Сильные удары по вражеским аэродромам (Кузнецов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сильные удары по вражеским аэродромам
автор Александр Александрович Кузнецов
Источник: «Известия» от 30.09.1941. — Сайт «Пресса войны»


А. Кузнецов, спец. корр. «Известий»

На земле и в воздушном бою уничтожено 66 самолетов противника

В номере «Известий» от 27 сентября сообщалось о мощном ударе нашей авиции по вражеским аэродромам 24 и 25 сентября, когда в воздушных боях и на земле в общей сложности было уничтожено 59 немецких самолетов.

Сильные удары по аэродромам противника и скоплениям фашистских танков и войск нанесла наша авиация и в последующие дни.

В ночь с 26 на 27 сентября наша авиация совершила крупные массированные налеты на немецкие аэродромы в С., Б. и Ш.

Самолеты части т. Осадчего в течение всей ночи бомбили северный и южный аэродромы противника в С. В результате бомбежки на аэродромах возникли пожары, — горели бомбардировщики врага. Произошел сильный взрыв. Столб огня с огромным хвостом густо-черного дыма говорил о взрыве вражеской базы с горючим.

Немцы открыли по нашим самолетам сильный огонь. В воздух поднялся «Мессершмитт». Но безрезультатно. Самолеты части т. Осадчего блестяще выполнили операцию и возвратились без потерь.

С вечера 26 сентября до утра 27-го тяжелые корабли части т. Филиппова волнами совершали налеты на аэродромы противника в Б. и Ш. Огромное количество бомб обрушилось на немецкие самолеты. На обоих аэродромах взлетали в воздух обломки вражеских машит, возникли многочисленные пожары.

Немцы открыли ураганный огонь из зенитных орудий. Несколько раз наши бомбардировщики попадали в лучи фашистских прожекторов. Многие наши корабли подвергались смертельной опасности. Но следовавшие за ними наши самолеты уничтожали прожекторы противника, подавляли зенитки врага и выручали товарищей.

В течение этой ночи на аэродромах противника были уничтожены десятки самолетов, много боеприпасов, горючего и ангар, где тоже находились немецкие машины.

Той же ночью ночные бомбардировщики другой части группами, одна за другой, наносили массированные удары по скоплениям немецких танков и артиллерии в районе станции К. Бомбежкой первой группы были вызваны пожары и необычайной силы взрывы.

Вторая группа наших летчиков смогла отметить замечательную работу своих товарищей и, пользуясь освещением, которое обеспечили пожары в стане врага, вызванные советскими бомбардировщиками, громила фашистские танки, автомашины, базы.

Летчики третьей группы видели, как горели десятки автомашин и танков врага. Все группы бомбардировщиков успешно выполнили боевое задание.

27 сентября с утра, не дав врагу опомниться после ночной бомбардировки, группа штурмовиков под командованием капитана Мамошина незаметно прошла к вражескому аэродрому в С. Выключив моторы, штурмовики с бреющего полета внезапно обрушились на аэродром, где находились 7 четырехмоторных немецких самолетов, 12 одномоторных и 15 двухмоторных.

Штурмовики капитана Мамошина с высоты в 50-100 метров обрушили на вражеские машины точный цельный огонь, град бомб и снарядов.

Немцы открыли по нашим штурмовикам огонь из зенитных батарей только после атаки. Все вражеские самолеты были уничтожены. Группа Мамошина не потеряла ни одной машины.

В тот же час летчики части т. Захарова уничтожили на аэродроме в Б. четыре «Мессершмитта» и разбомбили ангар, в котором находились вражеские самолеты. В загоревшемся ангаре то и дело происходили взрывы.

В ответ на эту бомбежку немцы послали к нам свои бомбардировщики. Они были встречены нашими истребителями.

Десять «Юнкерсов» были перехвачены нашими истребителями в районе Н. Завязался воздушный бой. Одиннадцать наших самолетов бросились в атаку. Фашисты потеряли строй и начали сбрасывать бомбы на пустошь вблизи Н.

На передовой «Юнкерс» молнией налетел истребитель лейтенанта Суханова. Точно рассчитав свой огневой удар, т. Суханов сразу же сбил врага. Немецкая машина упала близ деревни С. Лейтенант видел, как колхозники окружили немецкий самолет и захватили в плен его экипаж.

После нескольких атак лейтенант, Журин зажег правый мотор второй фашистской машины. Немец круто пошел вниз и грохнулся на землю. Вслед за ним упал третий «Юнкере», подожженный младшим лейтенантом Гудковым.

Атаки наших истребителей продолжались с неистощимой энергией. Лейтенант Караев вел огонь по вражескому самолету с, дистанции в 100—150 метров. После третьей атаки ему удалось зажечь машину врага, и четвертый «Юнкере» врезался в землю.

Пятый фашистский самолет был сбит младшим лейтенантом Лавейкиным. Шестой бросился наутек с одним уцелевшим мотором. Он опускался все ниже и ниже. В районе Я. он шел, уже почти задевая макушки деревьев в лесу, и в конце-концов тоже, очевидно, где-то разбился.

Из десяти фашистских налетчиков от наших истребителей удрали только четыре. Пять сбитых немецких машин упали на нашей территории.

Всего в ночь на 27-е и утром 27 сентября было уничтожено на земле и в воздушном бою 66 самолетов противника.

Утром 28 сентября группа штурмовиков старшего лейтенанта Новикова внезапно с бреющего полета атаковала замаскированный немецкий аэродром в М. На аэродроме находились пять бензоцистерн с горючим, транспортный четырехмоторный самолет и 12 других замаскированных самолетов. В результате атаки повреждены все вражеские машины, взорвались две бензоцистерны, вспыхнул транспортный самолет и загорелись семь других.

На обратном пути группа т. Новикова атаковала и уничтожила 15 немецких автомашин, подвозивших боеприпасы к Я.

Наши штурмовики прикрывались истребителями под командованием старшего лейтенанта Кондратюк. Они атаковали и уничтожили две зенитные батареи врага, пытавшиеся обстреливать наши самолеты.

Немецкие истребители появлялись несколько раз, но, не принимая боя, скрывались в облаках.

Действующая армия, 29 сентября