Смоляной бычок

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Смоляной бычок
украинская народная сказка в пересказе Г. П. Данилевского
Опубл.: 1860. Источник: Г. П. Данилевский Из Украйны. Сказки и повести (в трех частях). Том 1. — СПб.: Типография торгового дома С. Струговщикова, Г. Похитонова, Н. Водова и Ко, 1860 г. — С. 45–51


Смоляной бычок

Жил да был старик со старухою.
Вот старуха и давай просить:
— Ты слепи мне, дед, слепи бычка
Из смолы из вару черного!
Как слепил старухе дед бычка,
Гнала в степь она пасти его;
Под ракитою садилася,
Начинала приговаривать,
Приговаривать-причитывать:
— Ты пасись бычок по выгону,
Пряжу я тем часом выпряду;
Ты пасись, пасись по травушке,
По муравушке дубравушке!
Вот ушла старуха с выгону.
Из-за темных гор медведь бежит,
Раскричался, разаукался:
— Кто такой ты, кто такой,
Отвечай передо мной!
Смоляной бычок в ответ ему:
Так и так, бычок я маленький,
Из простого вару слаженный!
Говорит медведь, подумавши:
— Коль бычок ты не простой,
Коль и вправду смоляной,
Дай смолы мне комок,
Заплатать подбитый бок!
Смоляной бычок на эту речь
Не перечит, соглашается.
Принялся медведь смолу сдирать
И завязил зубы острые...

Смотрит баба, перед вечером,
К воротам бычок бегом бежит,
Волочет медведя бурого.
Увидал старик, разахался;
Запер в погреб косолапого.
А зарей старуха до свету,
Гнала в поле вновь бычка пасти;
Под ракитою садилася,
Начинала приговаривать,
Приговаривать, причитывать...
Не успела выйти с выгона,
Выбегает волк из темных лоз,
На бычка на одинокого
Раскричался, разаукался;
Просить вару, вару черного,
Заплатать подбитый волчий бок.
Смоляной бычок на эту речь
Не перечит, соглашается.
Заходился волк смолу сдирать,
И завязил зубы острые...

Смотрит баба, перед вечером,
К воротам бычок бегом бежит,
Тащит сзади волка серого...
Запирал и волка в погреб дед.
Через день опять бычок бежал,
За собой тащил к околице
Он лисицу патрикеевну,
Побродягу и курятницу,
А за ней и зайку белого,
Зайку белого прыгучего,
Скомороха и капустника.

Вот когда их понабралося,
Дед садился перед погребом,
Начинал точить на камне нож.
Той порой медведь расспрашивал:
— Для чего, чего ты, старый дед,
У порога точишь острый нож?
— Для того, что шубу зимнюю
Шить мы с старою задумали!
— Ты меня не трогай, дедушка! -
Говорил медведь из погреба:
— Прикачу тебе за это я
Бочку меду, меду чистого!
Дед пускал на волю мишеньку,
Вновь точил на камне острый нож;
Старый волк из ямы спрашивал:
— Для чего, чего ты, старый дед,
У порога точишь острый нож?
— Для того, что к шубе шапочку
Шить мы с старою задумали!
— Ты меня не трогай, дедушка! -
Говорил ему из ямы волк:
— Отплачу тебе за это я,
Пригоню табун коней степных!
Дед пускал и волка серого,
Вновь садился нож точить-острить
На лису он патрикеевну,
Побродягу и курятницу;
И на зайку косолапого -
Деду старому подспорьице,
Рукавицы на морозный день
На метель, на снег наушники.
Слезно деду оба плакались...
Притащить лисица старому
Всякой птицы выкликалася;
А старухе белый заинька
Всяких лент, серег, узорочья,
И мониста самоцветного...

Выпускал на волю старый дед,
Выпускал лису-курятницу.
Выпускал за ней и заиньку;
Сам садился на заваленку,
Говорил с своей старухою.

Не успела зорька ясная
Закатиться за околицу,
Стало слышно, дол шумит, гудит,
По горе медведь, к околице,
Катит бочку меду чистого;
Не успели звезды выглянуть,
Месяц выйти в небо синее,
Стало слышно, дол шумит, гудит,
Гонит волк табун коней степных;
Не успели тучки сдвинуться,
Замолчать, заснуть околица,
Стали слышны крики всякие:
Ко двору лисица хлыстиком
Гонит кур, гусей и лебедей,
Гонит с поля патрикеевна,
Только машет себе хвостиком;
А уж зайка, зайка беленький,
Просто диво сделал дивное...

Прибежал в село он дальнее,
(Посиделки там сбиралися) -
Под порогом лег и ну кричать:
— Ох, спасите, девки, заиньку;
Обогрейте меня, красные!
Взяли девки в хату заиньку,
Обогрели его куцего,
Скомороха и капустника.
А когда его на радостях
Нарядили девки красные
В ожерелья, в серьги ценные
И в монисто самоцветное, -
Начал бегать белый заинька,
По печи скакать, по лавочкам,
Да к окошку ближе, ближе все,
Поглядел, прыгнул и был таков...
Уж и гнался ж он проселками,
Уж и гнался ж он окольными...
Прибежал к избе, запыхавшись,
Переждал, маленько дух отвел,
И давай стучать в окно кричать:
— Отворяй ты двери, бабушка!
Принимай ты гостя дальнего,
Гостя дальнего, знакомого,
Не с пустой мошной, с подарками;
Полно охать да печалиться,
Час пришел и покуражиться!

И зажили старцы в радостях,
В холе, в воле, припеваючи;
А когда бычок догадливый
Сослужил им службу верную,
Он на солнце вышел, в самый жар,
И среди двора рассыпался!