Страница:Бальмонт. Полное собрание стихов. Том 05.djvu/55

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Серебряныя мысли полночной тишины,
Вы нѣжны и нарядны на Праздникѣ Весны,
Но что въ васъ тайно дышетъ? Какіе въ звѣздахъ сны?

Серебряныя воды просторовъ неземныхъ,
Въ зеркальностяхъ Природы какой поете стихъ?
Вселенскія озера! Потоки водъ живыхъ!

10 Такъ молча звѣзды съ сердцемъ старался я сплести,
Душой своей вздыхая у Млечнаго Пути,
И талисманъ мечтая межь дружныхъ звѣздъ найти.

Я спрашивалъ, я слышалъ незримую струну,
Забылъ, глядѣлъ ли въ Небо, въ свою ли глубину,
15 Но я любилъ, лелѣялъ влюбленность и Весну.

Душа моя дрожала отъ пѣнья тайныхъ строкъ,
Въ душѣ моей раскрылся невѣдомый цвѣтокъ,
Узнать его названье я никогда не могъ.

Но весь я полонъ пѣнья, сіянья странныхъ сновъ,
20 О, праздникъ обрученья Небесъ и лепестковъ,
О, таинство вѣнчанья созвѣздій и цвѣтовъ!

Тот же текст в современной орфографии


Серебряные мысли полночной тишины,
Вы нежны и нарядны на Празднике Весны,
Но что в вас тайно дышит? Какие в звёздах сны?

Серебряные воды просторов неземных,
В зеркальностях Природы какой поёте стих?
Вселенские озёра! Потоки вод живых!

10 Так молча звёзды с сердцем старался я сплести,
Душой своей вздыхая у Млечного Пути,
И талисман мечтая меж дружных звёзд найти.

Я спрашивал, я слышал незримую струну,
Забыл, глядел ли в Небо, в свою ли глубину,
15 Но я любил, лелеял влюблённость и Весну.

Душа моя дрожала от пенья тайных строк,
В душе моей раскрылся неведомый цветок,
Узнать его названье я никогда не мог.

Но весь я полон пенья, сиянья странных снов,
20 О, праздник обрученья Небес и лепестков,
О, таинство венчанья созвездий и цветов!

МАНДОЛИНА.

Свѣтлый голосъ мандолины сладкой лаской прозвучалъ.
Точно кто-то поцѣлуй мой съ поцѣлуемъ обвѣнчалъ.

Точно кто-то, властнымъ словомъ, вызвавъ къ жизни брызги струй,
Далъ имъ литься, далъ имъ слиться въ долгій влажный поцѣлуй.

Тот же текст в современной орфографии
МАНДОЛИНА

Светлый голос мандолины сладкой лаской прозвучал.
Точно кто-то поцелуй мой с поцелуем обвенчал.

Точно кто-то, властным словом, вызвав к жизни брызги струй,
Дал им литься, дал им слиться в долгий влажный поцелуй.