Страница:Введение в философию (Карпов В.Н., 1840).pdf/86

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Эта страница была вычитана


— 77 —

нашелъ законъ тяготѣнія, то есть опредѣлилъ и значеніе земнаго центра по отношенію къ вещамъ, и свойства вещей по отношенію къ земному центру. Эренбергъ, открывъ, что міръ наливочныхъ животныхъ простирается по всѣмъ царствамъ орудной и не орудной природы, могъ заключить съ Боннетомъ и Гердеромъ, что природа есть нераздѣльная жизнь, являющаяся на безчисленныхъ степеняхъ развитія и входящая въ таинственную связь съ міромъ нравственнымъ. Меллони, нашедши, что лучи свѣта, пропускаемаго сквозь призму, обнаруживаютъ не одинаковую температуру въ частныхъ цвѣтахъ, долженъ былъ прійти къ мысли о поляризаціи теплоты солнечныхъ лучей и теплотвора, освобождаемаго отдѣльными тѣлами планеты[1]. Аристотель, разсматривая процессъ познаванія, утверждалъ, что онъ есть среднее между общимъ и частнымъ, то есть, между разумѣніемъ и впечатлѣніемъ, получаемымъ чрезъ чувства[2]. Вообще, силы и цѣли природы, недоступныя для непосредственнаго наблюденія,

  1. Въ области естественныхъ наукъ дѣлается много великихъ открытій: но эти открытія большею частію увеличиваютъ только хаосъ познаній; потому что теорія далеко позади ихъ, и умъ, развлекаемый ихъ противорѣчіями, не знаетъ, какъ съ ними управиться.
  2. Въ этомъ отношеніи Аристотель правѣе Канта, который формамъ пространства и времени приписавъ чисто субъективное значеніе, поставилъ познаніе почти въ исключительную зависимость отъ міра субъективнаго.
Тот же текст в современной орфографии

нашел закон тяготения, то есть определил и значение земного центра по отношению к вещам, и свойства вещей по отношению к земному центру. Эренберг, открыв, что мир наливочных животных простирается по всем царствам орудной и не орудной природы, мог заключить с Боннетом и Гердером, что природа есть нераздельная жизнь, являющаяся на бесчисленных степенях развития и входящая в таинственную связь с миром нравственным. Меллони, нашедши, что лучи света, пропускаемого сквозь призму, обнаруживают не одинаковую температуру в частных цветах, должен был прийти к мысли о поляризации теплоты солнечных лучей и теплотвора, освобождаемого отдельными телами планеты[1]. Аристотель, рассматривая процесс познавания, утверждал, что он есть среднее между общим и частным, то есть, между разумением и впечатлением, получаемым чрез чувства[2]. Вообще, силы и цели природы, недоступные для непосредственного наблюдения,


  1. В области естественных наук делается много великих открытий: но эти открытия большею частью увеличивают только хаос познаний; потому что теория далеко позади их, и ум, развлекаемый их противоречиями, не знает, как с ними управиться.
  2. В этом отношении Аристотель правее Канта, который формам пространства и времени приписав чисто субъективное значение, поставил познание почти в исключительную зависимость от мира субъективного.