Страница:БСЭ-1 Том 64. Электрофор - Эфедрин (1934).pdf/133

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

его доходы позволили это, он (с конца 50-х гг.) стал содержать две квартиры: «официальную» и частную. Большей частью в последней он встречался со своими близкими друзьями и политическими единомышленниками, как Вильгельм Вольф, Карл Шорлемер и Самюэль Мур. Здесь же жила его жена Мери Бернс, ирландская работница, с к-рой Э. познакомился еще во время своего первого пребывания в Англии и с которой он вновь сошелся в 1851 в Манчестере. Год спустя после ее неожиданной смерти в 1863 Энгельс женился на ее сестре Лизи, умершей в 1878.

Первые два года после переселения в Манчестер Э. оказывал существенную помощь Марксу в его борьбе против интриг фракции Виллиха—Шаппера в «Союзе коммунистов». Он сохранял еще свои связи с чартистами, писал статьи для их журналов и небезуспешно старался склонить их в вопросах фракционной борьбы немецкой эмиграции на сторону Маркса. В конце 1851 Энгельс написал для Маркса большую статью (направленную против фантастических планов революционного офицера Техова, друга Виллиха) о грядущей войне между революционными и контрреволюционными силами Европы. Эта работа явилась первым плодом начатых Э. в 1851 обширных систематических занятий военными науками для того, чтобы «партия» могла составить себе собственное суждение также и в военных вопросах. С осени 1851 до осени 1852 он написал, вместо Маркса, для «Нью-йоркской трибуны» большую серию статей «Революция и контрреволюция в Германии», представлявших собой мастерский анализ причин «половинчатости» германской революции, разоблачение предательства либеральной буржуазии и трусости мелкобуржуазных демократов, не способных руководить борьбой за полный демократический переворот, за доведение революции до конца. Эти статьи значительно ослабили влияние эмигрировавших в Америку вождей мелкобуржуазных демократов на массы пролетарских эмигрантов. В одной из них Э. развил между прочим теорию восстания как «искусства», дав те знаменитые правила, на к-рые опирался Ленин в октябре 1917. В том же 1852 Энгельс, собравший целый архив об интригах мелкобуржуазной эмиграции и антимарксовой фракции «Союза коммунистов», написал вместе с Марксом оставшуюся в свое время неопубликованной брошюру «О великих людях эмиграции», направленную против рекламной революционной кустарщины «героев» мелкобуржуазной демократической эмиграции. Э. оказал также помощь Марксу в его разоблачении махинаций правительства, суда и полиции во время кёльнского процесса коммунистов.

Из более чем пятисот статей, помещенных Марксом в течение 1851—62 в «Нью-йоркской трибуне», значительная часть, примерно одна треть, принадлежит Э.; кроме того Маркс использовал для своих статей — часто почти дословно — многие письменные сообщения и высказывания Э. Кроме упомянутых статей о революции 1848—49 перу Энгельса принадлежит большинство военных статей, посвященных событиям этого столь богатого войнами десятилетия: статьи о Крымской кампании 1853—56, об Итальянской войне 1859; статьи о второй «опиумной» войне в Китае 1857—58 и о восстании 1857 в Индии. В 1855 Э. написал для одного американского журнала пять статей о состоянии европейских армий. Во время кризиса 1857 Э. дал Марксу для его статей массу сведений, цифровых данных и наблюдений, касающихся хлопчатобумажного рынка. За время 1857—61 Э. написал ок. 100 статей по вопросам военной техники и военной истории для «New American Cyclopaedia», в том числе несколько крупных. В 1861 помогал Марксу в работе над статьями о гражданской войне в Америке для венской «Presse». В 1860—62 им было написано ок. 30 статей об английском добровольческом движении — в связи с угрозой войны между Англией и Францией — для одного английского и одного немецкого военного журнала. Осенью 1864 Энгельс отправился в Шлезвиг, чтобы на месте изучить положение вещей после войны 1864. В 1866 он напечатал пять статей об Австро-прусской войне в «Манчестер гардиан».

Одновременно с этим Энгельс, обладавший совершенно исключительным лингвистическим дарованием, основательно и успешно занимался языками. Эти занятия также должны были помочь ему лучше вооружиться для политич. деятельности. В 1852—53 он изучал славянские языки, «историю, литературу и социальные учреждения» славянских народов, учитывая контрреволюционную роль русского царизма и пропаганду панславизма. В связи с Крымской войной он занимался изучением персидского языка. В 1859, под впечатлением нового подъема национального движения в Германии, он стал изучать древнегерманские языки и германские древности. В 1864 — год Шлезвиг-Гольштинской войны — он изучал скандинавские языки, а в 1869—70, в связи с ирландским вопросом,— кельтско-ирландские языки и кельтско-ирландскую историю.

Партийно-публицистическая деятельность Э. 1859—70 (от Итальянской до Франко-прусской войны). Оживление с конца 50-х гг. демократического и национального движения в ряде европейских стран, подъем рабочего движения в Зап. Европе, острая постановка вопроса об уничтожении крепостного права в России — все эти события вернули Э. к активной партийной борьбе, заставив его хотя и в узких рамках и ненадолго (ибо важнейшей задачей для него все еще было обеспечение материального существования Маркса) вновь выступить на политическую арену.

Поворотным пунктом в этом отношении был 1859, год Итальянской войны, когда на первый план поставлен был вопрос об объединении не только Италии, но и Германии и открылись широкие революционные перспективы. В этом году Маркс издал свою книгу «К критике политической экономии», а в течение лета он редактировал лондонский еженедельник «Das Volk». Для этого еженедельника Э. написал несколько статей об Итальянской войне и оставшуюся неоконченной рецензию на книгу Маркса. В этой последней он заявлял, что главной партийной задачей за истекшие годы передышки была выработка нового материалистического понимания истории. При этом он противопоставлял книгу Маркса как партийный труд, как «первый плод» научных занятий, к-рые вела «немецкая пролетарская партия» — «наша партия» — в годы реакции, когда «непосредственное влияние ее в Германии из-за границы становилось все более и более невозможным»,— деятельности мелкобуржуазной демократии, к-рая в это время занималась исключительно эмигрантскими склоками и дрязгами.