Старший лейтенант Волков (Шуэр)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старший лейтенант Волков
автор Александр Михайлович Шуэр (1902—1941)
Опубл.: 5 июля 1941. Источник: «Красная звезда», № 156 (4911), с. 3


Тихий, безветренный день. Солнце пышет жаром. Небо поблекло от зноя. Над головой медленно плывут белые, как снег, облака. Ежеминутно они меняют формы, сходятся, расходятся и удаляются куда-то на восток.

Сейчас не время любоваться этим величественным движением облаков, но снизу их провожают вдаль долгими, внимательными взглядами. Точно разбойники в кустах, в завесе облаков обычно прячутся фашистские самолеты, чтобы неожиданно ринуться коршунами на добычу и трусливо улететь от преследователей. Они боятся советских орлов, от которых невозможно уйти живыми, и действуют из-за угла, как бандиты. Открытого боя они избегают. Смелые лобовые атаки советских летчиков приводят их в ужас.

А облака плывут и плывут над полями зреющей ржи, над раскинувшимся среди них аэродромом.

Издали слышится гул моторов. С каждой секундой он нарастает, и вот под облаками уже виднеется стая советских «чаек». Внизу, вскинув головы, считают самолеты: один, два, три… девять…

— Все, все — говорят друг другу летчики, и огрубелые в боях, бронзовые от загара лица озаряются радостными улыбками. «Чайки» приземляются, подруливают к линии, оставляя за собой хвосты густой клубящейся пыли.

Из одного самолета выскакивает высокий худощавый летчик и, прихрамывая, подходит к товарищам. Недавно он был ранен в левую ногу. Его отправили в госпиталь. Пролежав на койке два часа, он вернулся в часть. С тех пор он уже совершил несколько успешных полетов.

— Как дела, Волков? — окружают его друзья. Ему не дают ответить. Молодой летчик, следующий за Волковым, с гордостью сообщает:

— Только что наш командир сбил третьего «Мессершмитта». Знаете, прямо в мотор угодил.

Да, сегодня было жаркое дело. Группа самолетов во главе с Героем Советского Союза капитаном Красноюрченко отправилась в тыл врага на выполнение боевого задания. Ей удалось обнаружить крупный вражеский штаб. Под деревьями они увидели легковые машины, замаскированные ветвями, в рощице виднелись цистерны с горючим, вокруг стояло несколько танков и бронемашин, по дороге шла колонна танков и артиллерии.

Офицеры и солдаты, услышав шум моторов, стали разбегаться в стороны, но их повсюду настигали советские бомбы, которые посыпались на головы врагов. После сигнала капитана Красноюрченко бомбовый залп обрушился на цистерны, и они запылали. Танки метнулись в стороны, поднялись на дыбы кони, кверху полетели колеса орудий, отовсюду сквозь черный дым рвались языки пламени.

Старший лейтенант Волков, сбросив бомбы, стал обстреливать перетрусивших фашистов с бреющего полета. Он хорошо видел все поле боя. За кустами он заметил три легковых машины. Несколько фашистских вояк в страхе забились под них. Волков совершал один заход за другим, расстреливая врагов из пулеметов. Он изрешетил машины, уничтожая тех, кто прятался под ними.

Выбрав новую цель, он повел свою «чайку» в третий заход. Наблюдая за землей, он ни на секунду не забывал следить за зенитом. Идя в новый заход, он увидел, что к хвосту самолета его любимого командира капитана Красноюрченко пристроился «Мессершмитт-109».

— Командиру грозит опасность, — мелькнуло в мозгу, — немедленно на помощь.

Быстрый маневр снизу вверх, и Волков в хвосте вражеского истребителя. Он напрягается, как струна, нажимает на все гашетки, влагает в пулеметы всю свою волю, чтобы сберечь командира от предательски подкравшегося к нему врага.

Очередь за очередью, красная линия пуль вонзается в «Мессершмитт», и тот стремительно уходит влево. Волков направляет свою «чайку» вслед за ним, но в это время другой «Мессершмитт» бросается на него. Волков принимает атаку врага, смело идет ему в лоб. Расстояние между «чайкой» и «Мессершмиттом» сужается.

У кого нервы крепче, кто дольше выдержит? «Ни за что не сверну в сторону», — упрямо решает Волков, посылая во врага очередь за очередью. Он целит прямо в мотор, прямо в черное сердце врага.

Доли секунды кажутся часами. Еще мгновение, и самолеты столкнутся, между ними остается каких-нибудь 50 метров... «Сейчас смерть, — думает Волков. — Но вместе со мной погибнет враг, я уничтожу его своим самолетом, как снарядом».

И тут он видит, как из мотора «Мессершмитта»« показывается черный дым, и тот падает, освобождая путь советской «чайке».

Все в порядке! Волков осматривается: слева и справа от себя он видит младших лейтенантов Демича и Зозулю. Это они охраняли его в то время, когда он вел бой.

— Спасибо, товарищи, — с благодарностью шепчет Волков.

…Расставшись с друзьями, Волков идет отдыхать. Он шагает среди ржаного поля, золотящегося на солнце. Посевы кое-где помяты, потравлены. Он вспоминает сожженные врагом деревни, улицы городов, трупы женщин и детей, зверски расстрелянных из пулеметов фашистскими стервятниками. Ненависть к подлому врагу еще более кипит в его сердце. Он идет мимо командного пункта.

Получен новый приказ о вылете в бой.

— Разрешите и мне лететь, — просит он у капитана Красноюрченко.

— Но вы ведь только что вернулись.

— Я не устал.

— Нет, лучше отдыхайте.

— Товарищ капитан, прошу…

— Приказываю вам отдыхать, — строго говорит Красноюрченко и теплым взглядом провожает уходящего летчика.

Он неутомим, этот Волков. Уже в первый день войны он совершил 9 боевых вылетов с девяткой самолетов. Он гнал вероломно напавшего на советскую землю врага, гнал от наших городов, деревень, от развертывающихся советских войск, гнал и расстреливал. В первый же день войны он открыл счет сбитых им самолетов, немецких бомбардировщиков «Хейнкель-111». Волков получил задачу патрулировать город и, следуя к городу со своими орлятами, он по привычке зорко всматривался в зенит над самым городом. Он заметил фашистский самолет со свастикой па хвосте. Враг летал над городом, видимо, занятый выбором об'екта для бомбежки.

Волков повел свою стайку в атаку. После первых же его очередей фашистский стрелок прекратил огонь. Значит, он убит или тяжело ранен. Приблизившись к бомбардировщику на расстояние 150 метров, Волков стал осыпать его градом пуль. Всю силу огня он направил на баки с горючим. Наконец, вспыхнуло пламя. Бомбардировщик загорелся и стал падать.

Спадает жара. Длинные тени тянутся от деревьев по дороге. На площадке аэродрома снова клубится пыль. Группа «чаек» уходит в воздух. Среди них уходит и старший лейтенант Волков. Пожелаем же отважному летчику, как всегда, вернуться с победой!

А. ШУЭР
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу).


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.