Страница:Бальмонт. Из мировой поэзии.djvu/138

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



1

Есть музыка, чей вздохъ нѣжнѣе упадаетъ,
Чѣмъ лепестки отцвѣтшихъ розъ,
Нѣжнѣе, чѣмъ роса, когда она блистаетъ,
Роняя слезы на утесъ;
Нѣжнѣй, чѣмъ падаетъ на землю свѣтъ зарницы,
Когда за моремъ спитъ гроза,
Нѣжнѣй, чѣмъ падаютъ усталыя рѣсницы
На утомленные глаза;
Есть музыка, чей вздохъ какъ сладкая дремота,
10 Что сходитъ съ неба въ тихій часъ,
Есть мшистая постель, гдѣ крѣпко спитъ забота
И гдѣ никто не будитъ насъ;
Тамъ дышетъ гладь рѣки въ согрѣтомъ полумракѣ,
Цвѣты баюкаетъ волна,
15 И съ выступовъ глядя, къ землѣ склонились маки,
Въ объятьяхъ нѣжащаго сна.

2

Зачѣмъ душа болитъ, чужда отдохновенья,
Неразлучимая съ тоской,
Межь тѣмъ какъ для всего нисходитъ мигъ забвенья,
Всему даруется покой?
Зачѣмъ одни лишь мы въ пучинѣ горя тонемъ,
Одни лишь мы, вѣнецъ всего,
Изъ тьмы идя во тьму, зачѣмъ такъ скорбно стонемъ,
Въ терзаньи сердца своего?
И вѣчно и всегда трепещутъ наши крылья,
10 И нѣтъ скитаніямъ конца,
И духъ цѣлебныхъ сновъ не сгонитъ тѣнь усилья


Тот же текст в современной орфографии


1

Есть музыка, чей вздох нежнее упадает,
Чем лепестки отцветших роз,
Нежнее, чем роса, когда она блистает,
Роняя слёзы на утёс;
Нежней, чем падает на землю свет зарницы,
Когда за морем спит гроза,
Нежней, чем падают усталые ресницы
На утомлённые глаза;
Есть музыка, чей вздох как сладкая дремота,
10 Что сходит с неба в тихий час,
Есть мшистая постель, где крепко спит забота
И где никто не будит нас;
Там дышит гладь реки в согретом полумраке,
Цветы баюкает волна,
15 И с выступов глядя, к земле склонились маки,
В объятьях нежащего сна.

2

Зачем душа болит, чужда отдохновенья,
Неразлучимая с тоской,
Меж тем как для всего нисходит миг забвенья,
Всему даруется покой?
Зачем одни лишь мы в пучине горя тонем,
Одни лишь мы, венец всего,
Из тьмы идя во тьму, зачем так скорбно стонем,
В терзаньи сердца своего?
И вечно и всегда трепещут наши крылья,
10 И нет скитаниям конца,
И дух целебных снов не сгонит тень усилья