Страница:Бальмонт. Змеиные цветы. 1910.pdf/208

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


И когда Илокабъ замѣтилъ это, война возгорѣлась стараніями Илокаба, который хотѣлъ убить этого царя Котугу, люди же Илокаба хотѣли одного лишь царя, и чтобы былъ онъ съ ними. Что до царя Ицтайуля, хотѣли они его покарать, по причинѣ Илокаба, умертвивъ его.

Но ревность ихъ не успѣла противъ царя Котуги, который снизошелъ на нихъ, прежде чѣмъ погибнуть отъ руки Илокаба. Таково было начало мятежа и смятенія войны.

Вошли они приступомъ, сначала, въ городъ, и провели путь свой избивая: ибо то, чего хотѣли они, это гибели лика Квичей, вознамѣрившись царствовать одни. Но они пришли за тѣмъ лишь, чтобы умереть; схвачены были они и сдѣланы плѣнниками, и только невеликому числу изъ нихъ удалось спастись.

И тогда начали приносить ихъ въ жертву: люди Илокаба были закалаемы передъ Богомъ, въ этомъ кара была за грѣхъ ихъ, по повелѣнію царя Котуги. Въ великомъ числѣ также вступили они въ рабство, и слугами стали невольниками, послѣ того какъ раздавлены были за то, что возжгли войну противъ царя и противъ окоповъ города.

Чтобы имя царя Квичей было разрушено, чтобы ликъ его былъ затемненъ и преданъ поношенію, вотъ чего восхотѣли сердца ихъ; но ничего изъ этого не могло осуществиться. И такъ родились жертвоприношенія человѣческія передъ Богомъ, когда вознесся щитъ войны, причина укрѣпленій города, что начались въ Ицмачи, зачались въ Градѣ Волосатомъ, подъ тѣнью браннаго щита.

Тамъ основалась колыбель его могущества, ибо по-истинѣ велико было царство царя Квичей. Повсюду являлся онъ, окруженный владыками мощными въ дѣлахъ, чарователями, и никого не было, кто смогъ бы ихъ унизить, и никого, кто могъ бы ихъ поколебать, и этимъ укрѣплялось величіе царства, основавшагося въ Ицмачи.

Тамъ возросло обыкновеніе причинять себѣ уколы шипами предъ Богомъ, и ужасъ тамъ возросъ; ужаснулись всѣ народы, малые народы и большіе народы, созерцая шествіе плѣнныхъ, которыхъ приносили они въ жертву, и которыхъ убивали по причинѣ величія и власти царя Котуги, царя Ицтайуля, съ людьми Нигаиба и Агау-Квичей.

Лишь три эти отрасли царскаго рода жили тамъ въ Ицмачи, Градѣ Волосатомъ, каково было его имя, и тамъ, равно, начали они устраивать празднества и неистовства для дочерей своихъ, когда приходили они съ куреніями въ преддверія храмовъ.

Потому-то три отрасли царскаго рода стали собираться во дворцахъ,


Тот же текст в современной орфографии

И когда Илокаб заметил это, война возгорелась стараниями Илокаба, который хотел убить этого царя Котугу, люди же Илокаба хотели одного лишь царя, и чтобы был он с ними. Что до царя Ицтайуля, хотели они его покарать, по причине Илокаба, умертвив его.

Но ревность их не успела против царя Котуги, который снизошел на них, прежде чем погибнуть от руки Илокаба. Таково было начало мятежа и смятения войны.

Вошли они приступом, сначала, в город, и провели путь свой избивая: ибо то, чего хотели они, это гибели лика Квичей, вознамерившись царствовать одни. Но они пришли за тем лишь, чтобы умереть; схвачены были они и сделаны пленниками, и только невеликому числу из них удалось спастись.

И тогда начали приносить их в жертву: люди Илокаба были закалаемы перед Богом, в этом кара была за грех их, по повелению царя Котуги. В великом числе также вступили они в рабство, и слугами стали невольниками, после того как раздавлены были за то, что возжгли войну против царя и против окопов города.

Чтобы имя царя Квичей было разрушено, чтобы лик его был затемнен и предан поношению, вот чего восхотели сердца их; но ничего из этого не могло осуществиться. И так родились жертвоприношения человеческие перед Богом, когда вознесся щит войны, причина укреплений города, что начались в Ицмачи, зачались в Граде Волосатом, под тенью бранного щита.

Там основалась колыбель его могущества, ибо поистине велико было царство царя Квичей. Повсюду являлся он, окруженный владыками мощными в делах, чарователями, и никого не было, кто смог бы их унизить, и никого, кто мог бы их поколебать, и этим укреплялось величие царства, основавшегося в Ицмачи.

Там возросло обыкновение причинять себе уколы шипами пред Богом, и ужас там возрос; ужаснулись все народы, малые народы и большие народы, созерцая шествие пленных, которых приносили они в жертву, и которых убивали по причине величия и власти царя Котуги, царя Ицтайуля, с людьми Нигаиба и Агау-Квичей.

Лишь три эти отрасли царского рода жили там в Ицмачи, Граде Волосатом, каково было его имя, и там, равно, начали они устраивать празднества и неистовства для дочерей своих, когда приходили они с курениями в преддверия храмов.

Потому-то три отрасли царского рода стали собираться во дворцах,