Сборник боевых документов/34/106

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Содержание

Из годового отчета штаба 6-й воздушной армии от 21 июля 1942 г. «О боевой деятельности военно-воздушных сил Северо-Западного фронта за период с 22.6.41 г. по 1.7.42 г.»
См. Выпуск 34. Опубл.: 1958. Источник: Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1958. — Т. 34.


Из годового отчета штаба 6-й воздушной армии от 21 июля 1942 г. «О боевой деятельности военно-воздушных сил Северо-Западного фронта за период с 22.6.41 г. по 1.7.42 г.»

Из годового отчета
штаба 6-й воздушной армии
от 21 июля 1942 г.
«О боевой деятельности
военно-воздушных сил
Северо-Западного фронта
за период с 22.6.41 г. по 1.7.42 г.»


СОВ. СЕКРЕТНО

ГОДОВОЙ ОТЧЕТ
О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ
СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД
С 22.6.41 г. ПО 1.7.42 г.

I. СОСТОЯНИЕ АВИАЦИИ К НАЧАЛУ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯ[править]

Состав и дислокация

К началу нападения Германии на Советский Союз, т. е. к 22.6.41 г., военно-воздушные силы Прибалтийского особого военного округа состояли из пяти смешанных авиационных дивизий – 4, 6, 7, 8-й и 57-й.

Военно-воздушные силы Прибалтийского особого военного округа дислоцировались:

Штаб военно-воздушных сил Прибалтийского особого военного округа – гор. Рига.
Дислокация Боевой состав
4-я смешанная авиационная дивизия – штаб – гор. Таллин
63-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Куусику
50-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Хапсалу
35-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Тарту
38-й истребительный авиационный полк – Таллин
Истребители___61
Бомбардировщики__134
–––––––––––––––––––––
Итого__195
6-я смешанная авиационная дивизия – штаб – гор. Рига
21-й истребительный авиационный полк – Рига
148-й истребительный авиационный полк – Либава
31-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Вайньодэ
40-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Виндава
Истребители__117
Бомбардировщики___91
––––––––––––––––––––
Итого__208
7-я смешанная авиационная дивизия – штаб – гор. Митава
10-й истребительный авиационный полк – Шавли
238-й истребительный авиационный полк – Паневежис
9-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Паневежис
46-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Груджяй
241-й штурмовой авиационный полк – Митава
Истребители___64
Бомбардировщики__108
Штурмовики___27
–––––––––––––––––––––
Итого__199
8-я смешанная авиационная дивизия – штаб – гор. Каунас
31-й истребительный авиационный полк – Каунас
15-й истребительный авиационный полк – Алитус
240-й истребительный авиационный полк – Ионишкис
61-й штурмовой авиационный полк – Кейданы
Истребители__117
Штурмовики___33
–––––––––––––––––
Итого__150
57-я смешанная авиационная дивизия – Вильно
54-й скоростной бомбардировочный авиационный полк – Порубанок, Кивишки, Крыжаки
49-й истребительный авиационный полк – Двинск, Ликсна
42-й истребительный авиационный полк – Ораны, Перлоя
237-й истребительный авиационный полк – Ораны
Истребители__170
Бомбардировщики___72
––––––––––––––––––––
Итого__242[1]

Сведения о боевом составе даются только за исправные самолеты на аэродромах базирования.

Таким образом, к началу войны военно-воздушные силы Прибалтийского особого военного округа насчитывали в своем составе исправных:

. Истребителей__529
Бомбардировщиков__288
Штурмовиков___60
–––––––––––––––––––––
Всего__877
.

Точных сведений о летном составе нет, так как все материалы сданы в архив.

Существующая организация Военно-воздушных сил Красной Армии оправдала себя в основном для мирного времени, несмотря на некоторые организационные недостатки, которые выявились в ходе войны.

Состав и количество военно-воздушных сил противника перед Северо-Западным фронтом ввиду отсутствия систематической воздушной разведки аэродромной сети противника, а также недостаточных разведывательных данных перед войной точно определить невозможно. Предположительно, в начальный период войны перед Северо-Западным фронтом действовало около 600 самолетов сухопутной авиации и 50-70 самолетов морской авиации.

Из общего количества авиации 40-45% падало на бомбардировочную авиацию и 55-60% – на истребительную авиацию.

В составе истребительной авиации применялись самолеты Ме-109 и Ме-110, причем большая часть их, до 80-85%, действовала главным образом по нашим аэродромам и по военным объектам и лишь только незначительная часть прикрывала у себя в тылу военные объекты в Тильзит, Кенигсберг, Гумбиниен, Мемель и т. д.

В составе бомбардировочной авиации применялись самолеты типа Ю-88, Хе-111, До-215 и на поле боя Ю-87.

Разведывательная сводка штаба Прибалтийского особого военного округа на 18.6.41 г. № 15 дает следующие данные о противнике: «В период конец мая – первая половина июня 1941 г. численность немецких войск в Восточной Пруссии значительно увеличилась. Германское командование продолжало переброску новых войск и соединений из глубины страны. В результате на 18.6.41 г. против Прибалтийского особого военного округа в полосе, ограниченной слева Сувалки, Ликк, Алленштайн и по глубине Кенигсберг, Алленштайн, установлено: штабов армий – 2, армейских корпусов – 6, пехотных дивизий – 19, моторизованных дивизий – до 5, бронедивизий – 1, танковых полков – 5 и до 9 танковых батальонов, всего танковых дивизий – не менее двух, кавалерийских полков – 6-7, саперных батальонов – 17, самолетов – свыше 500».

Военно-воздушные силы, имея богатый опыт войны, в организационном отношении были оформлены и отвечали оперативному замыслу германского командования.

Аэродромная сеть

К началу военных действий военно-воздушные силы Прибалтийского особого военного округа имели до 70 аэродромов, из которых было постоянных – 21, оперативных – 49. На 23 аэродромах строились бетонные взлетно-посадочные полосы, но к началу военных действий ни на одном аэродроме работы закончены не были. Часть оперативных аэродромов только перед войной была сдана строительными батальонами в эксплуатацию и представляла собой голое поле с рядом временных построек полевого типа.

Отсутствие на ряде аэродромов растительности не позволяло произвести должную маскировку самолетов.

За 4-5 дней до войны некоторые дивизии приступили к постройке земляных убежищ для самолетов, но этому новому мероприятию командирами частей не уделялось должного внимания, и убежища к началу войны полностью построены не были.

Половина аэродромов округа задолго до войны немцами была засечена, а дней за 15-20 до войны сфотографирована. Многие аэродромы находились в зоне тактической внезапности, остальные были близки к этому.

Система воздушного наблюдения, оповещения и связи при наличии большой засоренности органов связи не гарантировала своевременного оповещения передовых частей военно-воздушных сил округа.

Выход из-под удара усложнился из-за большого количества самолетов на аэродромах и отсутствия оперативных аэродромов в глубине. Естественных полос или площадок не было вследствие раздробленности земельных участков, ограниченных по размерам и пересеченных межами и канавами.

Сама дислокация военно-воздушных сил Прибалтийского особого военного округа была недостаточно продумана в той части, что бомбардировочные полки были близко расположены к границе врага, тогда как целесообразнее было бы территорию разбить на две зоны: от границы на 100-150 км расположить только истребительную авиацию (зона истребления), глубже 150 км – бомбардировочную авиацию. При таком расположении авиации противник нес бы большие потери и имелись бы необходимые условия для вывода из-под удара бомбардировочных частей.

Уровень боевой подготовки

По линии наземных войск с начала 1941 г. и до возникновения войны проводилось много учений с выездами штабов со средствами связи в поле. Несколько учений было проведено во взаимодействии наземных войск с авиацией. В разработках и практических учениях наиболее часто отрабатывался вариант: «оборона и разгром противника на шауляйском, митавско-рижском направлениях». О том, что противник мог избрать другое направление, считалось маловероятным, так как все строилось на опыте империалистической войны 1914 г. Этим, очевидно, и объясняется стянутость всех наших войск на относительно узкую полосу сплошного фронта, не имея в тылу ни одной быстроподвижной маневренной группировки по уничтожению или задержке прорвавшегося противника. Опыт же войны на западе настоятельно требовал иметь такие быстроподвижные части на вероятных направлениях противника.

Части военно-воздушных сил Прибалтийского особого военного округа к началу войны были подготовлены на старой материальной части – бомбардировочная авиация на самолетах СБ, истребительная авиация на самолетах И-153 и И-16.

Война застала части Прибалтийского особого военного округа в период перехода на новую материальную часть – истребителей на самолеты МиГ-3, на которых летали два полка и овладели этим самолетом, а часть полков бомбардировщиков проходили переучивание на самолетах Пе-2 за пределами округа.

По уровню боевой подготовки части военно-воздушных сил Прибалтийского особого военного округа были способны выполнять боевые задачи днем в несложных метеорологических условиях, на малых высотах, средних и больших высотах в составе звеньев и девятки. В сложных условиях были подготовлены отдельные экипажи, звенья и ночные эскадрильи. В условиях ночи летало примерно 15% из всего состава бомбардировочной и истребительной авиации, которые были способны выполнить боевые задачи в условиях ночи только ограниченно. Учебно-боевая подготовка частей проходила в соответствии с наставлениями, изданными Военно-воздушными силами Красной Армии на 1941 г.

Летный состав Военно-воздушных сил Красной Армии по своему уровню подготовки уступал германским летчикам в практике воздушного боя, но этот недостаток наших летчиков восполнялся высоким морально-политическим духом, беззаветной преданностью Родине, стремлением победить во что бы то ни стало. И примеры этой высокой политической сознательности мы видели на протяжении всей войны – мужество, отвага, совершенно неотъемлемые качества советского летчика.

Подготовка штабов

Штабы дивизий в оперативно-тактическом отношении были подготовлены удовлетворительно. Последнее время, перед войной, штабы дивизий много уделяли внимания выходам в поле со средствами связи. Проводились двусторонние и односторонние радиоучения. Оперативно-тактические игры проводились в масштабе авиационных дивизий и округа.

Но с началом войны оказалось, что со скрытым управлением по радио не все благополучно; выход частей из-под удара также проработан не был; недостаточно четко организовывалось взаимодействие между истребителями и бомбардировщиками и между истребителями и зенитной артиллерией, что нашло свое отражение и в дальнейшей работе штабов.

Следует отметить, что разведывательная авиация была совсем не подготовлена.

Связь

К началу военных действий сеть постоянных проводов театра войны (Эстония, Латвия и Литва) не удовлетворяла тактическим требованиям. Отсутствовало необходимое количество каналов связи от командных пунктов к частям, не было обходных направлений и проводов на основных оперативных направлениях к действующим аэродромам.

До войны дивизии не имели отдельной роты связи и обеспечивались средствами связи базы. Авиационная база обслуживала полк и, следовательно, средства связи были из расчета на полк, но поскольку штаб дивизии располагался [с] одним из своих полков, то рота связи обслуживала и полк и дивизию. Теми средствами связи, которыми располагала рота связи, обеспечить полностью полк и дивизию безусловно было нельзя. Спасало только то, что полки и дивизии базировались на стационарных аэродромах, где были хорошо оборудованные узлы связи. Существующая система связи во время войны обеспечить не могла бы.

Вообще же проводная связь была ненадежна и в первые же часы войны была выведена из строя частью бомбардировщиками и большей частью диверсией.

Состояние органов тыла

Перед началом войны были получены указания о переходе тыла на новые организационные формы – с авиационных баз на районы авиационного базирования, базы и батальоны аэродромного обслуживания. Переход только намечался. Формально были только обозначены районы базирования, куда пришла небольшая группа кадров. Управление же осталось на старой системе авиационных баз. Неопределенность с тылами сыграла свою отрицательную роль в деле вывода частей на новые места базирования и обеспеченности их всем необходимым для боевой работы.

Вопросы отмобилизования

Вопросы отмобилизования отрабатывались, но реальной проверки мобилизационной готовности в полном объеме не было.

Например, не отмобилизовывалась дивизия в целом с тылами, с перебазированием; в результате отсутствия в мирное время практической тренировки отмобилизования частей уровень подготовленности в этом вопросе соединений в целом был не отработан.

Общие выводы о боевой готовности Военно-воздушных сил

Год войны показал, что организация Военно-воздушных сил Красной Армии в некоторых ее звеньях не отвечала требованиям войны. В частности, авиационные полки четырехэскадрильного состава были громоздкими. Полк базировался на двух-трех аэродромах, терял оперативное руководство подразделениями, организация штабов не обеспечивала боевого управления полка с двух-трех точек.

Организация авиационных дивизий мирного времени в основном оправдала себя и на военное время при существующей организации полков. Необходимо отметить, что частая реорганизация авиации отрицательно сказывалась на боевой сколоченности частей.

Нападение на Советский Союз произошло в период реорганизации частей. Части еще не были сколочены. Многие части только переучивались на новой материальной части, да и к тому же за пределами округа.

Отсутствие четкого плана по использованию Военно-воздушных сил на случай войны привело к потере значительного числа самолетов и летного состава.

Не было отработано управление по радио и скрытое управление.

II. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ
СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА

1. Летняя кампания 1941 г. (июнь—ноябрь месяцы)

а) Оперативное и тактическое использование видов авиации.

В летней кампании 1941 г. в первый период военно-воздушные силы Северо-Западного фронта, имея на вооружении самолеты СБ, И-153, И-16 и И-15, в первые дни войны использовались для борьбы с мотомеханизированными и танковыми колоннами противника при движении их по дорогам в направлениях: Тильзит – Шауляй; Гумбиниен – Каунас; на борьбу с морскими транспортами и морскими десантами в районах Либава, Рига.

В первый и второй дни наносили удары по аэродромам и войскам противника в районах Мемель, Тильзит, Гумбиниен и вели борьбу с бомбардировочной авиацией противника в воздухе, на нашей территории.

По указанным объектам военно-воздушные силы Северо-Западного фронта действовали бомбардировочной авиацией (самолетами СБ) группами в 6-18 самолетов под прикрытием И-153, И-16 и мелкими группами в 2-3 самолета СБ по ближайшим целям без прикрытия истребителей.

Истребители типа И-153 использовались как штурмовики по двигающимся войскам противника, применяя мелкие бомбы и пулеметное вооружение.

б) Крупных самостоятельных операций военно-воздушные силы Северо-Западного фронта не проводили в силу их малочисленности и больших потерь, понесенных в первые дни войны.

в) Задачами военно-воздушных сил Северо-Западного фронта в летней кампании 1941 г. были:

– препятствие продвижению мотомеханизированных и танковых колонн противника;

– уничтожение авиации противника на его аэродромах и в воздухе;

– прикрытие своих войск, железнодорожных станций, аэродромов базирования, крупных населенных пунктов и объектов от налетов авиации противника;

– разведка войск противника в интересах фронта и армии;

– изматывание живой силы противника действиями одиночных самолетов и мелких групп ночью по занятым шоссейным дорогам и в пунктах сосредоточения;

– действия по морским транспортам и морским десантам (в первые дни войны).

Ввиду малочисленности авиации, ее устаревшей материальной части и в силу большого спроса задачи ставились без учета наличия средств, что не давало возможности наносить сосредоточенные удары по противнику на решающих направлениях – удары получались «растопыренными пальцами», без должного эффекта.

г) Условия выполнения поставленных боевых задач перед воздушными силами Северо-Западного фронта были исключительно трудными. В первый день войны инициатива нанесения первого удара по аэродромам была в руках противника, наши же военно-воздушные силы четко поставленных задач не имели.

Поднявшиеся по тревоге после первого налета [противника], части после часового пребывания в зоне ожидания по радио сажались вновь на свои аэродромы. Высшим командованием было приказано границы не перелетать, а держать части в постоянной готовности к выводу из-под удара, истребителям уничтожать самолеты противника на нашей территории.

Создавшаяся заминка в постановке задач и неясность в сложившейся обстановке дезориентировали личный состав. Противник, воспользовавшись таким колебанием, безнаказанно уничтожал наши самолеты на аэродромах. Ответного удара по аэродромам противника организовано не было.

Не считаясь с тем, что 19.6.41 г. в связи с создавшейся неблагоприятной обстановкой частям был отдан приказ о переходе в боевую готовность и рассредоточении материальной части с базовых аэродромов на оперативные, о выходе штаба Прибалтийского особого военного округа на командный пункт[2] в район Паневежис, командованию и авиационным частям конкретных указаний не давалось, а, наоборот, в ночь с 20 на 21 и с 21 на 22.6.41 г. авиационным частям было приказано производить ночные тренировочные полеты. Вследствие этого[3] большинство бомбардировочных полков подверглись бомбардировочным налетам противника в момент послеполетного осмотра материальной части и дозаправки ее горючим. Летный состав был только что распущен на отдых после ночной работы.

На второй день войны создавшаяся обстановка продиктовала необходимость перебазирования истребительных авиационных полков во вторую и третью зоны аэродромного базирования, на рубеж Митава, Двинск. Аэродромная сеть Прибалтийского особого военного округа была развита слабо; за год пребывания в Прибалтике в основном закончили строительство передовой зоны аэродромов в полосе глубиной до 100 км от государственной границы до линии Либава, Шауляй, Паневежис, Вильнюс. Вторая и третья зоны развиты не были, в силу чего маневр в глубину был крайне затруднен.

Существующая аэродромная сеть противником была изучена еще до начала боевых действий. Базовые аэродромы в большинстве своем были построены германскими специалистами, а вновь построенные оперативные (полевые) аэродромы были изучены за 2-2,5 месяца до войны тщательной авиационной разведкой, которую противник проводил ежедневно, производя полеты одиночных самолетов до рубежа Митава, Двинск. Поэтому первые удары по нашим передовым аэродромам противник, как правило, наносил безошибочно, даже с бреющего полета, группами в 6-18 самолетов типа Ю-88, До-215, Хе-111, Ме-110 и Ме-109.

Существующая организация Военно-воздушных сил Красной Армии – четырехэскадрильный состав авиационных полков с численностью до 60 самолетов – также отрицательно отразилась на управлении частями. Кроме того, военно-воздушные силы Северо-Западного фронта война застала в период перевооружения истребительных и бомбардировочных авиационных полков на новую материальную часть, вследствие чего 30-40% боеготовых экипажей были заняты перегонкой самолетов СБ в летные авиационные училища Военно-воздушных сил Красной Армии и находились на переучивании за пределами округа.

Поэтому в истребительных авиационных полках на передовых аэродромах получилось по два комплекта самолетов (И-153 и МиГ-3, И-16 и МиГ-3), впоследствии все заштатные самолеты были уничтожены налетами авиации противника и уничтожены эвакуационными командами из-за невозможности транспортировки в тыл в связи со скоротечной обстановкой. Новая материальная часть (самолеты МиГ-3) летным составом полностью освоены не были, а часть их стояла на аэродромах неисправными (не доведенными на заводах) [...]<a name="04"></a><a href="#4">4</a>

е) Качественная оценка нашей материальной части самолетов и самолетов противника.

Наш самолет Пе-2 как бомбардировщик отвечает всем требованиям современной машины и лишь по бомбовой нагрузке уступает самолету противника Ю-88. Маложивуч, очень часты случаи пожара в воздухе от атак истребителей противника.

Необходимо дополнить<a name="05"></a><a href="#5">5</a> броневой защитой штурмана и стрелка-радиста, усилить протектирование бензобаков (желательно бронировать), усилить стрелковое вооружение за счет замены пулемета ШКАС на пулемет Б…[«смазан» текст – В.Т.]… в верхней подвижной установке штурмана.

Самолеты ЛаГГ-3 и Як-1 как самолеты-истребители заслужили хорошей оценки летного состава, особенно Як-1, но необходимо усиление вооружения за счет постановки на указанные типы самолетов двух крупнокалиберных пулеметов, одной пушки ВЯ, шести РС и четырех съемных замков для подвески бомб калибром до 50 килограммов.

Самолет Ил-2 как штурмовик в ходе Отечественной войны полностью оправдал себя как противотанковый самолет и самолет с эффективным действием против живой силы и мотомеханизированных войск противника. Исходя из опыта применения самолета Ил-2 по указанным объектам, необходимо его довооружение – одна 37-мм пушка, две крыльевые пушки ВЯ, два крыльевых пулемета ШКАС и увеличение возможности подвески РС до 16 штук.

Все выше перечисленные самолеты по своим качествам не уступают современным типам самолетов противника и при достаточной подготовке летного состава, умелом применении стрелкового вооружения даже с превосходящими силами противника в воздушных боях выходят победителями. Примерами этому могут служить воздушные бои истребителей военно-воздушных сил Северо-Западного фронта на фронте войны с немецким фашизмом. При проведении указанной модернизации наших самолетов они во многом будут превосходить самолеты противника.

Самолеты противника типа Ю-88, Ме-110, Ме-109, Ме-109ф, Хе-111, Хе-113 являются современными самолетами, располагающими хорошей скоростью, стрелковым и бомбардировочным вооружением, броневой защитой экипажа и уязвимых (жизненных) частей самолетов и моторов. Особых преимуществ, по отношению к нашим самолетам, самолеты противника не имеют, если не считать лучшую маневренность самолета Ме-109ф по вертикали, но на горизонтальных фигурах, как правило, Ме-109 уступает нашим истребителям [...]<a name="06"></a><a href="#6">6</a>.

Командующий 6-й воздушной
армией генерал-майор
авиации Кондратюк

Военный комиссар армии
бригадный комиссар
Машнин

Начальник штаба армии
полковник Стороженко

Ф. 221, оп. 142687сс, д. 1, лл. 3-17

<a name="4"></a><a href="#04">4</a> Опущен текст о действиях авиации противника.

<a name="5"></a><a href="#05">5</a> Так в документе.

<a name="6"></a><a href="#06">6</a> Опущен текст, не относящийся к оборонительной операции в Литве и Латвии.


Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 34.

Примечания

  1. В документе – «213».
  2. В документе – «выхода штабов ПрибВО на КП».
  3. В документе – «чего».