Страница:Афанасьев. Народные русские легенды. 1914.djvu/254

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

но было, назадъ тому триста лѣтъ“. Потомъ распросилъ онъ крестьянскаго сына, кто онъ таковъ и откуда явился; а какъ узналъ обо всемъ, велѣлъ причетникамъ обѣдню служить: „это, говоритъ, меньшой братъ Христовъ!“ Стала обѣдня отходить, началъ крестьянской сынъ умаляться; окончилась обѣдня—и его не стало.—(Записана въ Зубцовскомъ уѣздѣ Тверской губерніи).


Въ приведенныхъ нами легендахъ особенно любопытны указанія на тѣ мученія, которыя ожидаютъ грѣшниковъ за гробомъ. Эти народныя повѣрья запечатлѣны отчасти тѣмъ-же вещественнымъ характеромъ, который такъ ярко отразился въ лубочныхъ картинахъ, изображающихъ страшный судъ и смерть грѣшника. Неразвитый умъ и огрубѣлое чувство простолюдина не въ силахъ представить себѣ, чтобы муки душевныя могли быть нестерпимѣе тѣлесныхъ, и онъ убѣжденъ, что за тяжкіе грѣхи посадятъ его въ котелъ съ кипящею смолою, повѣсятъ за языкъ, ребро или за ногу, станутъ мучить на огненномъ ложѣ (см. № 27: „Кумова кровать“), бить раскаленными желѣзными прутьями; вѣритъ, что клеветникъ и лгунъ будутъ по смерти лизать горячую


Тот же текст в современной орфографии

но было, назад тому триста лет». Потом распросил он крестьянского сына, кто он таков и откуда явился; а как узнал обо всём, велел причетникам обедню служить: «это, говорит, меньшой брат Христов!» Стала обедня отходить, начал крестьянской сын умаляться; окончилась обедня — и его не стало. — (Записана в Зубцовском уезде Тверской губернии).


В приведенных нами легендах особенно любопытны указания на те мучения, которые ожидают грешников за гробом. Эти народные поверья запечатлены отчасти тем же вещественным характером, который так ярко отразился в лубочных картинах, изображающих страшный суд и смерть грешника. Неразвитый ум и огрубелое чувство простолюдина не в силах представить себе, чтобы муки душевные могли быть нестерпимее телесных, и он убежден, что за тяжкие грехи посадят его в котел с кипящею смолою, повесят за язык, ребро или за ногу, станут мучить на огненном ложе (см. № 27: «Кумова кровать»), бить раскаленными железными прутьями; верит, что клеветник и лгун будут по смерти лизать горячую