Сборник боевых документов/27/12

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Отчет штаба инженерных войск Воронежского фронта от 20 октября 1942 г. о маскировочных мероприятиях Воронежского фронта по обеспечению наступательной операции (август 1943 г.)
См. Выпуск 27. Дата создания: 20 октября 1942 г, опубл.: 1956. Источник: Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1956. — Т. 27.

Отчет штаба инженерных войск Воронежского фронта от 20 октября 1942 г. о маскировочных мероприятиях Воронежского фронта по обеспечению наступательной операции (август 1943 г.)

Отчет
штаба инженерных войск
Воронежского фронта
о маскировочных мероприятиях
Воронежского фронта
по обеспечению
наступательной операции
(август 1943 г.)
(20 октября 1942 г.)


СЕКРЕТНО

«УТВЕРЖДАЮ»
Начальник инженерных войск
Воронежского фронта
генерал-майор инженерных войск
БОРЗИЛОВСКИЙ

 
20 сентября 1943 г.[1]

ОТЧЕТ
О МАСКИРОВОЧНЫХ МЕРОПРИЯТИЯХ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА
ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ
(АВГУСТ 1943 года)

1. Общий маскировочный замысел
(см. лист № 1)[2]

Для сокрытия действительно готовившегося наступления в направлении Грайворон и Богодухов, для дезинформации противника относительно наших истинных намерений и для отвлечения части сил на другой участок фронта, по приказанию командующего войсками фронта были проведены крупные маскировочные мероприятия по имитации готовившегося удара наших войск в направлении Ворожба.

Маск[ировочные] мероприятия заключались в создании в районе Снагость, Беловоды, Суджа ложных сосредоточений одной общевойсковой и одной танковой армий.

Начало операции – 28.7.43 г., конец – 6.8.43 г.

2. Организация, исполнители и средства

Все имитационные действия в целом проводились под руководством пом[ощника] командующего войсками фронта генерал-майора Нефтерева, при котором был организован специальный штаб. Ответственным за инженерно-маскировочные мероприятия был назначен старший инженер Технического отдела штаба инженерных войск капитан Киселев.

На основе ориентировочного плана дезинформации противника, составленного Оперативным отделом штаба фронта, штабом 38-й армии (в полосе которой происходила маскировочная операция) был составлен детальный план, выписки из которого были вручены начальникам родов войск армии и командиру 340-й стрелковой дивизии для исполнения.

Для реализации указанного плана были выделены следующие силы и средства:

1. Для заготовки и установки макетов, а также для установки готовых макетов танков и оживления районов сосредоточения – 268-й отдельный армейский инженерный батальон (командир батальона капитан Цицишвили); 32-я отдельная минно-инженерная рота (командир роты старший лейтенант Киселев); один взвод 22-й отдельной маскировочной роты (командир роты капитан Слободяник); команда колонноармейцев 38-го управления оборонительного строительства в количестве 40 человек.

Из маневренного фонда макетов начальника инженерных войск (район Стар. Оскол) было выделено 320 макетов танков и железнодорожным транспортом доставлено на ст. Локинская.

2. Для совершения маршей и оживления районов сосредоточения Н-ских армий – 1140-й и 1142-й стрелковые полки 340-й стрелковой дивизии.

3. Для оживления дорог и ложных танковых сосредоточений – 7 танков «Т-60» и 2 танка «Т-70».

4. Оживление артиллерийских позиций стрельбой из кочующих орудий было возложено на командира 692-го артиллерийского полка.

5. Для обеспечения радиосвязи имитируемых соединений работали шесть раций «РАФ» и две рации «РСБ».

6. Активизация авиации на направлении имитируемого удара осуществлялась звеном истребителей.

7. Для оживления железнодорожного транспорта был выделен железнодорожный поезд – вертушка.

8. Для перевозки макетов было предоставлено 18 автомашин «ГАЗ-АА».

3. Характер и объем инженерно-маскировочных мероприятий

Перед инженерными частями была поставлена задача:

1) построить из подручных материалов 215 шт.[3] разборных макетов арт[иллерийских] орудий (76-мм – 80 шт.; 122-мм – 88 шт.; 152-мм – 44 шт.; 203-мм – 3 шт.);

2) установить 250 макетов танков («Т-34» – 130 шт. и «Т-70» – 120 шт.), доставленных по железной дороге на ст. Локинская, и все макеты арт[иллерийских] орудий и чучела людей;

3) оживление районов сосредоточения и станции выгрузки.

4. Общие мероприятия (не инженерные) по дезинформации противника

Имитация сосредоточения пехоты Н-ской армии осуществлялась двумя полками 340-й стрелковой дивизии, которые вместе с приданной артиллерией по разработанному плану совершали дневные марши в районы сосредоточения, где останавливались на отдых, производя работы по отрывке щелей и по самоокапыванию. Ночью подразделения возвращались в восточном направлении.

Для показа движения железнодорожного транспорта Отдел ВОСО 38-й армии выделил специальный поезд-летучку, который ежедневно прибывал на ст. Локинская, а ночью возвращался на ст. Деревеньки. Когда поезд прибывал на ст. Локинская, то с него производилась выгрузка ящиков из-под боеприпасов, которые укладывались штабелями вдоль железнодорожного пути и не маскировалась. Поезд-летучка имел зенитно-пулеметные установки и во время налетов авиации вел по самолетам противника огонь.

Кроме того, на ст. Локинская выгрузился эшелон с макетами танков и подходили автомашины для их перевозки; в результате станция достаточно хорошо была оживлена.

Когда же на горизонте появлялись самолеты противника и на станции не было поездов, то маскировщики 22-й отдельной маскировочной роты поднимали маскирующую дымовую завесу якобы для скрытия важных грузов.

Для обозначения работающей радиосвязи из фронтовых резервов прибыли мощные радиостанции: 6 шт. «РАФ» и 2 шт. «РСБ», которые по заранее разработанной программе вели с 27.7 по 6.8.43 г. непрерывную работу.

5. Техника производства маскировочных работ

а) Организация работ по изготовлению макетов арт[иллерийских] орудий и чучел людей.

Работа по изготовлению макетов возлагалась на 268-й отдельный армейский инженерный батальон и 32-ю отдельную минно-инженерную роту. Всего из обеих частей работало 180 саперов. Руководил работами командир 268-го отдельного армейского инженерного батальона капитан Цицишвили.

Для того, чтобы иметь возможно ближе подручный материал (жерди, хворост), части передислоцировались в лес южнее Касица (см. лист № 2)[4].

По получении задания все исполнители были разбиты на пять групп. Каждой из четырех групп было поручено заготовить макеты орудий определенного калибра, а пятой – чучела людей.

Так как макеты должны были состоять из отдельных деталей, перевозиться в разобранном виде и собираться лишь на месте установки, то стало возможным, чтобы каждый исполнитель выполнял только одну деталь. Такая организация процесса производства позволяла достигнуть при совершенно неквалифицированных исполнителях высокой производительности труда, и работы были закончены в срок.

После окончания заготовки всех деталей были организованы занятия по сборке и установке макетов орудий так, как они должны быть установлены на позиции.

б) Конструкция макетов орудий (см. листы №№ 4, 5, 6 и 7)[5].

Ствол. Для 76-мм, 122-мм и 152-мм орудий ствол состоял из 2-3 подходящих по диаметру жердей или бревен, обычно из неошкуренной осины, т. к. зеленовато-серый цвет ее коры не требует дополнительной покраски (см. лист № 4, рис. 2-а, и лист № 6, рис. 2).

Стволы же для 203-мм орудий плелись из лозы в виде двух длинных цилиндрических корзин, вставляющихся при установке одна в другую (см. лист № 7, рис. 3). Кроме того, применялась древесная кора, снятая целиком с крупных липовых деревьев (см. лист № 7, рис. 6); такие же стволы применялись и для 122-мм гаубиц (см. лист, № 5, рис. 2).

Колеса. Колеса 76-мм, 122-мм и 152-мм орудий представляли собой свернутую в кольцо (соответствующего системе орудия диаметра) фашину, имеющую распорки – спины, и обмотанную липовой корой (заболоневой поверхностью внутри). Получалась прекрасная имитация колеса с резиновым баллоном.

Для скручивания фашины в землю вбивался двойной ряд кольев, как показано на рис. 2-б (см. лист № 4).

Колесо для 152-мм пушки образовывалось из двух таких колес, связанных друг с другом проволокой (см. лист № 6, рис. 3).

Гусеницы и основание для 203-мм орудия предполагалось выкладывать из дерна и земли на месте установки, поэтому предварительно заготавливались из хвороста только их боковые поверхности (см. лист № 7, рис. 5) и корзины (см. лист № 7, рис. 4).

Лафет и щит. Орудия калибров 76 мм, 122 мм и 152 мм имели лафеты из жердей. Лафет 203-мм гаубицы выкладывался из дерна на месте установки (см. лист. № 7, рис. 1). Щиты изготовлялись из жердей и хвороста в виде плетня (см. листы №№ 4, 5 и 6).

Сборка макетов орудий ясна из рисунков.

Чучела людей изготовлялись из хвороста и проволоки.

Макеты танков прибыли железнодорожным транспортом в готовом виде. Конструкция их описана в «Отчете о производстве макетов танков и самолетов на Воронежском фронте во время оборонительной операции, июнь – июль 1943 г.»[6].

Все макеты развозились в районы ложных сосредоточений автомашинами. После установки ложные танки и орудия маскировались так, чтобы скрыть все недостаточно хорошо воспроизведенные детали, могущие выдать ложность объекта. «Орудия» в большинстве случаев ставились в готовые окопы, а там, где окопов не оказывалось, приходилось отрывать их на половину глубины.

В результате были достигнуты следующие нормативы:

1) изготовление и установка одного макета 76-мм дивизионной пушки или 122-мм гаубицы с заготовкой материалов, отрывкой ложного окопа и производством маскировки – 5.5 чел.-часа;

2) то же, 152-мм пушки – 14 чел.-час:

3) то же, 203-мм гаубицы – 70 чел.-час;

4) изготовление одного чучела бойца с винтовкой – 4 чел.-часа;

5) сборка и установка одного макета танка «Т-34» из готовых деталей с мелким ремонтом и маскировкой – 4 чел.-часа;

6) то же, макета танка «Т-70» – 3 чел.-часа.

в) Оживление районов сосредоточения.

У каждого ложного объекта воспроизводились все его демаскирующие признаки. Устанавливались чучела людей. Часть макетов танков ежедневно перестанавливалась, следы к ним накатывали действительные танки, а к орудиям – автомашины. Около арт[иллерийских] позиций разбрасывались ящики из-под боеприпасов. Стрельба из кочующих орудий по особому плану производилась 692-м артиллерийским полком.

В районах сосредоточений разводились ночью и днем костры.

Станция Локинская, на которой имитировалась выгрузка войск и боеприпасов, а также район танкового сосредоточения – Любимовка (см. лист № 2)[7] при приближении самолетов противника покрывались маскирующей дымовой завесой, для чего заранее устанавливались дымовые шашки по 40-50 шт. в каждом районе, а для их зажигания назначалась команда маскировщиков.

Дымовые шашки в количестве 1200 шт. были обнаружены около ст. Локинская. Но так как запалы отсутствовали, то капитан Слободяник предложил зажигать их винтовочным порохом. Для этого в центральное запальное отверстие насыпался порох, для чего расходовался один трофейный винтовочный патрон и при надобности зажигался. Отказов почти не наблюдалось.

Перевозка макетов производилась ночью, причем движение автомашин в сторону фронта происходило с зажженными фарами, что должно было создавать у воздушного разведчика противника впечатление о движении колонн с войсками.

Днем по дорогам в направлении ложных танковых сосредоточений двигались специально приданные танки «Т-60» и «Т-70», ночью они возвращались обратно. Последние же ночи танки выходили к переднему краю обороны, где производили шум, безусловно, привлекавший внимание противника.

6. Ответные действия противника
[лист № 3][8]

До начала проведения перечисленных маскировочных мероприятий авиация противника проявляла очень слабую активность над районами предполагаемых ложных сосредоточений.

С вступлением в строй радиостанций, работа которых безусловно фиксировалась немецкой радиоразведкой, 29.7.43 г. над этими районами было зарегистрировано 8 самолето-пролетов разведчиков противника. Начиная с этого дня активность вражеской развед[ывательной] авиации непрерывно повышалась и 3.8.43 г. было зарегистрировано уже 18 самолето-пролетов «рамы»[9].

Вполне [было] определено, что противник заметил «сосредоточение войск» и ведет за ним тщательное наблюдение.

Бомбардировочная авиация немцев до 1.8.43 г. активности не проявляла и лишь 2.8.43 г., когда четыре самолета «Ю-88» сбросили 19 авиа[ционных] бомб по дымовой завесе, поднятой в районе ст. Локинская, стало очевидно, что противник не установил факта ложности проводимых мероприятий и принимает их за действительные. На следующий день, т. е. 3.8.43 г., уже 41 вражеский бомбардировщик налетел на районы ложных сосредоточений танков, артиллерии и железнодорожные станции, на которых имитировалась выгрузка войск и боеприпасов, и сбросил 230 бомб (причем было уничтожено и разрушено 96 макетов танков). 4.8.43 г. те же районы вторично подверглись бомбежке 38 самолетами, а 5.8.43 г. 62 бомбардировщика сбросили 323 авиационные бомбы.

Действительные же сооружения наших войск, готовящихся к наступлению в направлении Богодухов, в этот период почти не подверглись воздушному нападению противника.

В этот же период разведкой 38-й армии установлено, что в район Сумы, т. е. в район, противоположный намеченному ложному удару, сосредоточиваются 75-я пехотная дивизия и 7-я танковая дивизия немцев. Вполне очевидно, что немецкое командование стянуло сюда эти дивизии для того, чтобы противопоставить их удару, предполагавшемуся, по их мнению, с нашей стороны.

Начиная с 1.8.43 г. немцы стали проявлять явное беспокойство на переднем крае своей обороны; особенно резко выражалось это ночью, когда противник непрерывно освещал впередилежащую местность ракетами.

5.8.43 г., когда наши войска уже прорвали вражескую оборону в районе Томаровка, немецкое командование вынуждено было перебросить туда авиацию, и 6.8.43 г. над ложными сосредоточениями отмечено всего четыре вражеских бомбардировщика.

Вывод

Описанные маскировочные мероприятия безусловно сыграли свою положительную роль в начальный период августовского наступления:

1) 244 самолето-вылета бомбардировочной и разведывательной авиации противник сделал впустую, сбросив в район ложных сосредоточений 120 тонн бомб, в то время как наши войска, сосредоточиваясь для настоящего удара, воздушному нападению почти не подвергались;

2) две дивизии немцев (7-я танковая дивизия и 75-я пехотная дивизия) были стянуты с других участков фронта и сосредоточены на направлении ложного удара.

Следовательно, вражеская разведка была явно обманута, в результате чего немецкое командование было дезинформировано относительно группировки наших сил и действительных намерений, принимая, как следствие этого, выгодные для нас решения.

Начальник штаба инженерных войск
Воронежского фронта
полковник БЕЛЯКОВ

Начальник Технического отдела штаба
инженерных войск Воронежского фронта
подполковник ВОЛОДИН

Ф. 69, оп. 260662с, д. 4, лл. 89-92.

Примечания

  1. Дата установлена на основании препроводительного отношения.
  2. Схема 15. [Все схемы и рисунки для данного документа находятся в архиве, ссылка на который дана на странице с содержанием данного выпуска. - В.Т.]
  3. В документе – 220 шт.
  4. Схема 16.
  5. Схемы 17-20.
  6. В настоящем выпуске Сборника не публикуется.
  7. Схема 16.
  8. Схема 21.
  9. Немецкий разведывательный самолет.

Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 27.