Сборник боевых документов/26/30

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад штаба 206-й штурмовой авиационной дивизии от 18 января 1943 г. штабу 8-й воздушной армии об организации взаимодействия дивизии с подвижными войсками Сталинградского фронта
См. Выпуск 26. Дата создания: 18 января 1943 г, опубл.: 1956. Источник: Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1956. — Т. 26.


Доклад штаба 206-й штурмовой авиационной дивизии от 18 января 1943 г. штабу 8-й воздушной армии об организации взаимодействия дивизии с подвижными войсками Сталинградского фронта

Доклад
штаба 206-й штурмовой
авиационной дивизии
штабу 8-й воздушной армии
об организации
взаимодействия дивизии
с подвижными войсками
Сталинградского фронта
(18 января 1943 г.)


СЕКРЕТНО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АВИАЦИИ С ПОДВИЖНЫМИ ВОЙСКАМИ
ПРИ ВВОДЕ ИХ В ПРОРЫВ И ДЕЙСТВИИ В ОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКОЙ
ГЛУБИНЕ ОБОРОНЫ ПРОТИВНИКА

1. Как бы не было хорошо продумано и организовано взаимодействие перед началом боя наземных подвижных войск с авиацией, в ходе боя оно претерпевает очень большие изменения. Выработанные перед началом боя способы взаимодействия и выделенные средства для этого в процессе боя оказывались либо недостаточными, либо создавалась такая обстановка, что они не могли быть использованы полностью и вынуждали командование наземных войск и военно-воздушных сил видоизменять разработанные способы взаимодействия или в некоторой части создавать их заново.

2. При подготовке прорыва обороны противника в ноябре 1942 г. Сталинградским фронтом южнее Сталинграда вопросу взаимодействия авиации с подвижными частями было уделено много внимания – авиационные соединения 8-й воздушной армии были прикреплены к основным подвижным группам (4-й механизированный корпус, 4-й кавалерийский корпус, 13-й механизированный корпус). Авиационные соединения имели своих представителей с радиостанциями при штабах подвижных групп.

В основном представителями авиационных соединений при штабах подвижных групп были начальники штабов дивизий или заместители командиров дивизий.

Задачей авиационных представителей было:

а) следить за ходом развивавшихся событий на земле и в воздухе и своевременно информировать авиационное командование об изменениях в наземной и воздушной обстановке;

б) помогать командованию подвижной группы в правильном использовании авиации;

в) получать задачу от командования наземных войск и, сообразуясь с наземной и воздушной обстановкой, ставить эту задачу поддерживающей авиации;

г) при появлении авиационных групп в районе боевых действий подвижной группы по радио сообщать им воздушную обстановку и, если есть возможность, направить их на наземные цели.

Для связи с 8-й воздушной армией и своим авиационным соединением авиационные представители были снабжены кодированными картами масштабов 1 : 500 000 и 1 : 100 000, а также переговорной таблицей «Кавказ» и радиосигнальной таблицей «Вперед».

До начала наступления авиационные представители через линии связи наземных войск имели с вспомогательным пунктом управления штаба 8-й воздушной армии, а через нее и с авиасоединениями проводную связь. С переходом в наступление связь со всеми звеньями осуществлялась только по радио, так как при прорыве обороны противника происходило быстрое продвижение вперед, в связи с чем не имелось возможность устанавливать проводную связь.

3. Перед началом наступления на весь период операции были разработаны условные сигналы для обозначения линии переднего края наземных войск и «Я свой самолет». Командование наземных войск ввиду укрепившегося в войсках пренебрежительного отношения к обозначению своих войск для авиации нужных полотнищ и ракет не заготовило, а поэтому очень в редких случаях и только отдельными частями выкладывались установленные сигналы на сегодняшний день. Несоблюдение войсками правил давать сигналы при пролете нашей авиации «Мы свои войска» служило причиной ударов нашей авиации по своим войскам.

4. С переходом в наступление организованная радиосеть оказалась недостаточной, так как авиационные представители имели только по одной радиостанции с одним приемником и передатчиком, а для связи имелось большое количество абонентов связи. Поэтому радиостанции не могли выполнить полностью свои задачи.

Кроме того, быстрое продвижение подвижных ударных групп вперед вынуждало радиостанции большое время находиться в движении; радиостанции по своим конструктивным данным и по неподготовленности радистов не могли работать на ходу. В связи с удлинявшимся ежедневно радиусом действия слышимость радиостанций ухудшалась.

Все это привело к тому, что для передачи необходимого приказания или получения донесения затрачивалось очень много времени и нередко были случаи, когда приказания и донесения отправлялись с большим опозданием или оставались совсем неотправленными. Созданные станции наведения на цель также работали недостаточно, так как группы самолетов большей частью по своей слабой подготовленности мало слушали землю; поэтому предупреждающие сигналы с земли не всегда воспринимались авиационными группами. Кроме того, и сами радиостанции наведения, особенно в первые дни наступления, далеко отставали от наземных войск и не могли уже по этой причине служить станцией наведения.

Для большей эффективности использования радиосредств в целях взаимодействия и наведения авиационных групп на цель необходимо расширить радиосеть, уменьшить до минимума число абонентов на одну радиостанцию или необходимо на радиостанциях иметь добавочные приемные установки. Кроме того, иметь радиостанции, подготовленные к работе на ходу.

Радиостанции сети наведения и пунктов управления воздушным боем не должны отрываться от наземных войск, что имело место в описываемой операции, а всегда находиться вблизи линии фронта.

Радиосеть наведения при следовании групп самолетов к полю боя вначале должна давать в воздух место нахождения самолетов, а после детальной их ориентировки указывать по характерным наземным ориентирам, которые отчетливо могут быть видны с воздуха, направление и место цели, которую необходимо подвергнуть атаке. Группы самолетов при подходе их к району боевых действий в свою очередь должны сами в целях детальной ориентировки запрашивать у наземных войск место своего нахождения, и если с воздуха целей не видно, то запрашивать место нахождения наземных целей.

5. Необходимо добиться искоренения из практики работы штабов наземных войск пренебрежительного отношения к подаче в воздух условных сигналов «Мы свои войска» или «Здесь свои войска». Наземные войска, кроме того, что они принесут большую пользу, когда будут по-настоящему обозначать себя для авиации, еще могут помогать авиации находить цели при соответствующей договоренности наземных и авиационных штабов. Наземные войска могут показывать авиации место нахождения наземных целей направлением стрельбы, ракетами, трассирующими пулями из пулеметов, трассирующими или дымовыми снарядами из артиллерии. Кроме того, можно с земли показывать направление целей выкладыванием черных стрел на белом фоне или белых стрел на темном фоне. [Цели] можно обозначать направлением выложенных костров и т. д.

Для лучшего обозначения линии расположения наших наземных войск необходимо было бы создать при наземных полках специальные команды для обозначения своих войск, обеспечив их необходимыми пиротехническими средствами (ракеты, малые дымовые шашки разных цветов). Полотнища как средство обозначения своих войск не всегда эффектны, так как не всегда могут оказаться полотнища, которые соответствовали бы фону местности и установленному на данный день сигналу. Кроме того, в подвижных, быстро перемещающихся войсках они не всегда могут быть своевременно выложены. Добиться обязательного включения в ежедневный табель обеспечения наземных войск сигнальных средств (ракеты, шашки) для связи их с авиацией.

Вопросами организации взаимодействия между наземными и авиационными войсками, а также вопросами обозначения своих войск для авиации необходимо больше заниматься авиационным отделам наземных армий.

6. В описываемой операции вопросы взаимодействия авиации с наземными войсками не были достаточно полно решены из-за плохих метеорологических условий в данный период, которые либо совсем исключали возможность действия боевой авиации, либо сильно ограничивали ее.

Основным лицом, увязывающим задачу наземных и авиационных частей, был авиационный представитель, который обычно к концу дня, а иногда и в процессе дневного боя получал задачу для авиации от командования наземных войск и передавал ее в авиационные соединения, поддерживающие данную подвижную группу.

Если в начале операции станции наведения и пунктов управления воздушным боем работали слабо, то в дальнейшем они свою работу наладили и стали работать хорошо, т. е. выполняли все задачи, которые перед ними были поставлены.

7. В период этой операции наша авиация в основном работала на поле боя. Необходимо отметить один из многих хороших примеров работы штурмовиков. Так, 21.11.42 г. в 11.30 четыре Ил-2 успешно атаковали войска противника непосредственно на переднем крае в районе Гавриловка. Сделали на цель шесть заходов. Над целью были 40 минут. Но некоторые группы, даже не встречая активного противодействия со стороны истребительной авиации и зенитной артиллерии противника, цель атаковали с хода, поспешно, делали всего по одному заходу и уходили на аэродром.

8. Вопрос взаимодействия авиации с подвижными войсками при вводе их в прорыв для наших частей является новым и требует дальнейшей отработки.

Изложенные вопросы взаимодействия в данном докладе хотя и основаны на боевом опыте, все же не могут быть признаны окончательно отработанными и требуют дальнейшей проверки их в процессе боевой работы.

Начальник штаба
206-й штурмовой авиационной дивизии
подполковник РАДЗИВИЛ

Начальник Оперативно-разведывательного отделения
штаба дивизии
подполковник ЛОГАЧЕВ

18.1.43 г.[1].
Ф. 346, оп. 192162 с, д. 1, лл. 21-26.


Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 26.

Примечания

  1. Дата установлена на основании расчета рассылки документа.