Старая погудка на новый лад/Сказка о Петре-королевиче

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о Петре-королевиче
 : № 9
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве, в славном королевстве Араратском жил король с королевою, у них было три сына: большой назывался Василий-королевич, средний Иван-королевич, а меньшой Петр-королевич. И как они пришли все трое в совершенный возраст, то начали проситься у своих родителей свету посмотреть и себя показать. Король долгое время не соглашался на их просьбу, но напоследок усильное прошение меньшего их сына убедило короля дать им позволение.

Королевичи, получа благословение от своих родителей, поехали из своего королевства и ехали путем-дорогою долгое время; напоследок приехали в неизвестное им государство и расположились в заповедных лугах. Между тем король того королевства начал клич кликать, кто бы мог найтиться в его государстве такой, который бы умел разводить коней. Причиною сего было то, что во всем его государстве был ужасный конский падеж, и с того времени никак не могли развести лошадей. Петр-королевич, услышав о сем, объявил о себе королю, что он искусен разводить лошадей. Король весьма сему обрадовался и, не зная о его происхождении, пожаловал его первым своим конюшим, а братьев его придворными лакеями. Петр-королевич, вступя в должность свою, начал оную отправлять со всякою рачительностию и прилежанием. Был же у него конь премудрый, который многие подавал ему советы и наставления в разведении конском.

В одно время Петр-королевич между прочими разговорами с прочими конюхами сказал, что сия должность не очень для него трудна, но он может еще что-нибудь сделать и важное. И если он только захочет, то в каком бы то ни было королевстве легко достать может всякую прекрасную королевну. Поговоря еще и о прочих разных материях, пошел к своей должности. Спустя несколько дней донеслись королю те самые слова Петра-королевича, что он хвалился достать прекрасную королевну. Выслушав сие, король весьма обрадовался и, призвав к себе своего конюшего, говорил ему: «Любезный мой друг! Правду ли ты сказывал, что можешь достать во всяком королевстве прекрасную королевну, если только захочешь? Когда сие справедливо, то прошу тебя достать мне королевну из Прелонзского королевства, к которой я уже несколько лет пылаю любовию. За таковую твою верную мне услугу подарю тебе половину моего государства. Если же, напротив, ты похвалился, а сего сделать не сможешь, то я прикажу тебя казнить злою смертию, и никак не избегнешь ты сего наказания». Королевич, выслушав короля, объявил ему, что он действительно сие исполнит, и, подтвердя сие многими словами, пошел вон из королевских покоев и, пришед на конюшню, начал неутешно плакать, рассуждая сам с собою о том, что хотя и обещался королю сослужить такую службу, однако оная свыше его сил. Конь, добра лошадь Петра-королевича, увидя, что он неутешно плачет, спросил его: «О чем ты так плачешь?» — «Как мне не плакать, — отвечал королевич, — я в шутки разговаривал с конюхами, что могу достать прекрасную королевну, в каком бы то королевстве ни было, если только захочу; но сии самые речи дошли до короля и он нарядил меня сослужить ему службу: съездить в Прелонзское королевство и увезти оттуда королевну, в которую он давно влюблен; если же я сего не исполню, то обещана мне смертная казнь». — «Есть о чем тужить, — говорил конь Петру-королевичу, — молись Богу, ложись спать — утро вечера мудренее». Петр-королевич послушал совета своего доброго коня и лег спать. Как скоро он проснулся на другой день, то уже видит себя в Прелонзском королевстве, и конь, подошед к нему, человеческим голосом говорил ему: «Слушай, Петр-королевич, сей король будет искать садовника, то ты назовись искусным мастером в разведении садов и увидишь, что будет». Королевич с охотою своею обещался исполнить его приказание.

В следующий день король начал кликать клич, кто бы нашелся такой в его королевстве, который бы умел разводить сад, тот бы явился немедленно к королю, за что получит от него великое награждение. Лишь только клич прокликали, то королевич назвался искусным в разведении садов, пришел во дворец и приказал о себе доложить королю. Король Прелонзский, услышав о сем, весьма обрадовался и, препоруча ему свой сад в полное смотрение, приказал оный разводить, дав ему потребное число работников. Петр-королевич, вступя в новую должность, с помощью коня столько успел в своем деле, что в короткое время развел прекрасный сад, и, пришед, объявил о сем королю, который, видя его искусство, несказанно удивлялся. С великим восхищением прогуливался он по саду, напоследок возвратясь во дворец, объявил о сем своей дочери, которой и позволил идти гулять, если только ей сие будет угодно. Королевна, получа родительское позволение, в провожании многих фрейлин пошла в сад, и расположение оного столько ей понравилось, что она подобного сему не нахаживала во всем государстве своем. Как только фрейлины взошли в сад, то бросились рвать ягоды, которые такую имели в себе силу, что кто бы ни съел ягоду, то всяким овладеет сон: и так все фрейлины объяты были крепким сном. Королевич же, по научению коня своего, далее отводил королевну, дабы она сего приметить не могла. И как подошли они к забору, то королевич, подхватя ее поперек, посадил на своего коня и сам на него сел, который в то время их дожидался, и поскакал в свое королевство. Конь бежал как быстрая птица и в скорое время королевну привез в то королевство.

Король, увидя, что его конюший исполнил его приказание, весьма сим был доволен. Выходил он на красное крыльцо, встречал Прелонзскую королевну, принимал ее за белы руки, вводил в палаты белокаменны, сажал за столы дубовые и скатерти браные, потчевал яствами сахарными и напитками сладкими. Между тем король предложил Прелонзской королевне, что уже столько времени пленяся ее красотою, пылает к ней любовию и имеет намерение вступить с нею в законный брак. «Очень хорошо, — говорила королевна, — я от сего никак не отказываюсь, но тогда только соглашусь идти за вас в замужество, когда тот же самый человек, который умел увезти меня, привезет мое подвенечное платье, которое положено в соборной церкви под королевским местом». Король, выслушав сие, согласился удовлетворить ее гордому требованию: позвал тотчас пред себя своего конюшего, которому приказал изготовляться вторично ехать в Прелонзское королевство для взятия платья подвенечного королевнина, и рассказал ему король, что оное положено в соборной церкви под королевское место. Петр-королевич, получа такое приказание от короля, обещался оное исполнить, не отговариваясь нимало, и, пришед на конюшню, начал по-прежнему неутешно плакать. Конь, добра лошадь, услышав, что королевич плачет, спрашивал его: «О чем плачешь, Петр-королевич?» — «Как мне не плакать, конь, добра лошадь? Король нарядил меня сослужить для себя такую службу, которой никак я произвести в действо не могу, но лишиться должен жизни своей» — и по сем рассказал коню своему о всем том обстоятельно, что приказано ему было от короля исполнить. Выслушав сие, конь сказал королевичу: «Не плачь и не тужи, Петр-королевич, это не служба, а службишка; молись Богу, ложись спать — утро вечера мудренее».

Петр-королевич проснулся в следующий день и увидел, что он перенесен конем своим в Прелонзское королевство и что лежал на заповедном королевском лугу, а конь около его похаживал и ел траву-мураву. Потом подошед к нему, конь говорил человеческим голосом: «Слушай, Петр-королевич, возьми две сумочки, надень на себя и поди в церковь в виде нищего, а я буду бегать около церкви златогривым конем, и когда все из церкви выйдут вон смотреть и ловить меня, то ты в сие время старайся проворнее достать платье королевны и, положа его в обе сумочки, выдь так же из церкви; по сем подойди к королю и проси позволения поймать меня». Королевич обещался исполнить в точности все то, что ему ни приказывал его добрый конь.

Между тем достал он для себя две сумочки и, повеся их через плечо, пошел в соборную церковь и стал у самых дверей. И как король в великом провожании своих придворных пришел в церковь, то вдруг увидел, что около церкви бегает златогривый конь, и, желая оного поймать, вышел из церкви, а за ним последовал и весь народ, и начали бегать за конем. В сие время Петр-королевич с поспешностию торопился достать королевнино подвенечное платье и, положа оное в свои сумочки, вышел также будто посмотреть коня. Наконец, подошед к королю, с великою учтивостию требовал его позволения, говоря: «Милостивый государь! Я смолоду был великий искусник ездить на конях, то не позволите ли мне испытать прежних моих сил и половить сего коня. Может быть, к неожиданному счастию, удастся мне получить в сем желаемый успех?» Король благосклонно его выслушал и приказал ему ловить коня. Королевич с прочим народом начал бегать за конем; конь же, увидя его, удалялся далее, а королевич следовал за ним и, наконец схватя коня за узду, сел на него и поскакал во всю прыть конскую и уехал из глаз всего народа. Потом благополучно прибыл в свое королевство.

Как скоро пришел во дворец и отдал королю привезенное с собою подвенечное королевны платье, то король его благодарил и обещался таковой труд наградить тем, что прежде обещал ему. Король, взяв платье, пошел в покои королевны, которой, отдавая оное, сказал: «Государыня моя, вот исполнено ваше требование, теперь остается нам торжествовать брак». Королевна, приняв платье, говорила королю: «Очень хорошо, я от брака с вами не отказываюсь, а прошу только исполнить последнюю мою просьбу. Когда тот человек умел увести меня и унести мое платье, то пускай же он привезет сюда подвенечную мою карету, а без того я никак не соглашаюсь вступить с вами в супружество». Король, выслушав ее последнее требование, обещался оное исполнить. Призвав к себе своего любимого конюшего, приказывал ему, чтобы он сослужил ему последнюю службу, съездил бы еще в Прелонзское королевство и привез оттуда подвенечную карету королевны. Королевич, получа такое приказание от короля, обещался оное исполнить и, пришед на конюшню, говорил своему коню: «Гой ты еси, конь, добрая моя лошадь, сослужил ты мне две службы, сослужи и третью. Король нарядил меня ехать в Прелонзское королевство и увести оттуда подвенечную карету королевны». Конь, выслушав слова королевича, отвечал ему человеческим голосом: «Вот это, Петр-королевич, служба; однако не отчаивайся, молись Богу, ложись спать — утро вечера мудренее». Королевич, будучи занят различными мыслями, лег спать.

В следующий день, проснувшись, увидел себя в Прелонзском королевстве лежащего на заповедных королевских лугах, а конь похаживал около его и ел зелену траву-мураву. В сие время Прелонзский король начал кликать клич, кто бы нашелся такой в его королевстве, который бы искусен был в разведении коней, тот бы явился к самому королю, от которого получит за сие достойное награждение. Тогда конь говорил Петру-королевичу человеческим голосом: «Петр-королевич! Назовись ты искусным конюшим и поди к королю, разводи у него лошадей, я тебе в сем помогу, только слушай меня, не прельщайся ни на какие подарки сего короля, но служи верою и правдою тому, к которому ты сперва вступил в службу». Петр-королевич обещался последовать совету своего коня и исполнять все его приказания. Между тем пришел к Прелонзскому королю и объявил ему о себе, что он искусный конюший и умеет обходиться с лошадями. Король весьма сему обрадовался и пожаловал его на первый случай главным своим конюшим.

Петр-королевич с рачением отправлял свою должность, что приметя, король в один день призвал его к себе и говорил ему: «Мне не нужно знать о твоем роде, а я прошу тебя остаться в моем королевстве; за таковое твое искусство и рачительное отправление должности пожалую тебя первым своим министром». Королевич, выслушав все то подробно, что ни предлагал ему король, ответствовал ему напоследок с почтением: «Ваше величество! Я бы с охотою моею желал остаться в вашем королевстве, но мне сего учинить невозможно, поелику я уволен на несколько времени от своего короля для обучения разводить лошадей; и как я понял сию науку, то уже время возвратиться в свое королевство. Но в знак моего почитания к особе вашей я соглашаюсь еще промедлить несколько в вашем королевстве и развести совершенно лошадей». Король доволен был его ответом таковым и просил его употребить со своей стороны старание в разведении лошадей во всем его королевстве, что обещался исполнить Петр-королевич. После сего пошел к своей должности и начал всякий день проезжать лошадей, закладывая их в разные кареты, в ящики которых ставил довольно крепких напитков, кои выпивали придворные лакеи. В некоторое время конь говорил королевичу, что уже пора им возвратиться в свое королевство. «Итак, завтрашнего дня заложи ты хороших лошадей в королевнину карету; ты сядь кучером, а я превращусь в человека и буду форейтором». Как было конем сказано, так и исполнено. Королевич, поутру вставши, приказал охомутать самых лучших лошадей и заложить оных в подвенечную королевны карету, в ящики коей поставил пьяных напитков и приказал лакеям стать за каретою, а конь его сел форейтором, и поехали со дворца. Лакеи устали, за каретою стоя, то сели в оную и, напившись допьяна, уснули в оной. А королевич, несколько ездя по городу, напоследок поехал вон из города, и поскакали прямо в свое королевство, куда прибыв, донес немедленно о сем королю, который, дожидался его возвращения долгое время, отчаялся уж совсем, думая, что сей службы он исполнить не может. Как скоро уведомили короля о приезде его конюшего, то он тотчас приказал его представить к себе. Королевич взошел в королевские палаты, донес королю, что он исполнил с великим успехом последнюю службу. Король, услышав сие, несказанно обрадовался и пошел в покои королевны, уведомил ее, что последняя ее просьба исполнена. Королевна же, не имея более причины чем отказываться от замужества, согласилась вступить с ним в брак. Король, не отлагая далее времени, приказал изготовлять все потребное к брачному торжеству, по окончании коего щедро наградил Петра-королевича, дав ему половину своего королевства, и узнав, что он королевский сын, выдал за него свою сестру, и все начали жить благополучно.