Смерть Тарелкина (Сухово-Кобылин)/Действие третье

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Смерть Тарелкина — Действие третье
автор Александр Васильевич Сухово-Кобылин (1817—1903)
Дата создания: 1869. Источник: Lib.ru со ссылкой на издание: А. В. Сухово-Кобылин. Смерть Тарелкина. Комедия-шутка в трех действиях. — М.: Художественная литература, 1974.


Действие третье
Та же комната частного дома.

Явление 1

Расплюев (один).

Расплюев (кладет на стол бумагу). Великий день! (Хлопает по бумаге.) Вот и предписание!.. Я следователь, я!.. Строжайшее следствие буду производить я!.. Подробнейшее розыскание произведу я. Все мышиные норки, все лазейки буду выворачивать наружу — я. Гм… а давно ли по этим лазейкам и норкам сам я свету божьего бегал… вот этих петличек (указывает на свои петлички) дрожал — а теперь меня дрожать будут!.. Раболепствовать будут!..

Явление 2

Расплюев; входит Ох.

Ох. Ну что ты?

Расплюев. Да так, Антиох Елпидифорович, удостоился чести, звания — так рассуждаю…

Ох. То-то рассуждаю, — ты у меня смотри… своего места забывать! (Грозит ему пальцем.) Понимаешь?!

Расплюев. Помилуйте! Никогда.

Ох. Я тебе говорю, — у меня одно: деятельность и повиновение — повиновение и деятельность, только и знай.

Расплюев. Слушаю, Антиох Елпидифорович.

Ох. Другие, пожалуй, требуют еще преданности. Ну, преданности мне не надо. Потому если я тебя из службы выгоню да с голоду уморю — так ты мне предан будешь.

Расплюев. Это так, это точно так. Я завсегда говорю: палка хорошо — уж как хорошо; ну голод, по-моему, лучше. Голодом вы все сделаете; голодом вы и сердце тронете.

Ох. Трону.

Расплюев. Я вам про себя скажу. Отчего я человеком стал? Голод пронял. Доложу вам — желудок мой особой конструкции: не то что волк, а волкан, то есть три волка. Он каши-то меру просит, а ему подают наперсток, — вот я и взалкал. Да как взалкал, — до исступления. Хожу по улицам да зубами и щелкаю… буду, мол, усерден, буду и ревностен, — только душу-то вы мою, святые угодники и архистратиги, из этого ада изведите… Вот они меня и извели да к вам и пристроили.

Ох. Ну — то-то, у меня смотри.

Расплюев. Вы видите — собою жертвую, с какого побоища вуйдалака доставил.

Ох. Ну, — ты его допрашивал?

Расплюев. Упражнялся.

Ох. Ну что ж?

Расплюев. Сначала вертелся — а потом и сознался. Умер, говорит, а теперь опять живу. Потом опять говорит — умереть рад, но не могу.

Ох. Что же — и он это чистосердечно говорит?

Расплюев. Помилуйте, как же не чистосердечно: ведь другой уж день не поим, так тут всякое чистосердечие наружу полезет. Наконец показал, что их целая шайка.

Ох. Стало, заговор.

Расплюев. Я вам докладывал и теперь докладываю: меры строгости потребны, хватать надо.

Ох. Скоро едешь.

Расплюев. Однако — когда сам арестант показывает: целая, говорит, партия — будто и генерал Варравин тоже из оборотней.

Ох. Что ты говоришь!

Расплюев. Ей-ей показывает. Был, говорит, змеею. Жало при себе имеет и яд жесточайшей силы. Вы, говорит, его освидетельствуйте, — генерала-то…

Ох. Ну что же?

Расплюев. Будем свидетельствовать, ха, ха, ха!

Оба хохочут.

Все наше! Всю Россию потребуем.

Ох (весело смеется и машет руками). Что ты, что ты!..

Расплюев. Я-а-а теперь такого мнения, что все наше отечество это целая стая волков, змей и зайцев, которые вдруг обратились в людей, и я всякого подозреваю; а потому следует постановить правилом — всякого подвергать аресту.

Ох. Еще бы!

Расплюев. Да-с. Правительству вкатить предложение: так, мол, и так, учинить в отечестве нашем поверку всех лиц: кто они таковы? Откуда? Не оборачивались ли? Нет ли при них жал или ядов. Нет ли таких, которые живут, а собственно уже умерли, или таких, которые умерли, а между тем в противность закону живут.

Ох. Пожалуй, и оказалось бы.

Расплюев. Вот так пошла бы ловля!.. С одних купцов что можно взять!..

Ох. Не хуже бы холеры было.

Расплюев. Что холера? Что вы говорите: холера. Холера болезнь, и то вона какую жатву доставила — по сей час поминают; здесь оборотни, сосуны, вуйдалаки, то есть преступление: Сибирь и кандалы.

Ох. А затребовал ли ты помещика Чванкина по поводу переписки с арестантом?

Расплюев. Непременно.

Ох. Хорошо. А купца Попугайчикова?

Расплюев. Тронул. Явится.

Ох. Свидетели тут?

Расплюев. Кое-кто явился.

Ох. Ну начинай! Да ты смотри — правило: при допросах ничему не верь.

Расплюев. А я вот на это слаб; всему верю.

Ох. Не верь, говорю. Я вот как: приди ты и скажи, вон, мол, Шатала пришел; так что ж? — ведь я не поверю; я пойду и посмотрю.

Расплюев. А я не так. Вы мне вот скажите, что вон его превосходительство обер-полицимейстер на панели милостыню просит — ведь я поверю. Взять, мол, его! Я так за ворот и сгребу.

Ох (машет руками). Обера-то! Что ты, что ты!..

Расплюев. Не могу. Нрав такой.

Ох. А ты себя сдерживай.

Явление 3

Те же, входит Крестьян Крестьянович Унмеглихкейт.

Крестьян Крестьянович. А а… а… Антиоха Елпидифорыч — это… это у вас арестанта больна… тоскуй!..

Ох. Да, у него что-то в желудке; этакое — томление…

Крестьян Крестьянович. Это страданий спинной мозга.

Ох (иронически). Ну так!! (В сторону.) Попал пальцем в нёбо.

Крестьян Крестьянович. Эта спинной мозга близка эта шелюдка. Спинной мозга воспалений, ну и шелюдка воспалений. Как пошар, так пошар. Ево надо водолечений.

Ох и Расплюев (машут руками). Что вы, что вы, Крестьян Крестьянович, совсем уж спятили; мы свои головы потеряем.

Крестьян Крестьянович. Мой голофа никогда теряй.

Ох. Ни, ни. Никак!..

Крестьян Крестьянович. Я вам гавару — польза будит.

Ох. Запрещаю.

Крестьян Крестьянович. Не имейте какой праф. Я доктор.

Ох. А я следователь — и имею секретнейшие причины.

Крестьян Крестьянович. А ну это дело десятый. Может быть, ошень фажный преступник.

Ох. У — вот какой.

Крестьян Крестьянович. Политический.

Ох. Больше.

Крестьян Крестьянович. Что ж, больши политический преступник?

Ох. Мцырь.

Крестьян Крестьянович (содрогнувшись). Шерт возьми! Што такая, Антиох Елпидифорыч? — мой не знай.

Ох. И дай бог никогда не знать.

Крестьян Крестьянович. Это — это фрей масон?

Ох. Хуже; а главное зловреднее.

Крестьян Крестьянович. Ай, ай, ай, — ну, батушка, я ему микстур писуй.

Ох. Нельзя.

Крестьян Крестьянович. Ну — пилюлька.

Ох. Пилюльку можно.

Крестьян Крестьянович. Што такой ему писуй… (думает) ну Salis… Salis… нет, нет… (думает) ну Extractum… Extractum… нет, нет — ну assa foetida — это такой — я ему хочит Тейфельсдрек, это… навоз! Да, шертово навоз!!

Ох. Ну и чудесно. Если чертово, то ему по нутру придется. А дело в том, Крестьян Крестьянович, вы пропишите так, чтобы на случай видно было, что медицина свою помощь подала.

Крестьян Крестьянович. А — карашо, — карашо.

Ох. Ну а там, что выйдет, ведь она за это не ответствует.

Крестьян Крестьянович (с особенным убеждением). О нет!.. Никогда медицин отвечай… никогда!.. Никогда. (Уходит.)

Ох (Расплюеву). Ну, Иван Антонович, начинай.

Расплюев (кричит в канцелярию). Эй, Ванечка, сюда!..

Явление 4

Те же, Ванечка с бумагами входит и садится за особый стол.

Расплюев. Ты смотри у меня, рассобачий сын, не зевать; слова — и того не проронить; грошей не собирать — а то я тебя!.. Эй, Качала! Кто там явился?

Качала. Мещанка Брандахлыстова, ваше бродие.

Расплюев. Ну, давай сюда Брандахлыстову.

Явление 5

Те же, входит Людмила Спиридонова.

Расплюев (Людмиле). Как звать?

Людмила (робко). Ась!

Расплюев (кричит). Как звать?

Людмила. Людмилой, сударики, Людмилой Спиридоновой.

Расплюев. Ну, ты, Людмила Спиридонова, Силу Копылова знала?

Людмила. Знала.

Расплюев. А Кандора Тарелкина знала?

Людмила. Нет, не знала.

Расплюев. Ну, таперь тебе Силу-то Копылова оказывали? — Ты его видела?

Людмила. Видела.

Расплюев. Признаешь ли ты его?

Людмила. Признаю.

Расплюев. Ну, стало, это он?

Людмила. И он, сударики, и не он.

Расплюев (Оху, значительно). Вот оно! (Ванечке.) Пиши.

Людмила (продолжает). Его как звать-то?

Расплюев. Сила Силин Копылов.

Людмила. Ну он.

Расплюев. А с виду?

Людмила. А с виду не он.

Расплюев (Оху). Вот оно… Прикажите записать.

Ох. Непременно. (Ванечке.) Пиши.

Расплюев. Хорошо, кумушка. Теперь вот что: имеем мы на Силу Копылова подозрение, что он оборотень.

Людмила. Оно, сударики, можно; от него все станется. Ономнясь своих детей не признал; подлец человек — стало, все станется.

Расплюев. Ты с ним жила?

Людмила. Жила.

Расплюев. Ну что, он оборачивался?

Людмила. Завсегда.

Расплюев. Во что же он оборачивался?

Людмила. В стену.

Расплюев. Как же он в стену оборачивался?

Людмила. А как я на постель полезу, так он, мошенник, рылом-то в стену и обернется. Так вот я с ним одиннадцать годков и мучилась; глаза выплакала, с разбойником; глаз, бывало, не сомкну, все плачу, а он дрыхнет себе, да и только, горой его раздуй; а теперь, жеребец, и от меня отрекся, и от детей-то отрекся, кормить не хочет; это не мои, говорит, дети. Чьи ж, мол, эти дети, коли не твои? Укажи, чьи? Так не указывает.

Расплюев. Ну, таперь ты, видя, что он эвдаким манером в стену-то обертывался, и не робела с ним спать-то.

Людмила. Робела, сударики, робела, так делать-то мне что? Мое дело женское.

Расплюев (Оху). В показаниях сбилась, с преступником в сожительстве, не прикажете ли подвергнуть аресту?

Ох. Ничего, подвергнуть.

Людмила. Ах, отцы мои, благодетели, что вы, побойтесь бога, у меня дети есть, их кормить надо.

Ох. И, милая, — их соседка накормит.

Людмила. Соседка? Да у меня соседка такая стервотинка, что она их нарочно уморит.

Ох. Не уморит, — а уморит, так отвечать будет. Мы никому не спустим.

Людмила. Ну, разве что отвечать-то будет…

Ее уводят.

Явление 6

Те же и помещик Чванкин.

Чванкин (входит с большим форсом). Что это, а? а? Скажите, скажите мне, кто здесь командует?

Расплюев. Господин частный пристав.

Чванкин (ходит). А! — частный пристав — частный пристав — а как он смел, частный пристав, меня беспокоить, а? как он смел?

Расплюев. Да вот извольте объясниться с ними. (Указывает на Оха.)

Чванкин (запальчиво). Нет, я спрашиваю: как же он смел? Да знает ли он, кто я? а? Да я… я сам власть имею, а? Я помещик Чванкин!! Да у меня в Саратовской губернии двести душ! да у меня в Симбирской губернии двести душ! Да у меня черт знает где черт знает сколько душ! Да я… Да он… (Ходит по комнате и колотит по столам.)

Расплюев (Оху). Что прикажете тут делать? Ничего не сообразишь.

Ох (подмаргивая Расплюеву). Попроси их в темную.

Расплюев. Можно?

Ох. Можно. (Ванечке.) Пиши постановление, знаешь — там — по форме, сбивчивость речей… нечто тяготящее душу и прочее.

Чванкин (вдруг повертывается к Расплюеву). Чью душу? Говорите, чью? — мою? Так знайте, что у меня в Саратовской губернии триста душ, да у меня в Симбирской губ…

Расплюев (Качале и Шатале). Ну-тка в темную!

Мушкатеры подхватывают Чванкина под руки.

Чванкин (кричит). Как в темную?! Стой! Вы! Эй! Стой! Зачем?.. Я протестую (болтая ногами по воздуху), я адрес!! У подножия престола… я у подножия. (Его голос замолкает в коридоре.)

Явление 7

Те же и купец Попугайчиков, входит и кланяется.

Расплюев. Ваше имя?

Попугайчиков. Флегонт Егорыч-с.

Расплюев. Фамилия?

Попугайчиков. Попугайчиков-с.

Расплюев. Звание?

Попугайчиков. Торгуем-с.

Расплюев. Чем?

Попугайчиков. По винной части.

Расплюев. Ну, вы подсудимого знали?

Попугайчиков. Помилуйте, к чему нам знать?

Расплюев. Как же вам не знать.

Попугайчиков. Почем же нам знать?

Расплюев. Вы должны знать.

Попугайчиков. Что делать, не знал.

Расплюев (помолчав). Ведь мы, батюшка, не отстанем.

Попугайчиков. Как угодно.

Расплюев (Оху). Прикажете продолжать?

Ох. Продолжать.

Расплюев (хлопнув по столу всей пятерней). Да вы знаете ли, какое дело следуем, а? Оборотень, вуйдалак, упырь и мцырь!! — взят! — сидит в кандалах — и показывает!! (Опять хлопает.) Так что же вы тут говорите…

Попугайчиков, посмотрев искоса на Расплюева, вынимает бумажку и подает Оху.

Ох (продолжая читать бумаги и не смотря на Попугайчикова). Что это?

Попугайчиков. Благодарность-с.

Ох. Какая?

Попугайчиков. Двадцатипятирублевая.

Ох. Не могу.

Попугайчиков. Сделайте милость.

Ох. Не могу.

Попугайчиков. Не обижайте, ваше высокородие.

Ох. Не могу, говорю я вам, — рад бы, но не могу.

Попугайчиков (вздохнув). Извольте-с. (Достает другую бумажку).

Ох. Послушай, Флегонт Егорыч, ты меня знаешь?

Попугайчиков. Помилуйте!

Ох. Ну — то-то; я, братец, без хитростей, — меньше ста рублей ни копейки.

Попугайчиков. Обижаете, Антиох Елпидифорыч.

Ох. Какая же обида?

Попугайчиков. Обижаете.

Ох. Ну веришь ли ты богу?.. Веришь ли?

Попугайчиков. Верю.

Ох. Ну, не могу.

Попугайчиков. За что такая обида?

Ох. Какая же обида? Обиды нет. Обида — произвол; а тут какой же черт произвол, когда моя необходимость… Ну не могу.

Попугайчиков (вздыхает). Быть, стало, по-вашему. (Отдает сотенную и подходит к другому столу. Ванечке.) Ну ты, гнида, где расписаться?

Ванечка (подает ему перо). Вот-с вам, Флегонт Егорыч, — вот и перышко — мы вам, сударь, в лучшем виде, Флегонт Егорыч-с! Сделайте милость… Флегонт Егорыч…

Попугайчиков. Ишь, крапивное семя, туда же! (Дает ему деньги и уходит.)

Расплюев (Качале). Ну кто там еще?

Качала. Дворник Пахомов.

Расплюев. Давай Пахомова.

Ох выходит.

Явление 8

Расплюев и дворник. Мушкатер его вводит силою.

Расплюев (дворнику). Подойди.

Пахомов стоит у дверей.

Подойди, говорят.

Мушкатер его подталкивает.

Да подойди к столу-то, черт! Не съест.

Пахомов подвигается.

Ну, — ты свидетель?

Пахомов. Я-то?

Расплюев (передразнивает его). Да, ты-то.

Пахомов. Чаво-с?

Расплюев. О чтоб тебя… (Внушительно.) Свидетель ли ты?

Пахомов (помявшись). Чаво-с?

Расплюев (тычет ему кулаком в зубы). Свидетель ли ты?

Пахомов (прибодрясь). Свидетель, сударь, свидетель.

Расплюев (отходит к авансцене). Я вот только теперь начинаю силу чувствовать. (Пахомову.) Знал ли ты твоего жильца, надворного советника Силу Копылова?

Пахомов. Чаво-с?

Расплюев (замахивается на него). А…

Пахомов. Знал, сударь, знал.

Расплюев. Ну! Таперь — скажи ты мне, не замечал ли ты — не оборачивался ли он во что?

Пахомов. Ась?

Расплюев (становится против него и подпирается в боки). Бестия, каналия, протоканалия!! Что ж я этак долго около тебя ходить буду; мне ведь твоей братии, скотов, двадцать пять человек спросить надо — ракалия, разве меня хватит, — ведь меня не хватит!!

Пахомов (робко). Как, сударь, вашей милости будет угодно.

Расплюев. Ой ли? Как мне угодно, — хорошо. Мне вот как угодно. Эй, Шатала!

Шатала подходит.

Стань ты вот здесь! (Становит Шаталу сзади Пахомова.) Таперь, как я ему вопрос дам, так ты мне его и резни, — и так ты мне его резни, чтобы у него ответ как пуля вылетел… Понимаешь?

Шатала. Как нам эвтова не понимать, ваше бродие. (Насыкивается ударить Пахомова.)

Расплюев (останавливает его за руку). Дурак! Стой! — ты не так, а вот когда я ему вопрос изделаю.

Шатала. Слушаю, ваше бродие.

Расплюев (ставши против Пахомова). Ну вот, сынок, ты таперь мне и объясни, что замечал ты особенного в твоем жильце Силе Копылове?

Пахомов (озираясь назад). Что… Я… заметил у Коп… (получает в затылок удар и прикусывает язык) ууу… ууу… батюшки…

Расплюев (Шатале, с сердцем). Осел! Ну что же ты ему самую таперь речь перебил? А? Я тебе что приказал… (Подступает к нему со сжатыми кулаками.) Ты, стало, моих слов не слушаешь — а?

Шатала смотрит на него во все глаза.

Постой, глупый бык, — я тебе эвту механику устрою… Эй, Качала, — поди сюда!

Качала подходит.

Качала. Чаво изволите, ваше бродие?

Расплюев. Стань вот сзади эвтого быка. (Становит его сзади Шаталы.) Вот так (поднимает ему руку), так! Как я тебе сигнал дам, так ты мне его в затылок и двинь… (Шатале.) Вот ты у меня, бычье рыло, и будешь знать, когда тебе следует свидетеля резнуть. (Отходит в сторону и осматривает.) Ну, вот, дружки, я вам механику и устроил… и устроил…

Мушкатеры стоят в позе; Расплюев ими любуется.

Теперь и отдохнуть можно. (Садится на стул.) Пойдет машина сама собою. (В духе разваливается на стуле и покачивается.) Н-ну, приятель — объясни же мне, что заметил ты особенного в твоем жильце, Силе Копылове? (Дает сигнал.)

Качала режет Шаталу — Шатала Пахомова — Пахомов вскидывается на воздух и валится на Расплюева. Они падают один на другого и катятся по полу. Шум и смятение.

Пахомов. Ой, ой, ой… батюшки, у… би… ли… у… би… ли…

Расплюев (запыхавшись, приподнимаясь с трудом). Ох… стой… Ох — спину сломали… ооо… черти!! палачи! (оправляется) вологоны проклятые, лукопёры… Ишь рыла-то здоровые уставили…

Ох (входит). Что это, — что такое?

Расплюев. Помилуйте, Антиох Елпидифорыч, — вот дворника допрашиваю, так никак не соображусь.

Пахомов. Ох… о… у… би… ли… у… би… ли…

Ох (посмотрев на Пахомова, Шатале). Что же ты, дубовая башка, так дерешься?

Шатала. Их блродие изволили говорить: режь — я и резнул.

Ох. Ты этак человека убьешь.

Шатала. Никак нет, ваше вшсокородие, я снароуку знаю; я его у самый загривок резнул. Мне их брродие строго приказывают: если ты, говорят, у меня человека убьешь, — так я тебя палками закатаю. Так я эфто у предмете имею.

Пахомов (бросается на колени). Батюшка, ваше превосходительство, пощадите; я и так скажу, ей-богу, скажу; мне вот даже повернуть шею невозможно; я что угодно, то и скажу. (Утирает кулаком слезы.)

Ох. А и в самом деле — ну вас, дураков, ступайте вы все к черту. (Выгоняет мушкатеров. Пахомову.) Ну, говори; только ты обстоятельно, братец, говори, — не вертись. Не видал ли ты — оборачивался ли Копылов в зверя или скота какого?

Пахомов. Нет, ваше высокородие, ей-богу, нет; в скота он не оборачивался.

Расплюев. Врешь.

Пахомов (с убедительностью). Ей-богу, не оборачивался; что хотите делайте, не оборачивался; вот в стену — в стену точно что оборачивался.

Расплюев (с жаром). А!.. Вот оно!..

Ох. Каким образом?

Пахомов. А вот сойдет с лестницы — ну — иное дело — случится — в стену и обернется!

Расплюев. В стену?.. Что ж тебе так это и видно?

Пахомов. Как же, ваше благородие, мне так это и видно.

Расплюев. Что ж тебе видно?

Пахомов. А что лица-то не видно.

Расплюев. Так тебе видно, что лица не видно?

Пахомов. Да-с.

Расплюев. А где же лицо?

Пахомов. А в стене.

Расплюев (с жаром). Ай, ай, — а велика ли стена?

Пахомов. Как есть наша стена.

Расплюев. Фу-ты, боже мой!.. Длина?

Пахомов. Двадцать пять сажен.

Расплюев. Вышина?

Пахомов. Пять сажен.

Расплюев (Ванечке). Пиши!! (К публике.) Так вот мороз по всему и ходит. (Оху.) Изволите видеть, ваше высокородие, необыкновенно.

Ох делает утвердительный знак.

И какое согласие показания с Брандахлыстовою-то!.. Два свидетельские показания — полное доказательство!!

Ох. Да, да! (Ванечке.) Составь журнальное постановление, — а дворника под арест.

Пахомов (на коленях). Ваше высокородие, — не погубите!..

Ох. Ни, ни. Нельзя, любезный.

Пахомов. Помилуйте, сударь, кто же будет улицу месть?

Ох. А у тебя есть жена?

Пахомов. Как жены не быть; жена есть.

Ох. Ну жена и выметет.

Пахомов. Где ж ей месть, — она не выметет.

Ох. А городовой придет, — да палку возьмет, вот она и выметет.

Пахомов. Ну разве городовой палку возьмет.

Его уводят.

Ох (Качале). Ну — теперь впусти-ка этого помещика…

Качала осторожно отворяет дверь в темный коридор; Расплюев прячется за Оха.

Явление 9

Те же, из темного коридора медленно входит Чванкин.

Чванкин (осматриваясь). Господа… мое почтение. (Раскланиваясь с Охом.) Если вам угодно меня спросить, то я со всею готовностью. (Раскланивается.)

Ох. Да уж сделайте одолжение…

Чванкин. Я с удовольствием, — я даже с большим удовольствием. Вы бы мне прямо тотчас так сказали — и я бы тотчас с удовольствием… (Ванечке.) Миленький, дай мне перышко — надо будет ответики написать…

Расплюев. Ну — вы знали Тарелкина?

Чванкин (с готовностью). Тарелкина? Нет, не знал.

Расплюев. А Копылова знали?

Чванкин. Копылова знал.

Расплюев. Следствием открыто, что вы находились с подсудимым в странной и таинственностью облеченной переписке.

Чванкин. Какою же таинственностью: я с ним о девках переписывался.

Расплюев. Как? Как?

Чванкин. Я у него трех девок купил.

Расплюев. Трех? трех девок? Вы купили. (Оху.) Воспрещено законом.

Ох. Строжайше… Продолжай.

Расплюев. Когда и с какой целью дозволили вы себе купить у подсудимого девок, и главное в таком количестве?

Чванкин. А вот видите, — признаться, я сам недоумевал.

Ох. Это не извинение, — мы этого не принимаем.

Расплюев. Мы этого не принимаем.

Ох (Расплюеву). Молчи. (Чванкину.) Незнанием, сударь, законов никто да не отговаривается. Извольте показывать.

Чванкин. Жил я в Москве; приходят ко мне из моего симбирского имения мужики. Батюшка, говорят, барин, купите нам девок. — Где ж, мол, я вам, сиволапое стадо, девок куплю? — Да мы уже и сторговали. — И сторговали? — Говорят: сторговали. — Почем? — Да по двадцати по пяти рублев. — За сотню? — Помилуйте, говорят, за штуку. — Хороши? — Важные, говорят, девки… Ну, думаю, дешево!.. Как, скажите, целую этакую девку, как она есть… за двадцать пять целковых!..

Расплюев (с увлечением). Дешево!.. Целую этакую девку… (Показывает как она есть.) Я бы сам дал!!

Чванкин. Вот я их и спрашиваю: где ж, мол, такие девки продаются.

Расплюев. Да, это интересно: где ж они продаются?

Чванкин. Мужики мне и говорят: а по соседству в княжой вотчине у управляющего Силы Силича Копылова. Я к Копылову письмо, он мне ответ, — так наша переписка и пошла.

Ох. Переписка перепиской, а дело все-таки серьезное; девками торговать, сударь, не дозволено.

Чванкин. Нет, позвольте. Ведь это для тягол, это для тягольного счета.

Ох. А мы вот увидим, для чьего счета. По этому обстоятельству неизбежно будет учинить местное дознание, так вы потрудитесь, во-первых, скрепить ваши показания.

Чванкин садится и скрепляет показания по листам.

Расплюев (постояв в раздумье). Эхма!! (Хлопает себя по затылку.) Дешево!!

Ох (Расплюеву). Очнись — облом! (Чванкину.) А во-вторых, сударь, — извольте дать подписочку о невыезде из города.

Чванкин (продолжая скреплять листы). К чему же подписку; что за подписка; я и так из города никуда не поеду.

Ох. Так уж форма.

Чванкин (тверже). Я вам говорю, что не поеду, так вы можете верить. (Встает.) Кажется, между благородными людьми и благородного слова довольно. (Берет шляпу и хочет идти.)

Ох. Нельзя-с.

Чванкин. Однако, черт возьми, когда я говорю, так довольно!.. (Скоро идет к дверям.)

Ох (давая знак мушкатерам). Ей, Качала!..

Качала и Шатала подхватывают Чванкина под руки.

Чванкин. Что это?.. Стойте!.. опять в темную?!

Ох. Да-с. Мы уж попросим опять. (Мушкатерам.) Несите в темную.

Чванкина несут в коридор.

Чванкин (болтая ногами). Ну так я подписку, — я лучше подписку — стойте!.. окаянные!!

Его вносят в коридор.

Я даю подписку!! Две подписки!!

Ох (мушкатерам). Качала!.. Назад!..

Чванкин (вырываясь из их рук). Я с удовольствием — я с большим, черт возьми, удовольствием… вам подписку дам… я хоть три подписки дам.

Ванечка (подавая ему перо). Извольте подписать.

Чванкин подписывает.

Ох (вздыхает). Все, сударь, форма; все форма.

Чванкин раскланивается и уходит.

Явление 10

Ох, Расплюев, входит Варравин.

Варравин. Ну что у вас, господа, делается?

Ох. Следствие производим, ваше превосходительство; два показания уже приобрели, — свидетели показывают!..

Варравин. Что же такое?

Ох. Оборачивался!..

Варравин. Хорошо. (Расплюеву.) Ну что он?

Расплюев. В сильном, сильном томлении.

Варравин. Воды не давали?

Расплюев. Ни капли.

Варравин. И следовательно, тоска большая и силы нет?

Расплюев. Какая сила — чуть не околевает.

Варравин (трет руки). Хорошо.

Расплюев. В последнее время при всей лютости, но ослаб. Сознался. Стал показывать, что у вас служил, только сбивчиво и все врет; искренности настоящей еще нет.

Варравин. Погоди, братец, она будет. (Оху.) Вы имейте в виду, что я как свидетель могу вам сделать очень важное касательно Тарелкина показание. Еще будучи в живых, он вдруг с глубоким огорчением объявил мне, как начальнику, что иногда он бывает зайцем!..

Ох. Собственное признание есть высшее всего мира свидетельство, говорит закон.

Варравин. Да! И что в этом виде собственные его кредиторы производят ему по улицам травлю — что, как он лично меня заверял, доставляет ему несказанные мучения…

Расплюев. Необычайно, ваше превосходительство. Вот, стало, уж имеем в деле два свидетельские показания, что арестант оборачивался, и к этому собственное пред лицом вашим признание…

Ох. По закону — полное доказательство!

Варравин. Стало, дело обставляется отлично!.. Теперь мне непременно надо спросить его по одному предмету. (Оху.) Прикажите подать его сюда.

Ох. Сейчас, ваше превосходительство. Ей, Качала! подать сюда арестанта.

Явление 11

Те же; мушкатеры вносят Тарелкина, привязанного по-прежнему веревкой к стулу.

Тарелкин (слабым голосом). Воды… ох, воды…

Варравин (отходя в сторону — Расплюеву). Допрашивайте.

Расплюев (торжественно). Говори чистосердечно, кто ты таков?

Тарелкин. Ох — я Копылов.

Расплюев. Вздор.

Тарелкин. Ну, я признаюсь, я Тарелкин… только воды… ох… тоска какая…

Расплюев. И этому не верим. Ничему не верим.

Тарелкин. Да дайте мне воды; ну я что хотите, скажу, только воды…

Расплюев. Говори — ты мцырь?

Тарелкин. Ну, мцырь.

Расплюев. Ты вуйдалак, упырь?

Тарелкин. Да, да… ох…

Расплюев. Кто твои сообщники?

Тарелкин. Весь Петербург и вся Москва.

Расплюев (Оху). Вот оно!.. (Вслух.) Показывай поимянно — кто и кто?

Тарелкин. Мало ли их!..

Расплюев. Показывай, говорю!.. Ну главных зачинщиков показывай!

Тарелкин. Максим Варравин, экзекутор Живец, частный пристав Ох, квартальный поручик Расплюев.

Расплюев (смешавшись). Вот те раз!.. (Оху.) Что же тут прикажете делать.

Варравин (Расплюеву). Продолжай!..

Расплюев. Говори, что вы делали?

Тарелкин. Ох… людей морили… Вот вы теперь меня морите… ох…

Расплюев (строго). Ты у меня не вертись… Кого вы уморили?

Тарелкин. Муромского уморили.

Расплюев. Что же, кровь высосали?

Тарелкин. Да, всю кровь высосали… да дадите ли вы мне воды — змеиные утробы… Что это… Какой жар стоит… Какое солнце печет меня… Я еду в Алжир… в Томбукту… какая пустыня; людей нет — всё демоны…

Варравин (тихо, Оху и Расплюеву). Выйдите — я его сам допрошу.

Ох и Расплюев выходят в залу присутствия.

Явление 12

Варравин в Тарелкин.

Варравин (подходя к Тарелкину). Я здесь! пустой человек!! Ты в моих руках — все открыто — все знаю — ты пропал!

Тарелкин (тоскует). Ох… ох… мне все равно…

Варравин. Признайся, ты украл бумаги…

Молчание.

Отдай — в Сибири будешь…

Тарелкин (поглядев на Варравина). Оттого и в Сибири не буду, что не отдам!!

Варравин. Умрешь.

Тарелкин. Умру, — а не отдам!..

Варравин. Томительно умрешь. Я жаждой уморю… Ей, Качала!

Качала входит.

Принеси, братец, мне стаканчик воды.

Тарелкин. О мучение какое… что это… жар какой…

Качала подает Варравину воду.

Варравин (пьет). Хорошая вода. Что, братец, проточная или ключевая?

Качала. Ключевая, ваше превосходительство, прямо из реки.

Варравин. Хорошо, братец, ступай себе.

Тарелкин (мечется). У… у… боже мой… какое мучение… (Варравину.) Нате вот!.. Возьмите их!.. (вытаскивает из-под сюртука бумаги) вот они… ваши бумаги… только воды… (протягивает руку) дайте… дайте…

Варравин (берет бумаги). Постой… ты, пожалуй, обманешь… (Рассматривает бумаги). Так; так; они! (Дает ему воду.) Ах, предатель, — ах, злодей.

Тарелкин пьет.

Ах, змея — доморощенная змея.

Тарелкин (пьет). Максим Кузмич, куда же мне теперь деваться? (Оправляется.) Я лучше куда-нибудь уеду…

Варравин (развязывая веревку). Ступай к черту, провались в ад, — только с глаз-то уйди.

Тарелкин (встает и оправляется). Ну — матенька, ваше превосходительство, Максим Кузмич… ну не сердитесь — будьте отцом родным. (Кланяется.) Простите! Ну что делать; не удалось — ну ваша взяла… (Смеется.) Только ради самого создателя вы мне теперь помогите: бумаги-то, бумаги копыловские отдайте: куда мне без них! Формуляр-то его, — я тотчас в Москву и улизну.

Подходят оба к столу и роются в бумагах.

Варравин. Вот тебе формуляр — возьми! (Дает ему формуляр.)

Тарелкин. А аттестаты-то, аттестаты!..

Варравин. Вот тебе и аттестаты (дает ему аттестаты), только провались.

Тарелкин. Я уйду; ей-богу, уйду… только, Максим Кузмич… (становится в просительную позу) — на дорогу-то… вы уж того…

Варравин (с отчаянием сует руку в карман). На тебе, на!.. черт, дьявол, вурдалак проклятый!.. (Дает ему деньги.) Кровь ты мою высосал!! (Проталкивает его к двери.)

Тарелкин (в глубине сцены снимает парик, вынимает зубы, горбится и принимает прежний вид Копылова. Потом обертывается и выходит на авансцену. Медленно окинув взглядом публику). Господа, вам не надо ли управляющего имением?.. имею вот аттестаты (показывает аттестаты); об опытности и говорить нечего: прошел огнь и воду! Насчет честности — сами видели: за правду страдал!.. Удостоверение могу представить от любого общества сельского празднословия… но особенное чувствую влечение заняться винокуренной операцией — это уж просто натура говорит… Плодопеременные вам севообороты заведу, и с каким угодно удобрением: компосты ли захотите, или костяное, или жидкое, или, может быть, потверже любите — все могу! Или Либихов порошок, так своими руками сделаю. Одно слово, введу вам прогресс: рациональное хозяйство на вольнонаемном труде… так обделаю, что только ахать будете… Право, подумайте… Харррроший случай!.. (Подождавши.) Что же? Нет!.. Не хотите? (Обращаясь к одному из зрителей.) Сделайте одолжение, милостивый государь, потрудитесь записать на случай мой адрес: его высокоблагородию — надворный советник-с — Силе Силичу Копылову — вот их превосходительству Максиму Кузмичу (указывает на Варравина); они мне передадут-с. (Раскланивается и убегает.)

Варравин (кричит ему вслед). Я тебе говорю: ступай прямо в пекло, — там тебе не откажут — примут!..

Занавес опускается.
1869


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.