Сборник боевых документов/37/155

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Справка штаба 19-й армии от 24 июля 1941 г. о действиях войск армии с 9 по 24 июля 1941 г.
См. Выпуск 37. Дата создания: 24 июля 1941 г, опубл.: 1959. Источник: Генеральный Штаб. Военно-научное управление. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1959. — Т. 37.


Справка штаба 19-й армии от 24 июля 1941 г. о действиях войск армии с 9 по 24 июля 1941 г.

Справка
штаба 19-й армии
о действиях войск армии
с 9 по 24 июля 1941 г.
(24 июля 1941 г.)


Сов. секретно

СПРАВКА
О ДЕЙСТВИЯХ 19 АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА[1]

I. 19 армия к началу боев под Витебском

9.7.41 г. 19 армия получила задачу не допустить захвата Витебска противником, овладеть Витебском, отбросить противника на запад и выйти на западный берег р. Зап. Двина.

К моменту получения этой задачи командующий 19 А в своем распоряжении имел:

25 ск – штаб Яновичи.

162 сд – 501 сп и 1/267 гап, сосредоточивающееся в районе Колышки.

134 сд – 629 сп без одного батальона, 738 сп и 156 орб, сосредоточивающееся в районе Понизовье, Силуяново.

Управление 34 ск, сосредоточивающееся в районе Рудня.

1/535 гап 158 сд.

Таким образом, на витебском направлении войск 19 армии не было вовсе.

В связи с этим армии был подчинен 23 мк, сосредоточившийся в районе Стасьев и имевший в качестве реальной силы одну 220 мсд (фактически едва сформированное по штатам мсд соединение без танков и машин при неполном оснащении артиллерией).

Около 17-18 час. 9.7 частям 25 ск и 23 мк было приказано форсированными маршами выдвигаться:

134 сд – Прудники, Татарские (от района сосредоточения Понизовье, Силуянова – 50 км),

162 сд – Сенькова (от района сосредоточения Колышки – 60 км).

220 мсд – в район 5 км ю.-в. Витебск (30 км).

Войска в ночь с 9 на 10.7 были двинуты в район Витебск. Опергруппа штарма 19, двигавшаяся по шоссе Смоленск – Витебск, начиная ст. Рудня, наблюдала настоящую картину отхода войск. Все то, что двигалось по шоссе, задерживалось заградотрядом у Рудня и опергруппой по пути движения. Пехота приводилась в порядок и возвращалась обратно, артиллерия становилась на огневые позиции на месте или с продвижением в сторону Витебска, автомашины использовались для подвоза частей 220 мсд и огнеприпасов, танки возвращались под Витебск.

Таким образом, удалось усилить 220 мсд артиллерией, снабдить артиллерию огнеприпасами и ускорить выдвижение пехоты в сторону Витебска. Помимо нескольких огневых барьеров, поставленных на участке шоссе от Королево до Витебска, 220 мсд удалось усилить полутора полками тяжелой артиллерии.

В ночь с 9 на 10.7 восточная сторона Витебска оборонялась 150 вооруженными рабочими и 10-15 танками. Жел.-дор. мост был захвачен и удерживался немцами. Западная часть Витебска горела.

С 3.00 10.7 220 мсд завязала бой с противником и имела успех в центре, где ей удалось переправиться одним полком на западный берег р. Зап. Двина и разгромить штаб германского соединения (убито 6 офицеров и один генерал).

На флангах успеха не было. Противник держал Улановичи на правом фланге и аэродром на левом фланге. У Улановичи противник форсировал р. Зап. Двина и занял Улановичи полком пехоты. На аэродроме велся[2] за каждое здание.

Утром 10.7 с юга к излучине р. Зап. Двина подошел полк 229 сд и упрочил левый фланг 220 мсд.

Однако это успешное продвижение войск продолжалось лишь до вечера. Во второй половине дня 10.7 появилась авиация, усилилась сопротивляемость войск противника, начались контратаки.

В ночь с 10 на 11.7 полк 229 мсд отошел от излучины на 1 – 1 1/2 км, поставив под угрозу фланг 220 мсд, которая в свою очередь отвела полк с западного берега на восточный. Назревала угроза правому флангу 220 мсд со стороны Улановичи.

Командующий приказал 162 сд атаковать и овладеть Улановичи, и отбросить противника на зап. берег р. Зап. Двина.

501 сп (162 сд) сосредоточился к 22.00 10.7 в районе Сеньки. Получив боевую задачу, два батальона 501 сп с похода двинулись на Улановичи и после 10-12 км марша в 3.30 11.7 атаковали противника в Улановичи. Бой начался успешно, противник дрогнул и побежал, бросая на поле боя пулеметы и другое оружие. Улановичи были захвачены. Но с рассветом налетела авиация и наступление приостановилось. Батальоны залегли, а затем начали отход с.-в.

До 18.00 11.7 батальоны, седлая шоссе, удерживали Кирп (5 км сев.-вост. Витебска на шоссе). Батальоны были усилены одной ротой из Сенькова. В 19.00 11.7 из района Витебск по шоссе на Велиж двинулись мотомехвойска немцев. До 22.00 501 сп вел бой с противником и затем начал отход.

501 сп дрался без дивизионной артиллерии и противотанкового дивизиона, которые еще не подошли.

134 сд к началу боя у Улановичи частью сил переправилась на сев. берег р. Зап. Двина, частью сил осталась на южн. берегу. В таком положении она была атакована мотомехсоединениями противника при поддержке авиации. В результате все то, что было на южном берегу, рассеялось, а из северной группы два батальона до сих пор дерутся в составе 22 армии.

Управления 162 и 134 сд выдвинулись на северный берег р. Зап. Двина и кружными путями перебрились в район Вязьма, где сейчас и находятся.

Штаб 25 ск подвергся атаке, был рассеян, потерял радиостанцию и в настоящее время его местопребывание установить невозможно.

Остальные части 25 ск – 720 сп в течение 12-13.7 вел бой под Колышки, 515 сп – под Яновичи, два батальона 162 сд под командованием начарта 162 сд полковника Алексеева – под Демидовым.

Так, вводимые по частями с похода части 134 и 162 сд были не столько разбиты, сколько рассеяны авиацией и мотомехчастями противника в течение 10-13.7.

Та же участь постигла 127 сд 25 ск, 38, 129 и 158 сд 34 ск. Начиная с 16.7 и по настоящее время, эти дивизии дерутся под Смоленском: 38 сд – 29 сп – под Смоленском, 48 сп – под Ярцево; 158 сд – пятью батальонами без артиллерии – под Смоленском; 129 сд – так же одним полком – под Смоленском; 127 сд - одним полком совместно с 158 сд – под Смоленском.

II. Причины, вызвавшие вступление в бой дивизий 19 армии по частям

Переброска армии с Украины на Западный Фронт затянулась на долгое время вследствие:

1. Медленности движения эшелонов благодаря загрузки железной дороги; эшелоны двигались тремя полками:

а) Киев, Брянск, Рославль, Смоленск;

б) Киев, Орел, Курск, Вязьма;

в) Киев, Москва, Вязьма.

2. Вынужденным переносом районов выгрузки и все большим удалением их от районов сосредоточения. Первоначально район выгрузки был установлен ст. Голынка, Лиозно. Постепенно ст. выгрузки относилась на восток. Последним районом выгрузки был Смоленск, Ельня, Починок, удаленный от первоначального выгрузочного района на 100-150 км.

Один полк 127 сд был сосредоточен в Рославле и сейчас, вероятно, дерется в составе группы Качалова.

Отдельные части 34 ск выгружены и оказались за ст. выгрузки последнего выгрузочного района.

Первые эшелоны 19 армии появились на ст. Рудня 4-5.7, последние выгружались в двадцатых числах к юго-вост. от Смоленск.

3. Развитием хода событий на фронте, повлекшим собой необходимость немедленного ввода в бой частей 19 армии в том виде, в каком они были.

Таковы основные причины. ввода в бой войск армии по частям.

III. Боеспособность войск 19 армии

1. Войска 25 ск были отмобилизованы к моменту выступления в поход. Войска 34 ск находились лишь в состоянии усиленной боевой готовности. Дивизии были доведены лишь до состава 12 000, но не отмобилизованы.

На походе дивизии 12-тысячного состава испытывали огромные трудности из-за отсутствия транспорта и были неманевроспособны. Они не могли поднять положенного им количества боеприпасов, не могли возить минометы и т. д.

2. Артиллерия подошла поздно по той причине, что в район Киева артиллерия подошла первым эшелоном и первой заняла огневые позиции в районах будущего расположения войск. По этой причине артиллерия оказалась в хвосте при погрузке, так как районы ее ОП находились в большом удалении от ст. Артиллерия потратила много времени на подход к ж.-д. станциям.

IV. Поведение войск в бою

Войска армии дрались частями, группами, без артиллерийского оснащения. Дрались неплохо, но быстро истощались в бою, не имея резервов. Бой под Витебском, под Улановичи, бои под Смоленском показали, что войска смело идут в бой, дерутся и уничтожают танки, атакуют штыком пехоту, одерживают первоначальный успех, но не имеют сил для развития и даже закрепления достигнутого успеха – это одна сторона.

Вторая – отсутствие тылов не позволяет питать бой огнеприпасами. Бой прожорлив, огнеприпасы истощаются быстро, особенно в том случае, когда к началу боя их имеется менее положенного. А отдельные полки вступили в бой, не имея при себе положенного боекомплекта. Вступили в бой с 1/2 – 1/4 боекомплекта, с малым запасом горючего. Потому боеприпасы истратились быстро, что парализовало наступательный порыв. Затруднение с горючим и боеприпасами – постоянное явление.

Воздействие авиации противника на боеспособность войск очень велико. Одно появление авиации буквально парализует боеспособность войск. С появлением авиации войска перестают драться и не остаются на месте, войска разбегаются в поисках укрытия, оставляют поле боя. Противник, пользуясь этим, продвигается вперед (Смоленск – 129 сд, 29 сп 38 сд, 127 и 158 сд, Витебск – 220 мсд, 501 сп и т. д.). Самое большое количество самолетов, коим располагала армия, это было 10 пб и 5 истребителей в боях под Витебском. Повлиять таким количеством самолетов на изменение воздушной обстановки конечно нельзя.

Войска не умеют бороться с авиацией противника, не умеют вести себя под ударами авиации. Войска не отдают себе отчета в том, что потери от авиации при умелом поведении войск незначительны, минимальны.

V. Вопросы управления

1. Войска исключительно плохо владеют радиосредствами, управление по радио помощью шифра – мука, а радиосигналами пользоваться не умеют. Лишь в самое последнее время, когда все убедились, что радио – основное техническое средство в бою, начинают появляться известные признаки радиокультуры. Кроме того, я заметил, что корпуса и 34, и 25 к радио прибегают очень неохотно из-за того, что немцы будто бы очень быстро засекают рации и обрушиваются на районы расположения раций авиацией.

Практика работы штарма и корпусов это не подтвердила. Если противник штабы и обнаруживает, то не по рациям, а по беспорядку, творящемуся в районе расположения штабов.

2. Частая и необоснованная смена командных пунктов без разрешения высшей инстанции и без извещения ее о перемене КП. Этот недостаток, вернее это безобразие, относится целиком и полностью и в первую очередь к штарму 19.

Внезапный и к тому же необоснованный скачок 9.7 под Витебск из Рудня привел к потере связи со штафронтом и поставил под угрозу связь с 25 ск.

Второй случай – скачок из Рудня на ст. Кардымово, приостановленный распоряжением штафронта, также на сутки прервал связь со штафронтом. Лишь малое расстояние позволило держать непрерывную делегатскую связь штарма 19 Б. Плоская с Гнездово.

Подобные скачки производил и штаб 34 ск и штаб 7 мк.

3. Штабы дивизий, корпусов располагаются все же очень далеко от войск. Поэтому штабы сд и ск не имеют непосредственных данных о положении войск, дерущихся на фронте. Эти данные доходят до них через вторые и третьи руки, теряют свежесть и правдивость, вследствие чего затрудняется быстрое вмешательство высших инстанций в ход боя.

4. В состав 19 армии последовательно включались 153, 186 и 50 сд. Однако, несмотря на самые добросовестные поиски, ни одной из этих дивизий найти не удалось. Как впоследствии оказалось, 186 сд была придана в момент, когда она уже частью сил отошла на север, а частью сил разбежалась.

153 сд была обнаружена лишь в виде отдельных групп.

50 сд в указанном пункте не оказалось.

5. В приказе продолжают иметь место неблагополучие с расчетом времени и пространства. Желание как можно быстрее выполнить поставленную задачу часто затемняет здравый смысл и войскам ставятся явно непосильные задачи.

Например, в приказе 19 армии 158 сд, связь с которой была только делегатами, была поставлена задача в 21.00 начать наступление и к утру достигнуть района, удаленного от исходного положения на расстоянии 9 км.

В общем необходимо сказать, что управление осуществляется очень нервно, рывками.

Я это объясняю тем, что такой командной инстанции, как штарм 19, приходилось действовать вслепую. Отсутствие авиации и наземных средств разведки исключало возможность своевременного добывания данных о противнике, а следовательно, и осуществление заблаговременных боевых мероприятий на основе более или менее достоверных данных о противнике. В практике получалось, что события надвигались внезапно. Данные о противнике получались или от войск, уже вступивших в бой, или от органов местной власти, или НКГБ, или от бежавших с поля боя бойцов и командиров. О Витебске первые данные были получены от бежавших командиров 186 сд.

Немалую роль, отрицательно влиявшую на вопросы управления, играло и воздействие авиации противника, безнаказанно производившей налеты на штабы и пути сообщения.

Отсутствие своей авиации для прикрытия главной группировки с воздуха, неполная обеспеченность боеприпасами и горючим, отсутствие перспектив нормального снабжения и эвакуации, несобранность частей и соединений – все это вместе взятое вносило излишнюю нервозность в работу командования и штаба и во взаимоотношения между командованием и штабом.

Приложение: справка ВОСО о выгрузке частей 19 армии.[3]

Генерал-майор Рубцов

24.7.41 г.
Ф. 208, оп. 3038сс, д. 36, лл. 27-36. Подлинник.


Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 37.

Примечания

  1. Справка была представлена члену Военного совета Западного направления.
  2. Так в документе По-видимому, пропущено слово – «бой».
  3. Справка в документах Архива МО не обнаружена.