Сборник боевых документов/10/17

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Директива командующего войсками Белорусского фронта № ВС/068 от 14 февраля 1944 г. о недочетах в боевом применении артиллерии
См. Выпуск 10. Дата создания: 14 февраля 1944, опубл.: 1950. Источник: Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1950. — Т. 10.


Директива командующего войсками Белорусского фронта № ВС/068 от 14 февраля 1944 г. о недочетах в боевом применении артиллерии

Директива
командующего войсками Белорусского фронта
№ ВС/068
о недочетах
в боевом применении
артиллерии
(14 февраля 1944 г.)


НКО СССР
ВОЕННЫЙ СОВЕТ
БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА
14 февраля 1944 г.
№ ВС/068
Действующая армия
.
.

ВОЕННЫМ СОВЕТАМ 3, 48, 50, 61, 63 и 65 АРМИИ

Бои последних месяцев показывают огромный расход боеприпасов, который ни в коей мере не соответствует достигнутым войсками результатам и силе сопротивления противника. Это свидетельствует о наличии серьезных недостатков в боевом применении артиллерии.

За период с 8 по 20.1.44 было израсходовано боеприпасов: в 48 армии – 281 вагон, в 65 армии – 386 вагонов и в 61 армии – 210 вагонов. Всего 877 вагонов.

Результаты, достигнутые при этом, следующие:

в 48 армии среднесуточное продвижение составило 0.5 км;

в 65 армии среднесуточное продвижение составило 1 км;

в 61 армии среднесуточное продвижение составило 2.5 км.

За один лишь день 19.1.44 артиллерией 61 армии было израсходовано: 82- и 120-мм мин – 15 360; 45-мм и 76-мм ПА – 4 394; 76-мм ДА – 4 932; 122-мм – 1 331; 152-мм – 658. Всего 27 173 снарядов и мин. В результате 61 армия продвинулась всего лишь на несколько десятков метров.

В 48 армии так же получилось в феврале, когда за 5 дней «наступления» было израсходовано 102 вагона боеприпасов (127 393 снаряда и мин), а продвижение было только на отдельных небольших участках, и то на сотни метров.

Если же сравнить расход боеприпасов с наличием целей на фронте указанных армий, то еще более ясным станет ничем не оправдываемый огромный расход снарядов и мин. Такое расточительство в расходовании боеприпасов, при таких мизерных результатах, не под силу ни одной стране.

Недочеты в боевом применении артиллерии, ведущие к расточительному и нецелесообразному расходованию боеприпасов, приводят к снижению эффективности артиллерийского огня и неуспеху войск. Все это обусловлено рядом причин, которыми вплотную надо заняться командирам общевойсковых соединений и артиллерийским начальникам всех степеней.

Основными из них являются:

1. Недостаточное время, отводимое для подготовки артиллерии к боевым действиям по обеспечению наступательных операций войск. Это, в первую очередь и главным образом, относится к периоду подготовки прорыва укрепленной полосы обороны противника.

При расчете времени на подготовку операции войсковыми штабами порой не учитывается весь комплекс работ артиллерийских частей и соединений, которые должны определить успех действий артиллерии.

В свою очередь командующие артиллерией армий и корпусов недостаточно четко и убедительно докладывают свои расчеты времени на подготовку артиллерии к операции.

Только этим можно объяснить, что при наличии достаточного количества средств всех видов артиллерийской разведки артиллерийское наступление часто начинается при отсутствии точно вскрытой группировки артиллерии противника, его системы обороны и достаточного количества выявленных целей, а огонь артиллерии готовится далеко не совершенными методами, так как не хватает времени даже на производство топографических работ. Пренебрегать же точностью стрельбы нельзя, особенно при подготовке прорыва укрепленной полосы обороны противника.

Следовательно, отсутствие достаточного времени резко снижает возможности, а порой сводит на-нет работу разветвленной сети артиллерийских наблюдательных пунктов и мощных средств артиллерийской инструментальной и воздушной разведки.

Кроме того, из-за ограниченности во времени не раз артиллерийская подготовка начиналась при нечетком знании артиллеристами огневых задач на местности и неорганизованном взаимодействии с пехотой (главным образом, в звене рота – батальон).

При таком положении огонь артиллерии будет заведомо мало эффективен, вызовет значительный перерасход боеприпасов и не даст желаемых результатов.

2. Неправильное планирование артиллерийского наступления в штабах артиллерии армий – корпусов. При ограниченном времени, которое, как правило, предоставляется для подготовки артиллерии к действиям, особое значение приобретает четкость и своевременность планирования в высших артиллерийских штабах, чтобы обеспечить максимальное время для работы непосредственных исполнителей.

Так бывает далеко не всегда, и даже, больше того, имели место случаи, когда при наличии достаточного времени на подготовку армейской операции штабы артиллерии армий своей медлительностью и нечеткостью поглощали большую часть времени всего подготовительного периода.

Так было в 48-й армии при подготовке операции под Мормаль в декабре 1943 г.

Командующий артиллерией армии, несмотря на неоднократные указания по использованию артиллерии, создал явно неправильную группировку артиллерии усиления армии и в своем боевом приказе допустил ряд неточностей, а штаб артиллерии армии настолько нечетко оформил все документы планирования, что и подчиненные штабы, в свою очередь, затратили много времени для того, чтобы разобраться в этой документации и произвести свое планирование.

Так же получилось и в феврале при подготовке наступления 2.2.44. Группировка артиллерии на этот раз была создана правильно, но зато все остальные вопросы планирования и готовности артиллерии были решены настолько неудовлетворительно, что не идут ни в какое сравнение даже с операцией под Мормаль.

Низкое качество документов планирования штаба артиллерии 48 армии создавало много путаницы в частях и потребовало напряженной работы не только командующего артиллерией армии, но и большой группы офицеров штаба артиллерии фронта на протяжении всего подготовительного периода, чтобы внести необходимую ясность.

Все это значительно снижало качество подготовки артиллерии и эффективность ее огня.

3. Отсутствие должного контроля готовности артиллерии. Неоднократными поверками установлено, что штабы артиллерии армий и корпусов контроль готовности артиллерии к выполнению поставленных задач часто не доводят до конца, ограничиваясь поверкой только нижестоящих штабов. В этих случаях готовность непосредственных исполнителей выпадает из поля зрения старших артиллерийских начальников, и артиллерийское обеспечение операции проходит на низком уровне.

Не единичны случаи, когда из-за недостатка времени и отсутствия должного контроля артиллерийская подготовка начиналась при явной неготовности части артиллерии к выполнению поставленных задач. Неготовность артиллерии к проведению операции заключалась главным образом в том, что к началу планирования и проведения артиллерийского наступления не было накоплено достаточно разведанных данных и вся масса артиллерии обрушивалась на так называемые участки вероятного местоположения целей. С другой стороны, мы имеем достаточно и таких примеров, когда данных о противнике было достаточно и планирование огня произведено правильно, но из-за недостатка времени огневые задачи на местности не усвоены были, пристрелка не закончена, топографические работы не проведены.

И все же, несмотря на то что мы имеем достаточный опыт в организации и проведении наступательных операций, многие продолжают повторять старые ошибки, не сделав серьезных выводов из тяжелых уроков неудавшихся операций. Командующие артиллерией армий, корпусов и дивизий часто докладывают о готовности артиллерии, не проверив всего до конца, или после поверхностной поверки. В свою очередь, командующие армиями, командиры корпусов и дивизий не только не предъявляют в этом вопросе жестких требовании к артиллерийским начальникам, а, наоборот, порой даже не принимают во внимание их докладов и начинают операцию, не имея никакой уверенности и очень мало оснований к ее успешному завершению.

4. Недостаточный контроль готовности пехоты со стороны общевойсковых командиров и их штабов, а подчас ложная информация о готовности не раз приводили к тому, что к началу артиллерийской подготовки пехота оказывалась фактически не готовой к наступлению, а отсюда – к концу артиллерийской подготовки – к атаке. Такое положение вызывало необходимость продлить артиллерийскую подготовку, а при неудавшейся первой атаке – повторить заново, что вызывало непроизводительный расход огромного количества снарядов и мин.

Также часто не учитывается, а иногда заведомо неправильно планируется по времени выход пехоты на исходный рубеж для атаки. В результате неверно определяется продолжительность и структура артиллерийской подготовки, что прямым образом влияет на успех действий пехоты, а также и на целесообразность расхода боеприпасов.

5. Неудовлетворительная организация взаимодействия родов войск, что особенно болезненно ощущается в вопросе организации взаимодействия между пехотой и артиллерией. Если еще в масштабе армия – корпус – дивизия вопросы взаимодействия разрешаются более или менее правильно, то в звене батальон – дивизион, рота – батарея эти вопросы не нашли правильного разрешения.

Командиры батальонов и рот в большинстве случаев не умеют поставить задачу поддерживающей или приданной артиллерии и организовать взаимодействие с ней и никто их этому не учит. В лучшем случае взаимодействие этих подразделений определяется совместным размещением на наблюдательном пункте пехотных и артиллерийских командиров или наличием технической связи между ними.

Задачи артиллерии общевойсковые командиры ставят не конкретно, без учета реального наличия целей. Общевойсковые штабы не обеспечивают войска необходимыми документами по взаимодействию. Ориентирные схемы, позволяющие установить общий язык между пехотными и артиллерийскими командирами, являются редкостью. Вопросы целеуказания в полном объеме не отрабатываются. Сигналы управления артиллерийским огнем, хотя и устанавливаются, но часто из-за материальной необеспеченности остаются только на бумаге.

Особенно остро сказывается отсутствие четко налаженного взаимодействия между пехотой и артиллерией в период поддержки атаки и развития боя в глубине обороны противника.

Информация о действительном положении пехоты поступает чрезвычайно медленно, противоречиво, а иногда и ложна. В силу этого быстрое реагирование со стороны артиллерии на изменяющиеся условия обстановки, постановка ей дополнительных задач происходит с большим запозданием. Целеуказание осуществляется с большим трудом и неточно (ввиду отсутствия общих ориентиров, кодировки местности), артиллерия зачастую не может найти указанную ей цель или открывает огонь по неправильно понятой цели.

В результате отсутствия четкого взаимодействия между пехотой и артиллерией имеется много случаев несвоевременного открытия огня артиллерией или неиспользования пехотой артиллерийского огня, что в обоих случаях ведет к неуспеху пехоты, излишним потерям и огромному расходу боеприпасов.

Малая эффективность огня во многих случаях определяется еще и низкой артиллерийской культурой, неудовлетворительной личной стрелковой подготовкой непосредственных исполнителей – командиров батарей и дивизионов.

Настоящая директива не исчерпывает всех вопросов, определяющих причины неэкономного, а порой и безрассудно расточительного расходования дорого стоящих боеприпасов.

Уже сейчас ощущаются серьезные трудности в обеспечении войск боеприпасами. Широкий размах наступательных операций Красной Армии создал большое напряжение нашей оборонной промышленности, особенно в производстве боеприпасов. Нужны решительные меры борьбы за экономное и разумное использование каждого выстрела. В противном случае перебои в снабжении войск боеприпасами станут неизбежными.

От военных советов армий – требую:

1. Вплотную заняться изжитием указанных недостатков, взяв под свой личный контроль вопросы целесообразного и эффективного использования артиллерии и экономии боеприпасов.

2. Со всей жесткостью потребовать от войсковых штабов четкой организации подлинного взаимодействия между пехотой, артиллерией и другими родами войск.

3. Прекратить бесцельную стрельбу, особенно крупных калибров, потребовав максимального использования всех видов пехотного оружия.

4. Потребовать от своих штабов четкого планирования подготовительного периода перед проведением операции, реального расчета времени и организации действенного контроля готовности войск.

5. От артиллерийских начальников потребовать повседневного повышения артиллерийской культуры в артиллерийских частях и соединениях, прививая офицерскому составу навыки в применении более совершенных методов стрельбы.

6. Не забывать, что успех операции будет зависеть не от количества израсходованных боеприпасов, а от качества подготовки к операции и степени готовности войск к ее началу.

Командующему артиллерией фронта дать жесткие указания артиллерии фронта по вопросу повышения артиллерийской культуры и личной стрелковой подготовки офицерского состава. Потребовать от артиллерийских командиров всех степеней повести решительную борьбу за экономное расходование боеприпасов и повышение эффективности огня артиллерии.

Директиву довести до командиров дивизий.

О всех принятых мерах по выполнению настоящей директивы донести через командующего артиллерией фронта к 22 февраля 1944 г.

Командующий войсками
Белорусского фронта
(подпись)

Член Военного Совета
Белорусского фронта
(подпись)

Начальник штаба Белорусского фронта
(подпись)


Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 10.