основание оценочной суммы, подлежащей уплате Японскому Правительству за строения и движимые имущества, которые должны быть ему переданы согласно трактату от сего числа, цифры сообщенные Японским Правительством, а именно за строения в числе 194—семьдесят четыре тысячи иен (Японских долларов), а за движимые имущества — девятнадцать тысяч восемьсот четырнадцать иен.

Статья 2.[править]

Смешанная Комиссия, определённая статьёю 3 трактата от сего числа, приступит сообща к приведению в известность и поверке стоимости строений и движимых имуществ, долженствующих обоюдно перейти в собственность Российского и Японского Правительств. По получении донесения от Комиссии, касательно обоюдной передачи территорий, строений и движимых имуществ, а также приведения в известность суммы стоимости, окончательно определенной, как следующее Японскому правительству вознаграждение, эта сумма, по вычете из оной всего, что на том же основании доводилось бы Российскому Правительству, будет уплачено в С. -Петербурге, или дипломатическому Представителю Японской Империи, или всякому другому агенту Его Величества, надлежащим образом к тому уполномоченному, не позже как в течение шести месяцев по официальной передаче ныне взаимно уступаемых территорий, строений и движимых имуществ.

Статья 3.[править]

Для дополнения и изъяснения статьи 5 трактата подписанного сего числа, касательно прав и положения обоюдных подданных, остающихся на взаимно уступаемых территориях, равно как и относительно природных жителей этих территорий будет составлена и заключена дополнительная статья.

Статья 4.[править]

Постановления, заключающиеся в трех предыдущих статьях, будут иметь ту же силу и то же действие, как бы оные были включены в самый текст трактата, подписанного сего числа.

В удостоверение чего обоюдные Уполномоченные подписали настоящую декларацию и приложили к оной печати своих гербов.

Учинена в двух экземплярах, в С. -Петербурге, двадцать пятого Апреля/седьмого Мая тысяча восемьсот семьдесят пятого года, что соответствует седьмому дню пятого месяца восьмого года Мэйжи.

Подписали:

(М. П.) Горчаков.

(М. П.) Эномотто Такеаки.

Дополнительная статья[править]

Согласно статье 3 декларации, подписанной в С. -Петербурге 25 Апреля/7 Мая 1875 года (7 день 5 месяца 8 года Мэйжи) и в дополнение и изъяснение статьи 5 трактата, подписанного того же числа, касательно прав и положения обоюдных подданных, остающихся на взаимноуступленных территориях, а также относительно природных жителей этих территорий, Его Величество Император Всероссийский и Его Величество Император Японский назначили своими Уполномоченными, а именно:

Его Величество Император Всероссийский Своего Камергера и Действительного Статского Советника Карла Струве, Своего Министра Резидента в Японии;

а Его Величество Император Японский, Своего Министра Иностранных дел Терасима Мунепори;

каковые Уполномоченные, по взаимном предъявлении своих полномочий, найденных в доброй и надлежащей форме, постановили нижеследующее:

а) Жители территорий, уступленных с той и с другой стороны, Русские и Японские подданные, которые пожелают остаться на постоянное жительство в занимаемых ими ныне местностях, сохраняют полную свободу занятий своими промыслами. Они сохраняют право рыбной ловли и охоты в пределах принадлежащего им ныне пространства и будут изъяты, по смерть свою, от всякого налога на их промыслы.

б) Русские подданные, которые останутся на Курильских островах, и Японские подданные, которые останутся на острове Сахалине, сохраняют полную свободу пользования их настоящим правом собственности. Им будут выданы свидетельства, служащие удостоверением их права собственности на находящиеся ныне в их владении недвижимости и права пользования доходами с оных.

в) Русским подданным, жительствующим на Курильских островах, равно как и Японским подданным, жительствующим на острове Сахалине, предоставляется полная и совершенная свобода отправления их веры. Церкви, храмы и кладбища будут неприкосновенными.

г) Природные жители, как Курильских островов, так и острова Сахалина, оставаясь на постоянное жительство в занимаемых ими ныне местностях, не могут при этом сохранять своего нынешнего подданства. Если они пожелают остаться подданными своего нынешнего Правительства, то должны оставить свое местожительство и удалиться на территорию, принадлежащую их Государю; если же они хотят остаться на постоянное жительство в занимаемых ими ныне местностях, то должны переменить подданство. Им однакож, будет предоставлен трехгодичный срок, считая со дня объявления им настоящей дополнительной статьи, для принятия ими решения по сему предмету. В продолжении этих трех лет они сохраняют свое право рыбной ловли, охоты или всякого иного промысла, которым они доселе занимались, на тех же условиях относительно преимуществ и обязанностей, которые существовали для них доселе на Курильских островах и острове Сахалине, но все это время они будут подчинены местным законам и постановлениям. По истечении этого срока все природные жители, которые окажутся на жительстве на взаимно уступленных территориях, делаются подданными того Правительства, к которому перешло владение территориею.

д) Всем природным жителям Курильских островов и острова Сахалина предоставляется полная и совершенная свобода отправления их веры. Храмы и кладбища будут неприкосновенными.

е) Постановления, заключающиеся в пяти предшествующих параграфах, будут иметь ту же силу и то же действие, как бы они были включены в текст трактата, подписанного в С.-Петербурге 25 Апреля/7 Мая 1875 года. В удостоверение чего обоюдные Уполномоченные настоящую дополнительную статью подписали и приложили к оной печати своих гербов.

Учинено в двух экземплярах, в Токио, десятого/двадцать второго Августа лета от Рождества Христова тысяча восемьсот семьдесят пятого, что соответствует двадцать второму дню восьмого месяца восьмого года Мэйжи.

Подписали:

(М. П.) К. Струве.

(М. П.) Терасима Мунепори.

См. также[править]


PD-icon.svg Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Россия